Как возникла Луна? Есть ли тут окончательная ясность? Много ли воды в Солнечной системе, может ли водиться в неземных океанах жизнь? Что делать геологу в космосе? Зачем нужны исследования далеких спутников и планет? Об этом рассказывает Олег Львович Кусков, член-корреспондент Академии наук, главный научный сотрудник Института геохимии и аналитической химии имени В.И. Вернадского РАН.

– Олег Львович, вы занимаетесь космохимией планет Солнечной системы, их зарождением, формированием, химическим составом. Скажите, пожалуйста, существует ли общая для всех ученых точка зрения, как образовалась система Земля-Луна, или до сих пор идут споры?

– Начнем с немного более простых вещей. Что собственно нам известно, если мы говорим о планетах Солнечной системы и пока не говорим о далеких экзопланетах? Ведь в эпоху докосмических исследований измерялось всего несколько параметров. Можно было измерить радиус планеты. Где-то примерно в пятом веке до нашей эры греческий философ и ученый Анаксагор выступил, как сейчас принято говорить, с докладом на конференции без Zoom. Он предложил свою гипотезу, что Солнце довольно большой раскаленный шар и с размерами, превосходящими Пелопоннес. На что его слушатели и ученые собратья сказали, что это чересчур. Вот вам представление древних о том, каким было Солнце.

Естественно, эти знания менялись. Мы получили достаточно фундаментальное научное представление о движении планет, об их размерах, начиная с работ Галилея, Коперника, Кеплера. Затем Ньютон. Но почему я начал с Анаксагора? Потому что вплоть до космических полетов измерялось всего несколько параметров: радиус планеты, ее масса, поток солнечной энергии и спустя какое-то время возраст. Ведь было крайне трудно понять, какой возраст имеет Земля.

Опять придется вспомнить историю. В конце XIX века, когда Дарвин издал свой знаменитый труд «О происхождении видов», он понимал, что для эволюции видов требуется довольно большое время. А в этот момент знаменитый английский физик Томпсон посчитал возраст Земли. И как честный ученый он сказал, что возраст Земли  измеряется величинами от 20 миллионов лет до 400 миллионов лет.

Для Дарвина это был совершенно потрясающий, нокаутирующий удар. Поскольку как биолог он тут же понял, что эволюция жизни за столь короткий период времени просто невозможна. Вот как важен возраст.

А Томпсон делал все честно и исходил из тех знаний в науке, которые тогда были. Он использовал понятие теплопередачи в виде теплопроводности, ничего не зная о существовании радиоактивных элементов, которые были открыты в конце XIX века Беккерелем.

Потом возраст Земли стал постепенно расти. Наконец, мы пришли к тому, что возраст сегодняшней Земли примерно четыре с половиной миллиарда лет. А когда начались космические исследования, то, конечно, мы узнали гораздо больше. Что нам известно о Земле, о Луне, в меньшей степени о других планетах? Прежде всего это, конечно, петролого-геохимические данные, которые были привезены космическими аппаратами с Луны.

Первый запуск на Луну был осуществлен в 1959 году, и спустя 10 лет «Луна-16», «Луна-20», «Луна-24» привезли в совокупности 300 грамм лунного грунта. Я как раз в этот момент был еще молодым научным сотрудником. Весь этот лунный грунт приходил к нам в институт. Была оборудована специальная комната, около которой всегда, постоянно находился какой-то охранник. Туда нельзя было зайти. И все наши геохимики с огромным энтузиазмом ожидали новых результатов.

Одновременно и даже несколько раньше, в 1969 году был произведен запуск «Аполлона-11» с тремя астронавтами, которые привезли уже 21 килограмм лунного грунта. Стал производиться обмен между российскими и американскими учеными, партнерами. Это была такая эйфория в науке, когда было впервые доставлено внеземное вещество.

Конечно, метеориты падали. Но метеориты были самые различные: железные, каменные, хондриты, ахондриты. А тут вещество с нашего ближайшего спутника. Оказалось, что там есть целый ряд замечательных вещей, которые неожиданно были обнаружены в результате геохимических анализов. Это то, что относится к такой науке, как петрология и геохимия.

А не менее важны сейсмические исследования. Для Земли эти исследования начались в самом начале XX века, когда английский ученый Олдхэм впервые с помощью сейсмометров обнаружил существование ядра Земли. Это было весьма существенное открытие.

Понимая, что на Землю падают железные метеориты, было высказано предположение, что земное ядро состоит из того же материала, что и железные метеориты. То есть в основном из сплава железа с никелем. Сейсмические исследования – это, что называется, Розеттский камень для исследования Земли.

Ну, а впоследствии это тоже было сделано в результате шести полетов «Аполлон» на Луну.

– Известно ли сейчас, из чего состоит Луна?

– Она состоит из так называемого реголита или мегареголита. Это мощный слой переработанной пыли, покрывающей всю поверхность Луны. И надо сказать, что перед советскими полетами на Луну происходили довольно горячие дебаты: является ли Луна твердой? Ученые понимали, что существует эта пыль, что космический аппарат может сесть и утонуть в ней.

Тогда Сергей Павлович Королев принял волевое решение. Он сказал: «Будем считать, что Луна твердая». Так и оказалось. А породы поверхности Луны состоят из морских пород, которые в основном представляют собой базальты материковых пород. Эти породы включают такой минерал, как анортозит. Они слагают кору. Мощность коры Луны довольно приличная, порядка 30-40 километров. То есть такая же примерно, как и на Земле.

Под корой находится мантия. Это твердая, каменистая составляющая, состоящая из тех геологических пород, которые свойственны и Земле.

Другое дело, что Луна по размерам гораздо меньше, чем Земля. И поэтому давление в ее недрах тоже значительно меньше. Чтоб было понятно, давление в центре Земли примерно три с половиной миллиона атмосфер. А на Луне оно в сотни раз меньше. Поэтому породы и Земли, и Луны в какой-то степени похожи.

Но существует понятие фазовых переходов. То, что на Луне существует в виде фаз низкого давления, на Земле становится фазами высокого давления. Радиус Луны - 1737-1738 километров. Мантия простирается до глубин 1400 километров. Под мантией находится так называемая центральная область Луны, которая включает в себя ядро, косвенно обнаруженное по данным исследований аппаратов «Аполлон». И это ядро покрывает некая частично расплавленная оболочка, которая представляет собой загадку.

Олег Львович Кусков

– А на Земле такой оболочки нет?

– Есть. Это слой, из которого поднимаются мощные плюмы, выходящие практически на поверхность Земли в виде области горячих точек. Это как бы вулканические излияния. Строения Луны и Земли похожи.

– Но в чем тогда загадка?

Загадка состоит в том, почему есть ядро у Луны, какой оно имеет состав, какое агрегатное и физическое состояние? Для Земли известно, что ядро состоит из двух составляющих: внутреннее ядро Земли, которое твердое, и внешнее – жидкое. А все железоникелевые породы с добавлением так называемых легких или легирующих элементов в виде серы, углерода, кремния, кислорода.

И на Земле есть магнитное поле, которое поддерживается как раз конвекцией в жидком земном ядре. Благодаря магнитному полю и возникла жизнь на Земле. Оно экранировало атмосферу, ионосферу.

А на Луне нет магнитного поля. Луна вообще маленькое тело. Но, судя по современным данным, Луна также имеет небольшое внутреннее ядро и жидкое внешнее ядро размером примерно 300-350 километров. А ядро Земли - три с половиной тысячи километров. То есть радиус Луны где-то раза в четыре меньше, чем радиус Земли.

Существует ли окончательное мнение об образовании Луны, с которым согласны все ученые?

Вероятно, одна из первых гипотез возникновения Луны принадлежит сыну Чарльза Дарвина, который предположил, что Земля и Луна представляли в далеком прошлом некую гантель, где Земля имела больше размеры этой гантели, а Луна меньше. В результате вращательных движений эта меньшая часть гантели оторвалась и образовала Луну. Причем четыре с половиной миллиарда лет назад Луна находилась на гораздо меньшем расстоянии от Земли. Сейчас расстояние Земля – Луна составляет, грубо говоря, 400 тысяч километров, а тогда это расстояние было в десятки раз меньше.

– То есть Луна отдаляется от нас?

Она отдаляется, конечно, но очень медленно, так что для нас это незаметно. И еще долго люди, живущие на Земле, если они к тому времени еще будут жить, смогут любоваться Луной.

Гипотеза Дарвина была опровергнута математиками, в том числе российским математиком Ляпуновым, который на основе строгого математического аппарата показал, что такое невозможно.

Возникла другая гипотеза, что Луна была захвачена Землей. Земля - большое тело. В нем большой гравитационный потенциал. Она могла притянуть сформировавшуюся Луну и её захватить. Это не исключительное предположение. Целый ряд спутников, например, Тритон, был захвачен Нептуном. Также есть спутники Марса, Фобос и Деймос, которые, вероятно, тоже были захвачены большой планетой. Так ли это или нет, не знаю и думаю, что мало кто знает.

Но в отношении захвата Луны скепсис ученых довольно велик. Эта гипотеза не опровергнута полностью, но и не встречает особую поддержку. Считается, что вероятность такого захвата крайне мала.

А потом возникла гипотеза, которая в основном была разработана советскими учеными в Институте физики Земли. Это были супруги Виктор Сергеевич Сафронов и его жена Евгения Леонидовна Рускол.

– Насколько я знаю, Евгения Рускол была аспиранткой Отто Юльевича Шмидта.

– Да, у него было несколько выдающихся аспиранток. Женская наука в Институте физики Земли была в то время очень сильной.

Так вот, Евгения Леонидовна предложила гипотезу, которая носит название «коаккреция». Коаккреция – это как бы совместная аккреция вещества Земли и Луны из общего роя тел. Представьте себе, что Земли еще не было. Было Солнце, окруженное пылью и каким-то количеством газа. Газ постепенно диссипировал, удалялся, улетал, а твердые пылинки в результате физико-химических и механических столкновений стали слипаться друг с другом. Сначала это были мельчайшие пылинки на уровне микронов или потом миллиметров. Потом они превращались в снежные шарики, которые уплотнялись. Всё это было длительным процессом, который занимал десятки миллионов лет.

— nYc8LUg

И стала расти Земля. Поскольку она росла каким-то опережающим способом, то вычерпала окружающее вещество. За счет своего гравитационного потенциала все больше и больше пыли садилось на Землю. А где-то на орбите потихонечку росла и Луна. Земля и Луна поделили между собой количество вещества. Выросла большая Земля, а рядом росла Луна поменьше.

Эта гипотеза была очень популярной. Во всяком случае, ничего лучше не было предложено. Но все-таки она столкнулась с целым рядом и геохимических, и физических противоречий, которые не укладывались в эту картину одновременного роста планеты и сателлита.

Популярность этой гипотезы продолжалась примерно до середины семидесятых  годов, когда на знаменитой конференции на Гавайских островах была выдвинута группой американских ученых гипотеза мегаимпакта. По-английски giant impact – то есть гигантское столкновение.

Они предположили, что Земля выросла до определенных размеров, практически до современных, и в этот момент произошло гигантское столкновение, когда на Землю обрушилось какое-то другое небесное тело по размерам порядка Марса.

Радиус Марса примерно вдвое меньше, чем радиус Земли. Но все равно это гигантское тело. Этот удар практически расколол Землю, вероятно, до ядра. Произошел колоссальный выброс земного и марсианского вещества.

– Насколько я знаю, планету, ударившую Землю, называют Тейя.

– В честь богини, дочери Зевса и Геи. И вот эта Тейя полностью разрушила Землю. Произошел очень энергичный выброс земного вещества на орбиту. И одновременно произошел выброс вещества Тейи. Согласно первому варианту этой гипотезы, вещество Луны образовалось в основном из вещества «ударника», то есть из Тейи.

– А есть еще какой-то вариант этой гипотезы?

Эта гипотеза имеет много вариантов. Но и здесь остаются вопросы. Какой был удар? Был ли это удар лобовой или же тело ударило Землю по касательной? От этого очень много зависит. Если это лобовой удар, то он действительно раскалывает Землю до ядра. А если по касательной – тогда Земля хоть и покроется шрамами, но все-таки уцелеет. Но так или иначе каноническая гипотеза исходит из того, что вещество Луны образовалось из вещества ударника.

И это была очень популярная история до тех пор, пока она не столкнулась с контраргументами геохимического порядка. Трудности, прежде всего, со стороны не механики, а именно геохимии. В чем тут дело?

Если у нас есть ударное тело, оно должно было образоваться в каком-то своем  резервуаре, где происходит образование всех планет. Где-то на своей орбите образуется Тейя. Затем в результате каких-то гравитационных возмущений она была выброшена на Землю.

– А такое возможно?

– Да, это вполне вероятно. Известно, что, например, Юпитер своим мощным гравитационным полем может забрасывать планеты, перемещать их с орбиты на орбиту. В том числе считается, что потому Марс такой маленький, что гравитационное поле Юпитера не позволило ему вырасти. Не исключено, что Юпитер с помощью своего мощного потенциала забросил Тейю на Землю.

Но тогда, как говорят геохимики, Тейя должна была обладать своим элементным и своим изотопным составом, отличным от земного. Об этом неоднократно говорил академик Э.М. Галимов, который развивал гипотезу совместной эволюции системы Земля–Луна.

– Но она не обладает таковым?

– А вот это было непонятно вплоть до последнего десятилетия. Дело в том, что все время совершенствуются методы масс-спектрометрии по изучению изотопного состава пород Луны и Земли. Ученые измерили изотопный элементный состав всех тех элементов, которые для них представляли интерес. И оказалось, что породы Луны и Земли имеют общий изотопный состав по кислороду, кремнию, титану, вольфраму и целому ряду других измерений. Это противоречит предсказаниям канонической модели происхождения Луны в результате мегаимпакта.

С другой стороны, тут возникают некоторые проблемы не только в изотопном составе, но и уже в химическом составе.

Есть основные пять оксидов. Оксид – это смесь какого-то элемента с кислородом. Вот Земля, грубо говоря, на 50% состоит из оксида кремния. Оксид кремния мы видим, можно сказать, каждый день, это песок. На остальные оксиды приходится гораздо меньше вещества. Их всего четыре – оксид железа, оксид магния, оксид алюминия и оксид кальция. Если не брать редкие и рассеянные элементы, из этих пяти оксидов состоит вещество любой планеты земной группы.

И вот оказалось, что Земля и Луна имеют разные количества оксида железа. А это, оказывается, очень важно. Если в Земле доля оксида железа составляет восемь процентов, то на Луне его в полтора раза больше. Большинство и экспериментальных данных, полученных на образцах пород, и подавляющее большинство теоретических исследований показывают, что оксида железа на Луне в полтора раза больше.

Возникает парадокс: если изотопный состав кремния, кислорода, хрома, титана на Луне и Земле одинаков, это говорит о том, что Луна должна была произойти из вещества мантии Земли. А наиболее распространенный элемент, железо и кислород, объединяясь в оксид железа, на Луне в полтора раза больше. Как же могло вещество Земли образовать лунное вещество? Очень трудно понять, что произошла такая сепарация оксида железа между Землей и Луной.

Как всегда эту трудность можно обойти и сказать, что некая Тейя образовалась где-то в другом месте орбиты, на каком-то другом пространстве. Оно имело разный химический состав, но обладало одинаковым изотопным составом. Словом, как видите, предположений много, но истина в последней инстанции пока так и не установлена. 

– Олег Львович, как известно, Россия возобновляет лунную программу, возвращается на Луну для исследований, которые, может быть, прольют свет на все эти загадки. Скажите, пожалуйста, как вы относитесь к планам использовать лунные ресурсы для того, чтобы решить энергетические и прочие проблемы человечества?

– В лунных исследованиях, как мы знаем, очень сильно продвинулся Китай. Их серия космических аппаратов «Чанъэ» с луноходами «Юйту» бороздит поверхность Луны. Сначала они прилунились на обратную сторону Луны, что уже само по себе колоссальное достижение, сделали целый ряд замечательных снимков, исследовали, картировали лунную поверхность. А «Чанъэ-5» год назад привез один килограмм и, по-моему, 713 грамм лунной породы. То есть в Китае совершенно невиданными темпами развиваются исследования Луны, и они делают запуски на Марс. У них очень амбициозные программы.

Наши программы мне комментировать особо не приходится, потому что у нас каждый раз происходит какая-то задержка, все время что-то откладывается, поэтому, что будет, неизвестно. Хотя, по словам Рогозина, планируется запуск осенью этого года. Но, что называется, давайте доживем.

Понимаете, нет молодых людей, которые идут в науку, нет инженеров. Да более того, нет рабочих. Нужны тонкие слесарные, фрезерные, токарные работы. У нас когда-то в институте был целый отдел инженерно-технический, где были инженеры и рабочие, которые вытачивали совершенно уникальные детали для приборов, которые были посланы на Луну. Делали свои приборы, масс-спектрометры. В результате были величайшие достижения и в области исследования Луны и Венеры, где мы тоже сделали настоящие чудеса.

Я помню, когда наш тогдашний директор академик Александр Павлович Виноградов делал первый доклад о составе атмосферы Венеры. Никто толком не знал, из чего состоит атмосфера Венеры и какова ее плотность, каково давление, какая температура на Венере. Он сказал, что атмосфера Венеры состоит из углекислого газа, а давление на поверхности в сто раз больше, чем на Земле. На Земле одна атмосфера, там 100 атмосфер. Чудовищная температура, больше четырехсот градусов. Мы были потрясены. А сейчас что? Сейчас мы наблюдаем за достижениями Илона Маска и китайцев.

– Олег Львович, знаю, что, помимо Луны, вы занимаетесь также исследованием Юпитера. Каковы, на ваш взгляд, здесь наиболее интересные результаты исследований?

–  Если не углубляться в далекую историю, а держаться ближе к современности, то очень крупные достижения были сделаны в результате миссии «Галилео», которая была запущена к Юпитеру и в течение нескольких лет исследовала систему Юпитера, его спутников, которые называются Галилеевы спутники. До этой миссии все учебники по астрономии писали, что у Юпитера 16 спутников, из них четыре крупных. Я их перечислю. Это Ио, Европа, Ганимед и Каллисто.

В результате полетов космических аппаратов известно уже больше 60 спутников Юпитера. Но по-прежнему крупными считаются эти четыре. 

Учеными-теоретиками при изучении космического пространства до того, как космические аппараты достигли Юпитера, было высказано предположение, что один из спутников Юпитера, а именно Ио, имеет довольно сильную вулканическою активность. Когда аппараты туда подлетели, так и оказалось. Сегодня мы знаем, что Ио это самый крупный вулкан Солнечной системы. Извергаются потоки лавы в высоту нескольких десятков, а может быть, даже сотен километров в разряженную атмосферу Ио. Ио – это горячее тело с размером очень близким к Луне, практически они близнецы. Ио находится примерно на таком же расстоянии от Юпитера, что и Луна от Земли. Их радиусы и плотности близки. Это железокаменные планеты, но только Луна – тело пассивное. 

Если Ио – это железный вулкан, то три других спутника представляют собой каменно-ледяные спутники. Это в полной мере касается Ганимеда и Каллисто, в меньшей степени Европы. Европа по своему радиусу тоже близка к Луне. Плотность ее немножко ниже, чем у Луны. А вот Ганимед и Каллисто имеют плотность два грамма на кубический сантиметр. Из этой величины следует, что они сложены наполовину из скальной породы, а наполовину изо льда, жидкой воды. Это было крупнейшее открытие миссии «Галилео».

Олег Львович Кусков

Сделаны фотографии, вся поверхность картирована. Европа имеет полосы на своей поверхности, что предположительно указывает на ее криовулканическую активность. В результате каких-то тектонических движений ледяная кора, покрывающая Европу, прорывается, и происходит выброс жидкой воды. Считается, что Европа, безусловно, имеет подледный внутренний океан. Глубина его плохо поддается оценкам и в целом измеряется от десятка до сотни километров. Европа представляет огромный интерес, без конца появляются проекты, предлагающие послать туда космический аппарат с тем, чтобы он сел на ледяную поверхность, сделал мазок с этой поверхности и проанализировал с помощью находящегося там усовершенствованного масс-спектрометра наличие микробной жизни.

Собственно, если раньше все планеты и спутники представляли интерес для геохимии, геофизики, геологии, то теперь этот интерес перемещается и в сторону биологии и астробиологии. Ради этого и надо делать такие запуски, потому что они могут помочь ответить на вопрос, как возникла жизнь, почему она возникла? Почему она возникла на Земле, очень трудно понять. Но если удастся найти ее в породах Марса, где-то под поверхностью Марса, на Европе или на таком чудесном спутнике Сатурна, как Энцелад, где водяные гейзеры бьют из подледного океана, то это будет то самое величайшее открытие, к которому ученые всего мира стремятся.

– Олег Львович, давайте скажем о вкладе ГЕОХИ в эти исследования.

– Мы уже много лет занимаемся проблемой внутреннего строения спутников Юпитера и крупнейшего спутника Сатурна Титана. Каждый спутник уникален по-своему, и тем он интересен. Титан – это единственное тело Солнечной системы и вообще единственный спутник, который обладает атмосферой. Галилеевы спутники такой атмосферой не обладают. Атмосфера Титана состоит практически на 98% из азота. Если атмосфера Земли почти на 80% состоит из азота, то атмосфера Титана, можно сказать, полностью азотная. Там в пределах 2% присутствуют и другие газы. Титан покрыт морями или озерами, которые состоят в основном из метана. Метан – это то, что мы потребляем в газовых горелках, это углеводород, благодаря которому процветает Россия, и на Титане его очень много. Это жидкие моря.

На Титане очень холодно, так же как и на Галилеевых спутниках, температура там порядка 100 градусов Кельвина. Но, тем не менее, попытки найти жизнь на этих спутниках продолжаются. Мы же занимались в основном внутренним строением – пытались понять, как устроены эти крупнейшие спутники Солнечной системы.

Все они размером либо порядка Луны, либо Меркурия. Это крупные небесные тела. Как я уже сказал, часто в своем составе они имеют и жидкую воду, и льды. Льды бывают разные. Нам на Земле знаком в основном «наш» лед, а в недрах крупных спутников происходят фазовые переходы, когда нормальный лед под давлением переходит в фазу высокого давления. При этом вот важно понять, может ли существовать жидкий океан под ледяной корой этих спутников. Все спутники покрыты твердой ледяной корой, мощность ее варьируется от десятков до сотни километров. Но существует ли жидкий океан под ледяной корой всех этих спутников?

Мы пытаемся этот вопрос прояснить, и у нас получается, что на всех спутниках Юпитера и Сатурна может существовать жидкий океан. Состав его не очень известен. В основном это, конечно, жидкая вода. Но вряд ли это пресная вода. Все океаны, все моря на Земле соленые и содержат довольно большое количество хлористого натрия. То же самое можно сказать о существовании океанов на этих спутниках. Они, конечно, могут содержать различные растворенные газы – метан, углекислый газ, растворенные соли. Могут содержать аммиак. В зависимости от того, какая примесь содержится в океане, зависит и толщина этого океана, и толщина ледяной коры.

Известно также, что на этих планетах есть плотная оболочка, то, что мы называем мантией, то есть это твердая железокаменная порода. А вот на спутниках планет-гигантов может быть совершенно другое строение, когда на поверхности находится ледяная кора, под ней – океан довольно большой мощности, вероятно, в сотни километров, а под этим океаном находятся льды высокого давления и каменная порода. Она не сепарировала полностью, поэтому приходится употреблять такие плохо понятные обывателю термины, как частично дифференцированные спутники. Это значит, что не произошло разделения камня, скальной породы и льда. При этом строение этих спутников принципиально отличается. И, конечно, тут у нас еще остается множество вопросов.

Олег Львович, почему важны такие исследования для нас, живущих на Земле?

– Анаксагор пытался измерить размер Солнца. Спрашивается – зачем он это делал? Ему было интересно. Вот ответ на ваш вопрос. Ученые этим занимаются, потому что это интересно. Они работают ради идеи.

– Но ведь есть люди, которым это абсолютно неинтересно, и таких людей большинство. Зачем это нужно человечеству, что это ему даёт?

– Этот вопрос, наверное, вечный. Зачем физики расщепили атом? Им что, нечем было заниматься? Занимались бы выращиванием томатов. Нет, они расщепили атом. К чему это привело?

– Это привело в том числе к созданию огромного количества аппаратуры, установок, в том числе медицинского характера, без которых мы сейчас не можем жить.

– Совершенно справедливо. Вот еще одна аналогия из науки. Когда Фарадей делал свои эксперименты, у него было оборудование самое простое. Железная проволока, табуретки. Он мастерил примитивные катушки Фарадея. А денег у него не было. И он обратился к казначейству с просьбой, как мы бы сейчас сказали, выделить грант. К нему пришел какой-то чиновник, посмотрел на всю эту ржавую аппаратуру и сказал: «А что это нам даст? Что это даст стране?» На что Фарадей ответил, что через несколько лет вы будете получать налоги за счет того, что я открыл электричество.

За несколько десятков лет до Фарадея все британские газеты вышли с загробным заголовком, что скоро мир погрузится во тьму. Почему? Потому что свечи делали из китового жира. Предрекали, что с убийством последнего кита мир погрузится в кромешную темноту. И вот появился Фарадей, появилось электричество, стал свет.

Не было бы Фарадея, не было бы электричества, мир бы погрузился во мрак. Вот ответ на ваш вопрос – зачем это нужно глубинному народу, так сказать, человечеству?

То есть любопытство, которое движет учеными, приводит нас всех к важнейшим фундаментальным и прикладным результатам.

– Да. В том числе к персональным компьютерам, смартфонам, интернету и нашей возможности сейчас разговаривать с помощью программы Zoom.