Материалы портала «Научная Россия»

0 комментариев 2151

Как пандемия угрожает нашим внутренним опорам

Как пандемия угрожает нашим внутренним опорам
Доцент кафедры общей психологии факультета психологии МГУ Екатерина Битюцкая объясняет, почему мы склонны отрицать серьезность ситуации, связанной с коронавирусом

Помимо страха перед неизвестным вирусом, мы все столкнулись с глобальной неопределенностью. С каждым днем вопросов становится больше, чем ответов. Как долго продлится карантин? Когда создадут вакцину? Что будет с экономикой? Все эти вопросы естественным образом вызывают тревогу. Чтобы разобраться в различных реакциях людей, мы побеседовали с Екатериной Битюцкой — доцентом кафедры общей психологии факультета психологии МГУ. Оказалось, что наши эмоции и чувства поддаются объяснению. Надеемся, что каждый поймет их природу и сможет взглянуть на ситуацию под другим — более позитивным — углом.

— Какие существуют особенности переживания глобальных угроз на индивидуальном уровне?

— Ситуацию, в которой мы все оказались, можно назвать реализацией глобальных рисков, связанных с угрозой для всего человечества. Происходящее настолько необычно и неожиданно, что не вписывается в привычный уклад жизни и способ мышления большинства людей.

Можно выделить три типа реагирования людей на глобальные угрозы:

Первый — избегание, при котором человек отказывается верить в серьезность происходящих событий.

Второй — предельное фокусирование на угрозе ситуации, придание ей сверхзначимости, преувеличение опасности. С этим связаны переживания о том, что беда обязательно коснется самого человека и его близких, попытки упредить негативное развитие событий, бдительность, мониторинг изменений ситуации.

Это две противоположные реакции: одна — беспечная, другая — предельно сфокусированная на опасности. Между ними располагается то, что встречается в нынешних условиях реже: ориентация на решение проблемы. Формула такого отношения к ситуации включает следующие оценки: «Я понимаю, что объективная реальность связана с ограничениями и риском. Я принимаю ее и готов подумать над тем, как снизить риски, негативные эффекты и перестроить свою жизнь в изменившихся условиях. Может быть, эти условия связаны не только с проблемами, но и с новыми возможностями?» Для ориентации на решение проблемы важны адекватная оценка ситуации, видение альтернатив, ощущение контроля над ситуацией, уверенность в своих возможностях.

Эти три типа реагирования можно сравнить с очками. Кто-то надевает линзы, преувеличивающие масштабы бедствия ситуации, кто-то — преуменьшающие последствия. Можно смотреть на мир сквозь черные или розовые очки. Но всегда есть и возможность открытого взгляда на мир.

Кроме того, типы реагирования можно выразить через образы в рисунках людей, принимавших участие в исследованиях трудных жизненных ситуаций. Тема рисунков — «Человек под дождем». Авторы этой рисуночной методики — А. Абрамс и А. Эмчин — разработали ее для изучения стратегий переживания стрессовых ситуаций, возможностей противостоять им.

попытка контролировать ситуацию, мониторинг возможных изменений проявляются в усиленной прорисовке глаз. Вспоминается пословица «У страха глаза велики».

Попытка контролировать ситуацию, мониторинг возможных изменений проявляются в усиленной прорисовке глаз. Вспоминается пословица «У страха глаза велики».

Название изображения

Пример портретного изображения человека, которое можно интерпретировать как интеллектуальную активность по осмыслению ситуации, анализ опыта и последствий происходящего.

 

Название изображения

Избегание, попытки спрятаться, изолировать себя от внешнего мира изображены в виде человека в шаре.

— Поговорим подробнее о стадии отрицания. Почему людям сложно поверить в серьезность происходящих событий?

— Отрицание возникает, когда события противоречат тому, во что мы всегда верили, тем представлениям, к которым привыкли и не готовы изменить. В психологии это называют базовыми убеждениями о мире. Опираясь на них, человек взаимодействует с другими людьми, ситуациями, миром в целом.

Базовые убеждения о мире можно свести к нескольким темам. Например, мир ко мне враждебен или дружелюбен? Мир стабилен или изменчив? Опасен или безопасен? Люди вокруг меня надежны или нет? Можно ли им доверять? Ответы на эти вопросы создают опору, прочную внутреннюю структуру, позволяющую нам осуществлять коммуникацию с миром.

Как правило, базовые представления о мире отчетливо не осознаются в обычной жизни. При этом на основе их, словно вершина айсберга, надстраиваются все осознаваемые представления, мировоззрение, система ценностей человека, внутренние теории, с помощью которых он объясняет, что происходит вокруг. То есть это не только опоры, но и внутренние фильтры, которые избирательно пропускают информацию в наше сознание.

Некоторые специалисты отмечают, что базовые представления о мире складываются в раннем детском возрасте. Например, основатель трансактного анализа Э. Берн утверждал, что человеку приходится истолковывать действительность в рамках привычного для него мировосприятия так, чтобы она «оправдывала» в его глазах верность принятых ранних решений. Любая угроза базовому представлению о мире может восприниматься как угроза удовлетворению потребностей, и более того, угроза существованию. Косвенно это можно подтвердить одним эмпирическим фактом, который я получила, когда работала над диссертационным исследованием о трудных жизненных ситуациях, и который был для меня очень неожиданным и поразительным. Респонденты оценивали в баллах степень трудности тех жизненных ситуаций, которые актуально переживали. Оказалось, что второе место по тяжести — после смерти близкого человека — занимает перестройка или перелом своей системы ценностей.

Исходя из этого, должно быть понятно, что люди склонны охранять, защищать свои внутренние опоры, даже если объективная реальность им противоречит.

Что же происходит сейчас? Ситуации, подобные нынешней пандемии, угрожают базовым для многих людей представлениям о безопасном и предсказуемом мире. Именно поэтому и появляется отрицание: в тех случаях, когда человек не готов принять информацию, которая рассогласована или противоречит базовым установкам. Так обеспечивается внутренняя безопасность и стабильность.

Кроме того, как и другие способы психологической защиты, отрицание оберегает человека от острой стрессовой реакции, шока и дает время на то, чтобы принять сложившиеся обстоятельства. К тому же отрицание — это еще и наименее энергозатратная реакция.

Еще одной психологической особенностью нынешней ситуации, связанной с распространением коронавируса, является неопределенность. У части людей она вызывает тревогу. Защитные реакции (отрицание, игнорирование) могут возникать, чтобы не допустить тревожного состояния. 

Наши внутренние фильтры настолько хорошо работают, что могут вовсе не впустить информацию в сознание, и тогда человек не осознает то, что вызывает наибольший внутренний конфликт или тревогу, либо связано с угрозой для жизни.

Другой аспект неопределенности — невозможность планировать будущее. Планирование играет значимую роль, поскольку создает ощущение структурированности и понятности жизни. И поэтому ситуация, когда планы, надежды, образ светлого будущего разрушаются, может тяжело переживаться человеком. В данный период мы с трудом можем планировать даже завтрашний день. Для некоторых людей это состояние может быть невыносимо. Если базовые убеждения о мире — это наши личностные опоры, то планы для многих являются ситуационными опорами. Получается, что события, связанные с пандемией, лишают нас и тех, и других важных подпорок.

Но мы говорили о разных типах реагирования. Отрицание не единственная реакция людей. Мне видится важным описать еще и вариант гибкого реагирования. При этом человек (в своих базовых представлениях) знает, что мир изменчив. Он уверен, что сможет справиться с ситуацией. Он знает, что его ресурсов достаточно для того, чтобы подстроиться под изменившиеся условия или подстроить их под себя.

— Как быть тем, кто особенно восприимчив к переживаниям? Что им делать? Как себя успокоить?

—  Восприимчивые люди видят ситуацию через призму катастрофы. За их паникой и ужасом часто скрываются крайне отрицательные прогнозы. В наших с профессором Т.Ю. Базаровым исследованиях показано, что люди такого типа проходят через несколько этапов реагирования на ситуацию изменений. Первая стадия характеризуется «шквалом негативных эмоций», «чувством ужаса от того, что все нельзя оставить как есть». При этом событие оценивается как неразрешимая, безысходная ситуация. Ведущим способом совладания с такими эмоциями зачастую является избегание. Второй этап связан с периодом «сильных переживаний», в процессе которого восстанавливается способность анализировать, осознавать реальность. И лишь на третьей стадии, при уменьшении эмоционального реагирования, появляются новые смыслы, возвращается способность что-либо делать относительно ситуации.

Наши эмоциональность и рациональность взаимосвязаны, словно сообщающиеся сосуды. Когда сознание поглощено сильными эмоциями: паникой, тревогой, фрустрацией, мы не способны рационально действовать и принимать решения. И наоборот, при рациональном настрое, мы испытываем минимум эмоций. Исключение здесь составляют «интеллектуальные» эмоции, например, интерес.

Важно, чтобы человек, восприимчивый к переменам настолько, что испытывает панику и пессимизм, отдавал себе отчет о возможности проявления негативных эмоций. В таких случаях необходимо, чтобы рядом с ним находился близкий человек, который сможет помочь — как активными действиями, так и эмоциональной поддержкой. Это создаст ощущение стабильности в воспринимаемом хаосе. Важно также понимать, что понадобится дополнительное время на принятие ситуации и адаптацию к ней.

— Насколько сложным может быть возвращение к нормальной жизни, после того как человечество справится с коронавирусом?

— Возвращение к «нормальной» когда-то жизни — тоже изменение, к которому многим нужно будет заново приспособиться. Качествами, которые определят успешную адаптацию, являются способность гибко действовать и мыслить, умение быстро переключаться на другие способы активности. И, опять же, в этом случае можно ожидать веер разных стратегий. Кто-то сможет переключиться быстро и легко. У таких людей, как правило, существует установка: «мир меняется и я вместе с ним». Но обязательно будут и те, кто испытает сложности с «вхождением в колею».

Во многом этот вопрос связан также с осознанием человеком своих сил и ресурсов: «энергетичностью» или  «витальностью». Это состояние является ключевым при реагировании на меняющиеся условия. Ведь быстрота действий и принятия решений при высокой динамике ситуации требует дополнительных затрат усилий.

Человек со сниженным потенциалом энергии быстро выгорает. За этим, как правило, стоит оценка недостаточности своих сил для того, чтобы влиять на ситуацию. Поэтому перестроиться такому человеку будет намного сложнее, по сравнению с тем, кто «в ресурсе».

— Как бы вы охарактеризовали процесс, когда люди массово скупают продукты? Это контроль над ситуацией или показатель паники?

— Думаю, что в условиях угрозы базовым потребностям и установкам люди пытаются подстраховаться на самый крайний случай. И это естественная реакция. К тому же наше коллективное сознание хранит воспоминания дедов, переживших Вторую мировую войну, и связанные с ней разруху и голод. Люди просто боятся подобных бедствий.

К тому же массовые реакции на стресс — это заразно. Если все родственники, друзья и соседи бегут в магазины в страхе наступления голода, то шанс заразиться этим состоянием очень большой

— Почему в условиях пандемии люди сами распространяют непроверенную и ложную информацию?

— Разговор о своих страхах — важный способ совладания с негативными эмоциями, позволяющий справиться с ними. Когда человека захлестывает отрицательная  эмоция, он стремится поделиться этим с близкими людьми, чтобы снять напряжение. Э. Берн сравнил подобные состояния с «горячей картошкой», которую люди пытаются передать другому, чтобы освободиться от собственной «плохости». Когда горячая картошка обжигает руки, от нее хочется срочно избавиться, чтобы не было так больно. Так же и с негативными состояниями: проговаривая свои страхи, человек как бы выносит их из себя, объективирует их. Когда страх «вынесен наружу», он не так страшен и его можно передать другому.

— Что бы вы посоветовали людям, которые особенно тяжело переживают это время?

— Считается, что психолог не должен давать советы, поэтому я просто поделюсь тем, что знаю. Думаю, исходя из этого, каждый сможет сформулировать для себя те правила жизни, которые помогут спланировать ближайшую перспективу.

Первое, с чего начинаются многие инструкции по безопасности в чрезвычайных ситуациях, звучит так: не поддавайтесь панике. Почему это важно? Потому что позволяет сохранить понимание ситуации, основанное на достоверной информации, и адекватную оценку событий.

Для того чтобы принять изменения, важны положительные прогнозы и оценки ситуации, поиск новых смыслов. Например, восприятие ситуации как стимула к действию, как возможности самореализации и творческого мышления связано с большей продуктивностью деятельности и удовлетворенностью жизнью. Пересмотреть свои оценки можно в отношении даже самых тяжелых жизненных событий. Профессор психологии Б.С. Братусь сказал об этом: «Тупик — это прекрасная возможность изменить направление».

Людям, которые склонны создавать тщательные подробные планы, бывает сложно их перестроить. В ситуации перемен более адаптивны «эскизные» планы и прогнозы, которые предполагают несколько вариантов развития событий. Это защитит от того, что единственный, пусть и хорошо проработанный, план не сработает в изменившихся условиях.

Наша культура была и остается во многом коллективистической. Поэтому сейчас, как никогда, важны ритуалы сплочения. В самоизоляции есть возможность больше внимания уделять себе и близким. Можно объединяться в сообщества по интересам, чтобы обсуждать важные темы. Мне нравятся видеоролики, показывающие, как иностранцы выходят на свои балконы и создают оркестры, поют песни. Это замечательный способ получить поддержку, быть включенным в общность, понимать, что ты не один перед лицом опасности.

Актуальная ситуация буквально наполнена возможностями для того, чтобы сфокусироваться на полезных и новых навыках. Множество вебинаров и просветительских лекций, большее количество времени в своем распоряжении, поддержка значимых людей — все это уникальные ресурсы для развития.

Название изображения

На схеме синяя часть модели иллюстрирует образ мира человека, в восприятии которого ситуация глобального риска рассогласована с убеждениями о безопасном, предсказуемом и стабильном мире. Это вызывает тревогу, отрицание и в целом, характеризует неготовность принять изменения в жизни. Кроме того, реагирование на неопределенность ситуации связано с переживанием негативных эмоций, пессимизма, потери контроля над ситуацией. Важной составляющей такого восприятия является низкий уровень витальности, который проявляется в том, что человек ощущает мало энергии, оценивает свои силы, ресурсы как недостаточные для преодоления ситуации.

Вторая часть модели (красные стрелки) демонстрирует «рычаги» решения проблемы. Наиболее важными составляющими здесь являются понимание ситуации, чувство контроля над происходящим, прогнозирование с опорой на позитивное развитие событий.  Характерно, что позитивная оценка ситуации, нахождение новых смыслов связаны с чувством прилива сил и повышением уровня витальности. В образе мира оптимистично смотрящего на трудности  человека большую роль играют представления об изменчивости мира, гибкость мышления, готовность быстро действовать и принимать решения.

Дата записи интервью: 03.04.2020

Интервью осуществлено при поддержке Министерства науки и высшего образования РФ и Российской академии наук.

глобальные угрозы екатерина битюцкая избегание коронавирус мгу неопределенность отрицание психологические реакции психологический факультет мгу психология экономика

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Информация предоставлена Информационным агентством "Научная Россия". Свидетельство о регистрации СМИ: ИА № ФС77-62580, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций 31 июля 2015 года.