Материалы портала «Научная Россия»

Может ли наука изучать сознание

Может ли наука изучать сознание
Человеческая мысль — огромная сила, считает доктор Джон Серль, показывающий, как наше сознание влияет на окружающую физическую действительность, и как мысль неразрывно связана с ее зримым воплощением

Многие годы изучение сознания было вытеснена на периферию научных исследований, из-за заблуждений, мешавших всерьез отнестись к изучению сознания научными методами, говорит Джон Серль (John Searle), один из ведущих ученых, занимающихся философией и физиологией сознания. Между тем ведь очень интересно и фундаментально важно, может ли наука понять, как устроено сознание, или поможет ли это понимание построить мыслящих роботов и даже — может ли мысль менять материальный мир? Научная Россия рассказывает о поисках доктора Серля в этом направлении.

Тот факт, что не одно десятилетие среди учёных и философов изучение сознания было немножко уделом фриков, не может не удивлять. Ведь сознание — наиважнейшая часть нашей жизни, ведь для того, чтобы вообще что-либо могло быть важным для нас, мы должны обладать сознанием. Вы любите науку, философию, музыку, искусство, спорт, да все что угодно — но ничего этого не будет, если вы зомби или находитесь в коме. Сознание — первооснова всего остального.

Серль вспоминает, что более трех десятилетий назад, когда он впервые заинтересовался проблемой сознания, ему казалось, что это простая и понятная проблема биологии. Достаточно посадить команду нейрохирургов, вживить в мозг электроды, и сразу станет понятно, как работает сознание. Он отправился в Калифорнийский университет в Сан Франциско, чтобы поговорить об этом с ведущими нейробиологами. К его удивлению, все они явно чувствовали себя не в своей тарелке при разговорах на эту тему. Один знаменитый нейробиолог в отчаянии сказал Серлю: «Будучи нейробиологом, ты можешь интересоваться сознанием, это простительно. Но сначала сделай успешную карьеру и заработай научную репутацию, изучая что-нибудь ещё! Первым делом — карьера!» Теперь, спустя многие годы, ситуация изменилась, и стало возможным сделать научную карьеру, занимаясь исследованием сознания, и это большой шаг вперед.

Так чем же вызвано это отталкивание, эта враждебность к самой идее изучения сознания? По мнению Серля, это — следствие существования двух утвердившихся взглядов на проблему сознания, сторонники которых, считая себя антагонистами, не видят множества черт, роднящих эти взгляды. Первый взгляд принадлежит религиозной традиции: сознание относится не к материальному миру, а является частью души. Второй взгляд, противопоставляя себя первому, на деле разделяет его ключевую идею. Его сторонники считают себя прожженными научными материалистами, но сознание для них — также не часть материального мира: оно либо не вовсе не существует, либо является чем-то другим, вроде компьютерной программы, но так или иначе не является объектом научного изучения. Их излюбленный аргумент: наука объективна, сознание субъективно, а, значит, наука о сознании невозможна.

Эти два взгляда-близнеца парализуют научные исследования сознания, дискредитируя их. Главный тезис Серля: сознание — биологическое явление, такое же, как фотосинтез, пищеварение, деление клетки. Если принять это утверждение, большая часть проблем, связанных с изучением сознания, исчезнет.

Вот некоторые из тезисов противников научного изучения сознания. Первый тезис: сознания не существует. Это такая же иллюзия, как радуги и закаты. Второй тезис: может, оно и существует, но на самом деле является чем-то другим. Это работающая в мозге компьютерная программа. Третье: единственное, что на самом деле существует — это поведение. И четвертое: может быть, сознание существует, но оно никак не влияет на реальный мир. Как же может мысль вызывать изменения в материальном мире? Для иллюстрации того, что это возможно, Серль приводит простой пример: он мысленно решает поднять руку, и, вуаля — рука поднимается вверх!

Чтобы объяснить, как может мысль, возникшая в мозге, влиять на реальный мир, Серль пользуется бытовым определением сознания. Вот оно: сознание это совокупность различных состояний: ощущения, восприятия, осознания себя. Сознание появляется утром, когда вы просыпаетесь после сна без сновидений, и функционирует весь день, пока вы снова не засыпаете, не умираете или не теряете сознание как-нибудь еще. В рамках этого определения, сны — тоже разновидность сознания. Главная сложность для многих людей — понять, как может подобная вещь существовать в реальном мире. В философии это называется проблемой разума и тела.

Серль предлагает ее простое решение. Все состояния нашего сознания, без исключения, вызываются нейробиологическими процессами низшего порядка в мозге, одновременно являясь системными процессами высшего порядка. Это загадочно ровно в той же степени, что и текучесть воды. очевидно, что текучесть — не какой-то загадочный флюид, испускаемый образующими лед молекулами воды, это просто состояние, в котором находится система.

Подобно кувшину с водой, переходящей из жидкого в твердое состояние в зависимости от поведения молекул, мозг может так же переходить из сознательного в бессознательное состояние в результате изменений в поведении молекул. Это и есть решение знаменитой «проблемы разума и тела».

Вот каковы важнейшие свойства сознания, в концепции Серля:

Первое свойство — сознание реально и не может быть сведено к другим явлениям. Разница между реальностью и иллюзией — это разница между нашим восприятием явлений и тем, каковы они на самом деле. Нам кажется, что в небе встает радуга, что солнце садится за горы, но на самом деле этого не происходит, ибо нет отдельного объекта «радуга», есть оптическая иллюзия. Важнейшее отличие сознания в том, что для сознания этой границы — границы между нашим восприятием и реальностью — провести нельзя. Так, если нам кажется, что мы обладаем сознанием, то это наше ощущение и есть главный критерий его наличия. Если команда экспертов подойдет к вам и скажет что-нибудь вроде «мы профессионалы-нейробиологи, мы вас изучили и пришли к выводу, что вы не обладаете сознанием и что вы — хитро сделанный робот», вы ни на секунду не подумаете «а что, если они правы», эта мысль не придет вам в голову. И, хотя Декарт во многом ошибался, в этом он был прав — вы не можете сомневаться в наличии у себя сознания. Так что сознание реально и не может быть объяснено иллюзией, подобно радуге.

Второе свойство — это качественные особенности различных состояний сознания. Когда вы слушаете музыку, вы чувствуете себя иначе, чем во время заполнения налоговой декларации.

Третье свойство состояний сознания, прямо следующие из вышесказанного — они по определению субъективны, и существуют лишь постольку, поскольку их ощущает субъект, то есть человек или животное. Может быть, человеку когда-нибудь удастся соорудить обладающий сознанием механизм. Так как мы не знаем, как сознание возникает в нашем мозге, то пока о построении такого механизма нет речи.

Четвертое — интеграция разных его элементов в единое поле. Докладчик, стоящий на трибуне, не просто воспринимает людей, сидящих перед ним в зале, звук своего голоса, вес своего тела, опирающегося на пол — все эти вещи соединяются в единое целое, единое поле сознания. Это — ключ к пониманию необычайной мощи сознания. И люди не смогли создать ничего подобного у роботов. Разочарование в роботах происходит от того, что человеку не удалось создать робота, обладающего сознанием.

Наконец, пятое — способность сознания порождать последствия в реальном мире, проиллюстрированная подниманием руки. Но как это возможно, как мысль, возникшая в мозге, может двигать предметы? Ответ таков — происходит цепочка активации нейронов, заканчивающаяся там, где концы моторных нейронов секретируют ацетилхолин. В результате, масса удивительных вещей происходит с ионными каналами, и рука поднимается вверх.

Подумайте: одно и то же событие, сознательное решение поднять руку, может быть описано на языке мыслей и намерений. Но, одновременно, эта мысль в вашем мозге — это последовательность активации нейронов, секреции ацетилхолина и так далее, по дороге из двигательной коры мозга в руку. Это значит, что наш язык, используемый для описания подобных явлений, полностью устарел.

Одно и то же явление может быть описано на нейробиологическом уровне, и, одновременно, на языке мыслей и намерений. Вот почему мысль приводит к материальным последствиям.

Наука, тем временем, не просто приняла новый взгляд на сознание, но уже выдает результаты из этой области. Как показало исследование, проведенное в Институте медицинской психологии в Германии, активность мозга человека в сознании и в бессознательном состоянии серьезно отличается. Когда сознание бодрствует — заметьте, это не то же самое, что «человек бодрствует», сознание во время сна человека не спит — в мозгу происходит шквал постоянно меняющейся активности, проведение функциональной МРТ показало присутствие множества перекрывающихся сетей активации. А вот у человека без сознания, под наркозом, количество сетей значительно сокращается и, что не менее показательно, сохраняющаяся активность почти не меняется.

Ученые пришли к выводу, что в мозге существует оптимальный уровень связности между нейронами, обеспечивающий максимально возможное количество взаимодействий. Кажется интуитивным, что «чем больше, тем лучше» — но если каждый нейрон в мозге будет напрямую связан с каждым другим нейроном, мозг станет слишком однородным, и один сигнал станет неотличим от другого. В каком-то смысле сознание и означает эту точку равновесия, в таком состоянии между хаосом и полной стабильностью мозг может эффективно заниматься исследованием.

Другим аргументом в пользу предлагаемого Серлем взгляда на сознание может служить все увеличивающийся поток исследований, связывающих психические заболевания с генетическими особенностями и нарушениями. Например, на днях мы рассказывали работе группы Брюса Катберта (Bruce Cuthbert) из американского Национального института психического здоровья (США). Они анализировали ДНК людей и исследовали ткани мозга лабораторных мышей, пытаясь разобраться в причинах, вызывающих шизофрению.

Эта работа опиралась на ряд проведенных ранее исследований, показавших наличие более ста участков в ДНК человека, с которыми может быть ассоциирован риск развития этого заболевания. На представительной выборке — 28799 людей с шизофренией и 35986 здоровых людей — исследователи показали, что активность гена под названием С4 может увеличить риск развития заболевания на 30%, в сравнении с общей популяцией. У лабораторных мышей этот ген приводит к так называемой «обрезке» синапсов — мест контакта между двумя нейронами. «Это похоже на то, как если бы вы наняли садовника, который должен подстригать кусты, но получили гиперактивного работника, и теперь ваши кусты голые», — объяснил Брюс Катберт.

Применительно к людям, считают ученые, это означает, что развитие шизофрении связано с нормальным процессом перестройки связей между мозговыми зонами, который происходит в подростковом возрасте — не случайно именно в это время заболевание зачастую дает о себе знать.

Представляется, что наука еще не раз сможет нас удивить, показав, как удивительно устроен человек разумный, в котором все стороны его существа тесно увязаны и взаимозависимы, и который способен мыслью передвигать горы.

джон серль нейробиология нейроны сознание

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий