Наблюдение за птицами многим приносит удовольствие, но мало кто связывает свою жизнь и профессию с изучением этих пернатых созданий (и очень зря). Одна из них — Ирина Бёме, профессор кафедры зоологии позвоночных биологического факультета МГУ, с которой и состоялась беседа об этологии птиц.

Ирина Рюриковна, расскажите, пожалуйста, чем вы занимаетесь?

— Я орнитолог, специализируюсь в основном на поведении и звуковой сигнализации разных видов птиц. Особенно мне нравится изучать, как развивается вокализация, как происходит становление голоса в индивидуальном развитии — мы рассматриваем эти процессы с различных точек зрения. Еще я читаю на кафедре курсы лекций по биологии и систематике птиц, по коммуникации животных, а на факультете психологии — по зоопсихологии, сравнительной типологии и этологии.

Как изучают голосовое общение птиц?

— Первые орнитологи слушали голоса и пытались их описать при помощи слов, и до сих пор можно увидеть в определителе, что песня певчего дрозда звучит, как фраза: «Спиридон-спиридон, чай-пить, чай-пить, с сахаром, с сахаром…». Однако это не очень достоверно. Были попытки применить музыкальную грамоту, но они не прижились, хотя подход весьма неплохой. Интересный факт: венгерский музыковед и орнитолог Петр Секи основал такую науку, как орнито-музыкология. Он исследовал песни народов Альп и Карпат и выяснил, что те вобрали в себя очень много от пения местных птиц. 

Сейчас все проще, и на помощь орнитологам приходят различные записывающие устройства, достаточно диктофона и хорошего микрофона. Наблюдая за птицами вживую или снимая на камеру, получается гораздо лучше сопоставлять ситуацию и поведение птиц, в том числе и звуковое.

Что насчет видео, например, из гнезд?

— Туда устанавливают специальные автономные камеры, передающие записи на другое устройство. Некоторые из них с ночной съемкой и позволяют снимать даже в дуплах. Это действительно очень интересно — наблюдать, как птицы строят гнездо, высиживают яйца, выращивают птенцов, защищаются от хищников. Важно только как можно меньше беспокоить животных, иначе они и вовсе могут бросить свое жилище.

Также наблюдать можно при помощи GPS-трекеров, которые прикрепляют на птицу. Особенно это популярно для перелетных видов. Здесь важно соблюдать осторожность и учитывать особенности как самой птицы, так и климата, где она обитает. Например, для кречетов, обитающих на севере, металлический прибор может быть смертельно опасен. Из-за него нарушается терморегуляция организма, и животное гибнет. Причем это крупная и сильная птица, что будет в подобных условиях с маленькой птичкой, и так понятно.

Как можно наблюдать за птицами человеку-непрофессионалу?

— Кроме как гулять, наблюдать и слушать, можно найти гнездо в месте, где птицы привычны к человеку, и установить туда камеру. Но тут надо соблюдать осторожность, чтобы не спугнуть пернатых. Гораздо лучше и безопаснее для таких целей использовать кормушки: либо повесить себе на окно и наблюдать вживую, либо установить вместе с камерой в лесу. Когда мы работали в экопарке «Начинание», нам таким образом удалось увидеть птиц, которых на пешем маршруте не замечали, а еще мы засняли другие виды животных, даже куниц.

Говоря о вашей основной тематике, в чем особенности голосового общения птиц?

— Птицы — одни из наиболее говорливых представителей животного мира, по крайней мере среди позвоночных. Они отличаются развитым голосовым общением, и вроде бы в этом с ними могут соперничать бесхвостые амфибии, которые тоже поют, однако они это делают небольшой период времени, а птицы — во все сезоны года, и не только в рамках брачного поведения. У них существует большое количество сигналов, используемых в повседневной жизни. Они могут сообщать о нахождении корма, о хищнике, и делать это разными способами. Например, руководитель лаборатории орнитологии нашей кафедры Геннадий Николаевич Симкин считал, что у ворон имеется более 200 различных сигналов для общения. Конечно, и позы, и оперение в коммуникации тоже важны, но, когда живешь в густом лесу, главное — иметь громкий голос, который все услышат. Также существует достаточно большое количество птиц, которые активно общаются ночью, и для них тоже наиболее важен голос.

Как птицы осваивают пение?

— Есть птицы, у которых голосовые сигналы врожденные, а репертуар характерен для вида, и пополнять его нельзя, а вот колибри, попугаи и воробьинообразные могут учиться на протяжении всей жизни и постоянно увеличивать количество своих песен.

Очень интересное направление, которым занимаемся мы с коллегами по лаборатории, связано с вокализацией так называемых видов-паразитов, которые подкладывают яйца другим птицам и, соответственно, не выращивают свое потомство. Есть виды факультативные, которые подбрасывают свои яйца, если по какой-то причине не могут отложить их в собственное гнездо. Такие птенцы научаются пению у приемных родителей и во взрослом возрасте даже скрещиваются с представителями их вида. Это, кстати, может лежать в основе появления гибридов, чьи репертуары тоже будут смешанными. Есть облигатные, то есть «обязательные» паразиты, как всем известные кукушки. У них голосовые сигналы полностью врожденные, и вне зависимости от того, кто птенца вырастил, он все равно будет использовать видовой репертуар.

Есть ли у птиц-паразитов предпочтения в том, кому подкинуть яйцо? Может ли, например, взрослая кукушка нестись в гнезда того же вида, что ее вырастил?

— Конечно, у наших кукушек (глухая и обыкновенная) есть больше полусотни рас, различающихся по цвету яиц. Соответственно, они будут подкидывать свои туда, где яйца похожи, — с цветовосприятием у птиц все хорошо. В то же время есть приемные родители, которые не будут разбираться, что лежит в их гнезде, — все равно насиживают. 

Есть ли различие голосов кукушек от разных «родителей»?

— Например, австралийские бронзовые кукушки подкладывают яйца птицам всего двух видов, сильно различающихся голосами. Кукушата после вылупления не выбрасывают всех соседей по гнезду, а оставляют нескольких, чтобы подстраивать частоту своих сигналов под них — у одного вида выше, у другого ниже. Было даже высказано предположение, что, если приемные родители не кормят подкидыша, он меняет свою генетическую программу и, соответственно, голос. Наши же кукушата выбрасывают всех соседей по гнезду. Предположительно, им не надо подстраивать свои сигналы, достаточно просто активно открывать рот. 

А вот то, как потом птенцы начинают петь, вообще отдельная и очень интересная тема. Их сигналы детерминированы генетически, так что взять что-то от приемных родителей они не могут. Вместе с тем, им все равно нужно слушать других кукушек. Мы забираем кукушат из гнезд и выращиваем их в лаборатории, проигрывая записи голосов их сородичей. Самки начинают кричать как обычные лесные кукушки, а вот самцы почему-то не реагируют на такое обучение, пока мы не вводим им тестостерон. Почему так происходит, еще предстоит выяснить. 

В природе, как правило, пара кукушек часто облетает те места, где оказался их подкидыш, поэтому у него есть возможность слушать их и учиться. Некоторые представители семейства трупиаловых, обитающих в Америке, и вовсе могут по вечерам выманивать своих птенцов из гнезд и общаться с ними на своем языке.

Зависит ли разнообразие звуковых сигналов птиц от чего-то, например, от размера или интеллекта?

— Вообще интересный вопрос! Конечно, чем разнообразнее у тебя сигналы, тем больше ситуаций можно описать. Также есть мнение, что птицы-подражатели обладают лучшими интеллектуальными способностями. Действительно, эксперименты подтверждают, что одни из самых умных — попугаи и воробьинообразные.

Есть ли сходство голосового общения у птиц с человеком?

— Один из основоположников науки об общении птиц Питер Марлер много занимался изучением звуковой сигнализации и ее развитием у пернатых, а потом стал проводить аналогичные исследования с человекообразными обезьянами. Он пришел к выводу, что языки человека и птиц имеют общие черты.

Во-первых, чтобы научиться петь и говорить, и нам, и птицам необходимо общаться с представителями своего вида. Так, мы знаем, что дети-маугли, если их подобрали в возрасте 5-6 лет, уже не способны освоить человеческий язык — чувствительный период, во время которого происходит запоминание, уже заканчивается. У птиц тоже есть такой, и у всех видов он разный — у кого-то это первый месяц жизни, у кого-то год, — но в это время все они должны слышать сигналы своего вида, чтобы развить правильный репертуар.

Во-вторых, было доказано, что нужно слышать, что и как ты произносишь: глухим детям гораздо сложнее освоить звуковую речь, если это вообще возможно. С птицами то же самое: если они не слышат своих сородичей и себя, то не могут развить нормальный видовой репертуар.

В-третьих, и птенцы, и дети проходят через ряд этапов. Можно провести параллель между так называемой подпесней, или птенцовым бормотанием, и лепетом, или гулением, у малышей.

В-четвертых, за речь у птиц и людей (хотя у людей лишь частично) в основном отвечает левое полушарие головного мозга, но разные отделы.

Когда попугай поет и когда подражает речи человека, у него активируются одни и те же зоны? Нет ли аналогии с нашими участками мозга?

— Одни и те же, хотя в первом случае срабатывает врожденная программа, а во втором — результат обучения. Если у человека за голосовое восприятие и за членораздельную речь отвечают области Брока и Вернике, у птиц практически нет такой новой коры головного мозга. Поэтому раньше считалось, что птицы — маленькие летающие машинки, у которых все построено только на врожденных реакциях, и они не могут ни думать, ни соображать. Потом оказалось, что у них имеется некая зона в полосатом теле головного мозга, и последние исследования показывают, что именно там есть участки, которые полностью соответствуют неокортексу млекопитающих. Существуют даже своего рода словари, которые переводят «язык» мозга птиц на «язык» мозга млекопитающих. 

Значит ли это, что попугаи действительно могут понимать ситуацию и выбирать уместную в ней фразу?

— Да, и особенно хорошо это было показано в опытах Айрин Пепперберг с ее попугаем жако Алексом. Он знал более 200 слов и использовал их для общения; мог правильно называть различные ситуации; понимал разницу между «да» и «нет» и разницу между материалами предметов; мог говорить, что в выборке одинаково, а что отличается. В последние годы его даже стали учить читать, правильно произносить буквы и складывать слова.

Когда-то у нас дома тоже жил попугай жако, который говорил только голосом моего отца, очень точно копируя даже интонацию, и всегда все к месту: ругал собак, общался по-разному с разными членами семьи. Однажды он начал выгонять моих однокурсников, которые пришли к нам позаниматься.

Беседами с человеком таланты птиц не ограничиваются. В целом эксперименты демонстрируют их способность к счету, которой, как было принято, обладают только люди. Некоторые виды могут даже оперировать множествами: например, вороны способны различать свойства до 12 предметов, а затем экстраполировать их и на большее количество объектов.

Можно ли сказать, что сосуществование с человеком делает птиц умнее?

— То, что оно влияет на поведение птиц, — факт, хотя бы потому, что, если не приспособишься — погибнешь. Некоторые виды начинают петь в те часы, когда трафик наименьший, или звуки становятся более высокочастотными: так перекрывается шум транспорта. В целом дело скорее в том, что мы при постоянном взаимодействии с животными открываем для себя все больше их природных свойств и возможностей. Не зря один из основоположников этологии Конрад Лоренц много занимался птицами, которые жили в его поместье, — те же гуси, которые импринтировались на него и везде за ним ходили.

Очень популярны эксперименты, где проверяют, могут ли разные животные, в том числе и птицы, использовать инструменты. Еще у Эзопа была басня про ворону, которая не могла достать до воды в кувшине и начала бросать в него камни, чтобы поднялся уровень воды. Неизвестно, была ли на самом деле такая птица, но эксперименты демонстрируют, что некоторые пернатые действительно до такого додумываются. Кроме них на это способны орангутаны и другие человекообразные обезьяны. Также был эксперимент, когда человек учил птицу доставать еду, подтягивая веревочку, на которую она была привязана, лапой или клювом. С таким заданием справлялись даже синички, которые, казалось бы, умом не блещут. Еще довольно известная история про английских синиц, научившихся вскрывать молочные бутылки, которые на пороге домов оставляли молочники. Причем их этому никто нарочно не учил!

Есть много различных историй и экспериментов, результаты очень интересные и порой неожиданные, но пока далеко не все о поведении птиц нам известно. Работы ведутся, и с каждым годом мы узнаем что-то новое.

Почему вы решили заниматься изучением поведения птиц?

— Птицы и вообще животные всегда, с самого детства, были со мной рядом. Если моим друзьям в детстве приходилось уговаривать родителей завести собаку или хомячка, у нас питомцы были чем-то самим собой разумеющимся. А птицы… чем больше я с ними общалась, тем сильнее становился мой интерес. Однажды родители привезли мне из экспедиции в Таджикистан горную куропатку кеклика. И этот кеклик стал совсем ручной, свободно ходил по дому, мы с ним много общались. Я приучила его спать под одеялом, и, если оно спадало, он начинал клеваться — «просил», чтобы накрыли. Когда мы с подругой спорили, кто умнее — моя курица или ее фокстерьер, — для меня по многим параметрам кеклик выигрывал.

И после такого детства даже не было сомнений, чем заниматься. Тем более что мои папа и дедушка тоже орнитологи. Я всегда знала: мое призвание — изучение птиц, но не их морфологии или физиологии. Гораздо интереснее смотреть на целое живое существо, с которым можно взаимодействовать, и этология действительно это позволяет.

 

Информация предоставлена пресс-службой МГУ

Источник фото: vk.com/@msu_official