Материалы портала «Научная Россия»

За пределы Солнечной системы

За пределы Солнечной системы
Глава проекта "Вояджер" Эдвард Стоун рассказывает "Научной России" о том, как фотографировали Нептун и как долго мы будем получать сигналы от аппаратов.

В 1977 году для исследования Юпитера, Сатурна, Урана и Нептуна были запущены два космических аппарата, «Вояджер-1» и «Вояджер-2». Они до сих пор путешествуют в космическом пространстве. 25 августа 2012 года «Вояджер-1» вышел за пределы гелиосферы и начал передавать первые результаты наблюдений межзвездной среды.

Мария Молина беседует с американским физиком, профессором Калифорнийского технологического института (США), бывшим директором Лаборатории реактивного движения NASA Эдвардом Стоуном – человеком, стоявшим у истоков «Вояджеров», имя которого уже неотделимо от названия проекта. 

Господин Стоун, расскажите, каково это – всю жизнь вести один проект?

Это был такой подъем эмоций, больше чем расчет, и никто не думал, что проект продлится так долго. Но я получил возможность каждый день узнавать что-то новое – совершенно восхитительная возможность, не правда ли?

Думали ли Вы, что «Вояджеры» могут работать так долго?

У нас не было вообще никакого представления о том, как долго «Вояджеры» могут работать – они были запущены, когда в космос аппараты отправляли всего около 20 лет. Не было никаких данных, что они могут лететь дольше, чем те же 20 лет. А теперь проекту уже больше 30 лет, и аппараты всё еще довольно неплохо работают.

Ожидали ли Вы увидеть все четыре планеты – Уран, Нептун, Юпитер и Сатурн?

Мы надеялись «поймать» все четыре. Отчасти это вопрос удачи, а отчасти – хорошей конструкции, что «Вояджер-2» проделал весь 12-летний путь до Нептуна довольно успешно, не говоря уж о том, что теперь аппараты провели в космосе уже 37 лет.

С какими трудностями вы столкнулись при съемке Нептуна?

Одна из проблем была в том, что Солнце такое далекое там, что освещенность очень низка, и аппарат не был приспособлен для съемки в таких условиях. Нам пришлось увеличить продолжительность экспозиции. Поэтому мы должны были провести маневрирование аппаратом так, чтобы убрать смазывание, неизбежно возникающее при длительной экспозиции (импульсы двигателей заставляют космический зонд слегка покачиваться. – Примеч. ред.). Нам нужно было сделать массу операций, чтобы отснять Нептун.

Можете ли Вы рассказать нам о Ваших отношениях с Карлом Саганом? Он был неординарным человеком, правда?

Да.

Как работалось с неординарным человеком?

Карл Саган (Carl Sagan) был частью нашей группы по получению фотоизображений спутников и планет, и он специально интересовался Титаном, потому что Титан имеет атмосферу, похожую на то, что было здесь, на Земле, до того, как появилась жизнь. Так что я помню, что он был очень заинтересован в съемке Титана, это был его объект страсти на всю жизнь.

Как вы и Саган пришли к идее «семейного портрета» (фотографии всех планет Солнечной системы)?

Карл Саган придумал знаменитые пластинки для зондов «Пионер-10» и «Пионер-11», тех самых, что стали первыми космическими аппаратами, отправившимися к Юпитеру (алюминиевые пластинки, на которые нанесена символьная информация о человеке и Земле, отправились в космос на борту «Пионеров». – Примеч. ред.). И он очень интересовался в каком-то смысле идеей «Великого путешествия» (Great Tour, официальное название посещения всех четырёх планет-гигантов одним аппаратом - «Вояджером-2»– Примеч. ред.). И я думаю, здесь и появилась эта идея: когда мы окажемся за всеми планетами, мы можем посмотреть назад, впервые – и при этом имея камеру. Это и сделали «Вояджеры».

Что Вы считаете границами Солнечной системы и гелиосферой? Вышли ли «Вояджеры» сейчас из них?

Солнечная система значительно больше, чем гелиосфера сама по себе. Гелиосфера – пузырь, заполненный атмосферой Солнца. За ее пределами находится материя, поступающая из внешних источников, но еще есть огромное облако, которое называют облаком Оорта, и потребуется 3000 лет, прежде чем «Вояджеры» доберутся до внутреннего края облака Оорта, которое тоже является частью Солнечной системы, и 30 000 лет, прежде чем они окажутся снаружи того, что на деле является Солнечной системой.

Как долго мы еще будем получать сигналы от «Вояджеров»?

У нас достаточно мощности, так что ничего не прерывается. Мы должны иметь возможность получать их сигналы как минимум до 2025 года.

Какова будет следующая миссия, нужно ли отправить более технологичный зонд с теми же задачами?

Стоит надеяться, что придет день, когда мы сможем найти способ сделать аппараты значительно более быстрыми и внедрить куда более современные алгоритмы, чем алгоритмы 40-летней давности, которые и поныне работают на «Вояджерах». Это вопрос мощности компьютера – в вашем смартфоне в 30-40 раз больше памяти, чем в «Вояджере».

астрономия вояджер-1 вояджер-2 интервью с учеными и научные эксперименты исследования космоса эдвард стоун

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий