«Древняя Россия, казалось, найдена Карамзиным, как Америка — Колумбом. Несколько времени ни о чем ином не говорили».

А.С. Пушкин

Фото: Алексей Венецианов. Портрет Н.М. Карамзина. 1828. ГМИИ им. А.С. Пушкина. Источник: culture.ru

Фото: Алексей Венецианов. Портрет Н.М. Карамзина. 1828. ГМИИ им. А.С. Пушкина. Источник: culture.ru

 

Ровно 218 лет назад император Александр I официально назначил Николая Карамзина «российским историографом». А через год литератор приступил к созданию одного из самых известных своих трудов «Истории государства Российского». Над этим произведением из 12 томов Карамзин работал более 20 лет. Титул «историографа» ни до, ни после него никому не присваивался.

«До Карамзина было две «Истории Российские»: Татищева и князя Щербатова. Первый многое домысливал, то есть он создавал некое повествование. А второй подходил к своему труду по-дилетантски. Он не провел серьезной подготовительной работы, и поэтому «История» получилась небесспорной. Карамзин же следовал цели создать свой труд достоверным. Он стал настоящим ученым, потому что действительно очень серьезно работал с источниками. На этой базе Карамзин дальше построил блестящее литературное изложение исторических событий. Он выступил одновременно и как историк-профессионал, и как литератор», — рассказывает в документальном фильме «Граф истории Карамзин» Евгений Пчелов, кандидат исторических наук, доцент, заведующий кафедрой вспомогательных и специальных исторических дисциплин Историко-архивного института РГГУ.

Карамзин начал писать «Историю государства Российского» в 37 лет. Но этому событию предшествовал долгий путь его становления в качестве литератора и публициста. Сначала юноша учился в пансионе профессора Московского университета Иоганна Шадена и слушал лекции просветителя Ивана Шварца. Затем, по настоянию отца, поступил в Преображенский гвардейский полк, ушел оттуда в отставку и стал членом масонской ложи «Золотого венца». Тогда же началась его «проба пера» — Карамзин участвовал в издании первого русского журнала для детей — «Детское чтение для сердца и разума».

Фото: Иллюстрация к «Письмам русского путешественника» Карамзина (нем. изд., Лейпциг, 1799—1802). Источник: biblioclub.ru

Фото: Иллюстрация к «Письмам русского путешественника» Карамзина (нем. изд., Лейпциг, 1799—1802). Источник: biblioclub.ru

 

Однако с масонами у Николая Михайловича произошел разрыв, и 22-летний юноша отправился путешествовать по Европе. «Выезжает заграницу поручик Карамзин», — сообщили 15 апреля 1789 года «Московские ведомости». Он мечтал об этой поездке несколько лет. В течение одного года молодой человек посетил Иммануила Канта в Кенигсберге, стал свидетелем Французской революции в Париже и познакомился с Пьером Левеком, которого Дени Дидро рекомендовал Екатерине II как ученого, способного написать историю России. После разговора с ним Карамзин задумался, кому по плечу такой труд. В своих «Письмах русского путешественника» он размышлял: «Больно, но должно по справедливости сказать, что у нас до сего времени нет хорошей Российской истории, т. е. писанной с философским умом, с критикою, с благородным красноречием… Левек как писатель — не без дарования, не без достоинств; соображает довольно хорошо, рассказывает довольно складно, судит довольно справедливо, но кисть его слаба, краски не живы; слог правильный, логический, но не быстрый. К тому же Россия не мать ему; не наша кровь течет в его жилах: может ли он говорить о русских с таким чувством, как русский?»

Увидев все ужасы Французской революции, Карамзин вернулся в Москву убежденным противником кровавых переворотов и сторонником монархии. Он был первым литератором, отказавшимся от службы, поскольку решил зарабатывать деньги только творческим трудом. При поддержке Державина, Хераскова и Дмитриева Карамзин издавал имевший колоссальный успех «Московский журнал», в котором впервые появились отделы критики, библиографии и «смеси».

Интерес к истории возник у Карамзина с середины 1790-х годов. Он написал повесть на историческую тему — «Марфа-посадница, или Покорение Новагорода», которую опубликовали в 1803 году. После смерти первой жены Елизаветы Протасовой Карамзин принял решение посвятить остаток своей жизни написанию «Истории государства Российского». Вскоре, по его прошению, Александр I назначил Николая Михайловича на должность историографа. «Карамзину привозили все редкие диковинные документы, которые находили в архивах монастырей. В частности, именно у него была в руках та самая утраченная Троицкая летопись, один из древнейших летописных памятников русского средневековья, в котором очень интересно и оригинально описываются события XIII-XIV веков», — поделился в фильме «Граф истории Карамзин» Андрей Петров, ответственный секретарь Российского исторического общества.

Фото: из открытых источников.Одно из изданий «Истории государства Российского» Карамзина

Фото: из открытых источников.
Одно из изданий «Истории государства Российского» Карамзина

 

Первые 8 томов «Истории» вышли в свет в феврале 1818 года огромным для того времени тиражом (3 тысячи экземпляров) и были мгновенно раскуплены. В последующие годы вышли ещё три тома, появился ряд переводов на европейские языки. Незаконченный XII том был издан уже после смерти Карамзина. «Все, даже светские женщины, бросились читать историю своего отечества, дотоле им неизвестную. Она была для них новым открытием… Несколько времени ни о чем ином не говорили», — вспоминал позже Пушкин.

Сам же Карамзин считал, что история — это «священная книга народов… зерцало их бытия и деятельности; скрижаль откровений и правил; завет предков к потомству; дополнение, изъяснение настоящего и пример будущего».

 

Автор: Анастасия Прейзнер

Материал подготовлен по данным из открытых источников