Материалы портала «Научная Россия»

Шёлковый путь к многополярному миру

Шёлковый путь к многополярному миру
Осенью 2013 года председатель КНР Си Цзиньпин анонсировал проект «Один пояс – один путь», главным направлением которого должно было создание трех трансевразийских экономических коридоров и двух морских маршрутов.

Осенью 2013 года председатель КНР Си Цзиньпин анонсировал проект «Один пояс – один путь», главным направлением которого должно было создание трех трансевразийских экономических коридоров и двух морских маршрутов, связывающих экономически развитые страны Восточной Азии и Европы. Предполагается, что реализация такого масштабного проекта окончательно выведет азиатские страны на первые места на мировой арене. Перед нами сегодня стоит вопрос – какое место в изменяющемся мире займет Россия? Будет ли она придатком китайской экономики, кочегаром, подбрасывающим уголь в китайскую печь, или займет штурманское место на международном корабле? О проблемах и перспективах российско-китайского сотрудничества на последнем заседании действующего президиума РАН рассуждал доктор экономических наук Андрей Владимирович Островский. 

Стратегическая инициатива «Один пояс – один путь», выдвинутая Китаем, предполагает возрождение древних маршрутов Шелкового пути, а также создание совершенно новых маршрутов, призванных обеспечить свободные политические, экономические и торговые отношения между Азией и Европой. В рамках проекта «Экономического пояса Шёлкового пути» (ЭПШП) рассматривается создание трех трансевразийских экономических коридоров: северного (Китай — Центральная Азия — Россия — Европа), центрального (Китай — Центральная и Западная Азия — Персидский залив и Средиземное море) и южного (Китай — Юго-Восточная Азия — Южная Азия — Индийский океан). Что касается морских путей, то их планируется организовать по двум маршрутам: один из них берет свое начало на побережье Китая и пролегает через Южно-Китайское море в Южно-Тихоокеанский регион; другой предусматривает соединение приморских районов Китая с Европой через Южно-Китайское море и Индийский океан. 

Проект сам по себе очень сложен, и Китаю придется преодолеть множество серьезных препятствий на пути к его реализации. Это и сокращение экспортных возможностей на традиционных рынках США, Евросоюза и Восточной Азии и попытки Соединенных Штатов ослабить политические и экономические позиции Китая на мировой арене путем создания двух новых структур — Трансатлантического партнерства и Транстихоокеанского партнерства. 

Но достойных перспектив и задач у китайского проекта много – это и социально-экономическое развитие Китая в условиях новых вызовов для него на мировой арене, и обмен информацией между соседними с ним странами и регионами, и создание международных сообщений, обеспечение бесперебойной торговли, движения капитала и межкультурной коммуникации. Наконец, возможность «нащупать» тот путь, по которому мир от однополярного существования наконец-то сможет перейти к многополярному. Как отметил в ходе обсуждения Юрий Владимирович Яковец (ИМЭС), перемещение центра цивилизационного развития с Запада на Восток – это уже не перспектива, а факт, и выдвинутый проект претендует на место крупнейшего проекта XXI века. Китай, который строит свое будущее не на долгах, а на конструктивных диалогах с другими странами и инновационных подходах к политическим и экономическим задачам, способен обеспечить миру многополярное будущее. 

В мире к такому проекту отнеслись по-разному. Кто-то отнесся скептически, считая, что осуществление подобного проекта займет слишком много времени и уже не будет отвечать запросам мира будущего. Кто-то, наоборот, поддержал перспективу построения тесного сотрудничества с Китаем как с возможной будущей сверхдержавой. В конце концов политический аспект мегапроекта был решен, и в 2016 году началась его практическая реализация. 

Для этого были созданы две мощные структуры финансирования - Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ) и Фонд Шелкового пути, в которых страны треугольника РИК (Россия-Индия-Китай) являются главными акционерами. Были организованы 100 экспертных центров для поиска решений задач и проблем, возникающих на пути к реализации задуманного проекта. Пока реализация инициативы «Один пояс — один путь» не так сильно влияет на внешнеторговый оборот Китая, как хотелось бы. Так, доля США, ЕС, АСЕАН, Японии, Кореи, Гонконга и Тайваня как торговых партнеров — почти 70%. При этом, роль России и Индии, реально заинтересованных в проекте, в этих показателях не превышает 2% объема внешней торговли КНР. То же самое можно наблюдать в инвестиционном сотрудничестве Китая со странами в зоне инициативы «Один пояс — один путь».

Еще в 2013 году Си Цзиньпин заявил, что этот проект охватывает интересы не только китайской стороны. И действительно, многие его цели и задачи «пришлись по вкусу» другим государствам – в том числе и России. В то время как Китай предлагал миру свой вариант мирового экономического развития, Россия начала активно развивать Евразийский экономический союз, куда вошли РФ, Белоруссия, Казахстан, Кыргызстан и Армения. Первоначально предполагалось создать зону свободной торговли ЕАЭС с Китаем, однако предложенный Китаем проект ЭПШП имеет заметные преимущества перед проектом ЕАЭС в силу его более древних основ. Уже в 2015 году лидеры двух стран подписали соглашение о сопряжении этих проектов – необходимость в сотрудничестве и объединении усилий была очевидна. Члены ЕАЭС и Китай в рамках ЭПШП могут сотрудничать в модернизации транспортной инфраструктуры, в области строительства, энергетики, добычи ресурсов и высоких технологий. Более того, проекты очень схожи в постановке задач упрочнения межкультурной коммуникации между странами-участницами. 

Выгода Китая в реализации этих проектов понятна. В чем же выгода для России? Сопряжение двух крупномасштабных проектов позволит членам ЕАЭС создать огромную транзитную зону для грузов из Европы в Азию, а также расширить рынки сбыта своей продукции на территории Китая и других стран Азии. Кроме того, подобное взаимодействие даст России возможность расширить торгово-экономическое сотрудничество со странами Шанхайской организации сотрудничества. В этом, безусловно, состоит и экономическая выгода для самих стран-участниц ШОС, теперь уже более уверенных в перспективности сотрудничества с Россией, активно проявляющей себя в отношениях с КНР.

Важным этапом в этом сотрудничестве станет строительство единой высокоскоростной пассажирской железнодорожной магистрали «Пекин — Казахстан — Москва» – ещё один совместный проект между Китаем в рамках ЭПШП и членами ЕАЭС. Строительство такого протяженного маршрута увеличит мобильность населения стран, позволит создать новые рабочие места вдоль всей магистрали. Конечно, не стоит забывать и о не менее важной в этом сотрудничестве межкультурной коммуникации, которая станет возможной благодаря строительству такого транспортного сооружения. И чем скорее этот проект будет реализован, тем быстрее мы наконец «пожнем плоды» сопряжения проектов ЕАЭС и ЭПШП. 

Отсутствие подобной магистрали – одна из проблем России и Китая, тормозящая развитие их проектов. Кроме этого мешает и отсутствие давно задуманной свободной торговли между КНР и ЕАЭС. Медленно развивающаяся инфраструктура на Дальнем Востоке также нуждается в совершенствовании – уже сегодня нам необходимы мосты через пограничные реки Амур и Уссури, пограничных переходы, автомобильные дороги и аэродромы, расширение портов для взаимодействия с Северо-Востоком Китая. 

Внутренние дела Китая также требуют своего упорядочения – большая численность населения страны и сравнительно низкая доля населения в рабочем возрасте; дефицит энергоресурсов, таких как нефть и природный газ; сильное загрязнение окружающей среды в результате роста производства. В ходе обсуждения директор Института Дальнего Востока РАН Сергей Лузянин отметил, что Россия должна быть заинтересована в поиске решений проблем своего союзника, в широкой евразийской интеграции и использовании китайского экономического потенциала в своих интересах. Она должна определить свою роль в изменяющемся мире, занять достойное место в строящихся международных отношениях, ни в коем случае не уходя на второй план, последствием чего может стать потеря всех ныне имеющихся у страны достижений, не говоря уже о возможных будущих. Генеральный директор центра ЭПШП Владимир Ремыга отметил, что 15 мая 2017 года в Китае пройдет международная конференция «Один пояс – один путь», в которой примут участие более двадцати лидеров тех стран, которые будут принимать участие в дальнейшей реализации этого проекта. Российский лидер на конференцию был приглашен первым, что, безусловно, говорит об отношении Китая к перспективе более тесного сотрудничества с нашей страной. За Россией – ответное слово, и сказано оно будет уже на предстоящей конференции. 

 

 

Андрей Островский, доктор экономических наук

 

андрей островский евразийский экономический союз институт дальнего востока ран китай президиум ран россия сотрудничество с китаем экономический пояс шелкового пути

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий