Материалы портала «Научная Россия»

Раскрыт обман двухсотлетней давности

Раскрыт обман двухсотлетней давности
Граф Алексей Иванович Мусин-Пушкин, известный находкой «Слова о полку Игореве», вовсе не купил рукопись  «по случаю» в Ярославле, а забрал её из архива Кирилло-Белозерского монастыря — в своем качестве обер-прокурора Синода.

Сотрудник Пушкинского дома Александр Бобров раскрыл обман двухсотлетней давности. Согласно найденным архивным документам, граф Алексей Иванович Мусин-Пушкин не покупал у некоего частного лица рукопись «Хронографа» — сборника, куда входит и «Слово о полку Игореве». На самом деле, он, будучи обер-прокурором Синода, просто забрал ее из архива Кирилло-Белозерского монастыря, что являлось, пользуясь современной терминологией, «злоупотреблением служебным положением». Об этом и других перипетиях истории текста и рукописи «Слова» рассказывает блог Несториана.

Выяснилось, что после выхода Мусина-Пушкина в отставку, его специально спрашивали о судьбе сборника и еще одной книги. Вторая книга вскоре нашлась, а вот «Хронограф», уверял хитрый граф, он отдал Екатерине II и поэтому рукопись находится «во дворце», о чем якобы известно «всему Синоду». Это отчасти правда: он действительно передал рукопись «Слова», но только копию, причем сделанную именно с этой целью (позднее эта копия будет найдена в архиве императрицы).

История возникновения этого списка «Слова» сама по себе закручена как детективный роман. Начать с того, что с большой вероятностью текст «Слова» был переписан иноком Ефросином — и это был не простой инок. До пострига он был князем Иваном Дмитриевичем и правнуком Дмитрия Донского. Отцом его был Дмитрий Шемяка, претендент на московский княжеский стол в ходе междоусобицы первой четверти XV века, проигравший борьбу Василию II Темному и отравленный в 1453 году. Сам Иван Дмитриевич оставался одним из законных наследников титула Великого князя московского вплоть до начала 1460-х гг. Он бежал в Литву после поражения своего отца, где, по иронии судьбы, несколько лет княжил в Новгороде-Северском — этот город когда-то был столицей для князя Игоря. В конечном итоге князь Иван не стал продолжать борьбу за престол, а вернулся на родину и постригся в монахи и стал иноком Ефросином.

Так вот, как известно из исследований другого сотрудника Пушкинского дома, Р. П. Дмитриевой, Кирилло-Белозерский список «Задонщины» (повесть, написанная в подражание «Слову» и посвященная Куликовской битве) составлен как раз иноком Ефросином, и, одновременно, Александр Бобров утверждает в одной из своих работ, что и «Слово о полку Игореве» мог переписать тот же самый Ефросин.

Если это так, то интересно, где он обнаружил текст «Слова» — в архиве Новгород-Северского, или, возможно, уже в архиве монастыря, насельником которого он стал. Но в любом случае ему мы обязаны лингвистической сохранностью текста «Слова» — еще будучи Иваном Дмитриевичем, князь провел несколько лет в Полоцких землях, где и мог близко познакомиться с южно-русским и кривичским диалектами, а его знакомство со спецификой военной и княжеской жизни не нуждается в особых доказательствах. Это предположение подтверждается и особенностями отредактированного Ефросином текстом «Задощины» — только в его версии правильно прочитано имя Бояна, а заодно присутствует уникальная информация об этом легендарном персонаже, дружинном певце XI века.

«слово о полку игореве» «хронограф» мусин-пушкин

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий