Материалы портала «Научная Россия»

0 комментариев 543

Аркадий Тишков: Экологические последствия эпидемии COVID-19 или «Мечта Греты Тунберг сбылась!»

Аркадий Тишков: Экологические последствия эпидемии COVID-19 или «Мечта Греты Тунберг сбылась!»
Об экологических последствиях событий, связанных с эпидемией COVID-19, рассуждает член-корреспондент РАН, заместитель директора Института географии РАН А.А. Тишков.

Самолеты не летают…

Пароходы – на приколе …

Автомобильный транспорт на треть на приколе …

Рухнула  целая отрасль – туризм, который ассоциируется с щадящим режимом природопользования

Заводы остановили свою работу … (правда, не все)

Нефть никому не нужна, резервуары для ее хранения переполнены…

Люди сидят по домам. На карантине, если верить цифрам СМИ, уже почти полтора миллиарда.

Только все начиналось, а блогеры уже заговорили о позитивных эффектах: чистой воде и рыбах в венецианских каналах, чистом небе над китайскими городами, сокращении объемов потребления и количества мусора. В крупных городах с объявлением самоизоляции произошли перемены в сторону улучшения состояния парков и лесопарков – снизилось воздействие так называемого фактора беспокойства и рекреационные нагрузки, а следовательно больше стало птиц, лучше себя чувствует растительность, особенно первоцветы, отдыхают газоны… Да тут еще весеннюю охоту отменили – меньше людей в лесах и на водоемах, больше будет водоплавающей, полевой и боровой дичи. Отдохнут и наши южные курорты от огромных рекреационных нагрузок, особенно Крым и Черноморское побережье Кавказа. А это десятки миллионов обломанных «на память» веточек и цветов, гектары замусоренных территорий и морских акваторий за сезон. Курортная канализация, в конце концов, передохнет… Прогноз всего, что касается дикой природы положительный …

Но рано говорить COVID-19 за сохраненную природу спасибо!  Да и так ли она резко стала отдыхать от человека?  Посмотрим и на негативные эффекты для природы. Не все происходящее в мегаполисах можно экстраполировать на страну. Снижение цен на углеводороды мало сказалось на внутренней цене и на потреблении нефти и газа, а значит и выбросы энергетического сектора сохранились на высоком уровне. Бытового мусора может быть и убавилось, а медицинского (все одноразовое, да еще и заразное!) – прибавилось.  А тут еще и уровень доходов населения стал падать и работу народ теряет, особенно в провинции. Традиционно в этом случае  начинает расти уровень браконьерства и позитивные для природы эффекты в регионах определенно сойдут на нет. Люди потери в доходах  компенсируют «дарами природы» - незаконной охотой, рыбалкой, заготовкой древесины и пр.  

Понятно, что экономика и социальная сферы просто неотделимы от всего, что связано с сохранением и использованием природы. А это значит, что COVID-19 проник как спрут в систему жизни населения – «заякорив» население на карантине мы автоматически увеличили человеческую нагрузку на прилегающие к жилью территории (те самые пресловутые «100 метров от дома»).  А такая простая цепочка, касающаяся аграрного производства  - недополученная продукция в одном регионе должна быть компенсирована вовлечением в производство новых земель в другом. Уже ясно, что наметившийся спад в мировом производстве продуктов питания (даже ООН заговорило о грядущем «мировом голоде») может сказаться на состоянии наших степей, особенно потенциальных производителей твердой пшеницы – так называемых «постцелинных» земель, на которых восстановились типичные и засушливые степи.  Да и «чистое небо» над городами – это краткосрочный эффект «перед бурей», когда экономика сорвется в «поствирусный» рост и на полную мощность заработают электростанции, заводы и фабрики, начнут летать самолеты и мобилизуется весь автотранспорт.

Но кое-что уж очень негативное в отношении экологических последствий останется.

Первое – это конъюнктурность в оценках глобальных проблем.  Мир очень легко, что называется «на раз» забыл о «климатическом кризисе» и об угрозах человечеству из-за «потепления». Еще недавно все это не сходило с экранов телевизоров, об этом писали все ведущие газеты, и «хрипел» интернет. Делили «экологический пирог» в сотни миллиардов долларов на решение «проблем с климатом», ругали Трампа за то, что не подписал Парижское соглашение, а Путина, наоборот,  но уже в самой России, за то, что подписал. Оказывается перед угрозой нового вируса, это все не так уж и важно. Экология куда-то ушла на третий план с ее призывами сохранять рукокрылых.

Второе – девальвация некоторых приоритетов развития стран и их политических и экономических союзов. Никто не отказался от гонки вооружения, которая была и остается самым главным фактором деградации природной среды на современном этапе – на нее идут основные средства, природные ресурсы  и политическое внимание. Расширилась (обозначились тренды к росту) пропасть между бедными и богатыми, между развитыми и неразвитыми, Югом и Севером, Западом и Востоком … Проявился эгоизм экономический, даже внутри такой «крепкой» структуры, как Евросоюз.  А отсюда всего шаг до «экологического эгоизма», когда строится «природный рай» в отдельно взятой стране за счет других, которые пусть сами выкарабкиваются из COVID-19 кризиса, без помощи ООН и ВОЗ.  Уже в условиях самоизоляции участвовал в видео-конференции по экологическим проблемам БРИКС,  организованной ВШЭ. Много говорили об общих проблемах, о глобальном экологическом донорстве и вытекающих их этого международных инициативах, о том, какие новые вызовы ждут страны БРИКС после эпидемии. Интересно, что именно экономисты (С.Н. Бобылев и др.) одними из первых заговорили об экологических издержках эпидемии COVID-19.

Третье – очень значительные мировоззренческие потери в отношении глобальных экологических проблем, национальных стратегий сохранения биоразнообразия и локальных решений в охране живой природы.  Про «смену приоритетов»  в глобальной экологии я уже написал выше. В национальные стратегии сохранения биоты, несомненно, вмешается фактор «переносчиков особо опасных инфекций». В свое время сурок стал редким и даже попал в Красную книгу СССР и потому, что подлежал отстрелу в тех регионах, где он «сохранял» природные очаги чумы (был переносчиком). В статье журналиста Л. Млечина в интернете в начале апреля поднимался вопрос и о судьбе реализации международных конвенций в области охраны живой природы – по торговле редкими видами (СИТЕС), по охране водоплавающих птиц (РАМСАР), о биоразнообразии (КБР) и др. Образ летучей мыши, ставший символом «всемирного мора» в случае с COVID-19, как и в прошлый раз - образ перелетных птиц при «птичьем гриппе» и образ кабана при «африканской чуме», очень напоминает пресловутый «образ врага», такой желанный для «спускания пара» и перекладывания ответственности. У разных народов в древности были «любимые» и «нелюбимые»  животные, с одними дружили, а других (кто мешал хозяйству – волков, хорей, хищных птиц и др. - старались извести в окрестностях своего хутора). И сейчас «под шумок», как это было при эпидемии птичьего гриппа с водоплавающими птицами или с повсеместным отстрелом кабанов в связи с «африканской чумой»,  могут пострадать переносчики того первичного штамма COVID-19 – летучие мыши (не только в Китае). Боюсь, что теперь милые сюжеты телевидения с залетом во время миграций вечерниц, подковоносов или ушанов в окно или с их зимовками на захламленных балконах, уже не будут появляться на экране. Пора напомнить, что мы имеем дело с природно-очаговой болезнью, которая  никуда не уходит, а остается с нами и будет ли эпидемия – зависит от нас. Что это за болезни?  Это, например, передаваемые клещами инфекции - энцефалиты, беррелиозы и анаплазмозы, риккетсиозы, туляремия, омская гемморагическая лихорадка, ку-лихорадка,  а также лептоспироз, крымская геморрагическая лихорадка, бешенство, сибирская язва, чума. Можно вспомнить и передаваемую комарами малярию  и многие другие.

Уже в 21 веке в связи с потеплением климата и ростам миграционной активности населения в России появляются и другие болезни из южных краев – лихорадка Денге, желтая лихорадка и др. Они не имеют в нашей стране природных очагов, но это не мешает им охватывать целые области и тысячи больных. Но, например, вирус лихорадки Западного Нила  в Волгоградской, Астраханской и других областях и в Краснодарском крае,  уже в нашем веке сформировал природный очаг и продвигается на север.

Это я к чему? А к тому, что помимо клещей и комаров у вирусных болезней много переносчиков из млекопитающих и птиц, в т.ч. из массовых видов и редких. Так, те же летучие мыши, помимо коронавирусов (с десяток) еще передают и бешенство. А зайцы и дикие кролики – туляремию, которая, как и COVID-19 нарушает работу легких и вызывает пневмонию. Сурки, суслики, песчанки, хомячки – это целый букет вирусных болезней, а также чума. Многие дикие птицы являются переносчиками тяжелых болезней человека – помимо птичьего гриппа еще и разных орнитозов. Список можно продолжать до бесконечности – тут и грызуны, и хищные, и копытные … И дикие и домашние. И милые и страшные… Мы живем рядом, пересекаемся, а случаи, подобные эпидемии COVID-19, возникают сравнительно редко и чаще всего по вине человека.  Так было в 1930-х годах, когда в Сибирь и на Дальний Восток хлынули тысячи переселенцев и стали болеть энцефалитом. Удалось победить болезнь. Разработали замечательную и эффективную вакцину. Но зверей – переносчиков-носителей страшного вируса  (ежей, грызунов, хищных) уничтожать не стали. Да и очаги энцефалита как были, так и остались. Профилактика и правильное поведение человека в природе – вот главное. А зверье не виновато! Так что давайте не будем свои недоработки сваливать на наше милое зверье. А то можно дойти и до кампании по  истреблению воробьев как в Китае 1950-х годом. Да и чисто экологическая проблема «посткоронавирусного»  периода  - быть «ближе к природе» или оставаться в мегаполисе? «Ближе к природе» - это и ближе к природным очагам многих болезней. У деревенских защита есть, а у городских?..

Маленькое послесловие. Каюсь - ругал Грету Тунберг, вернее тех, кто направлял ее искренние помыслы. И вот все, о чем мечтала она, сбылось. Но нет радости ни у экологов, ни у всего человечества.  Ведь сохранение природы – не для природы, а для человека, его здоровой окружающей среды. Все модели будущего мы строим для человека. А тут какой-то вирус прилипчивый – бьет не так сильно, как чума, но экономику рушит, а вслед и экологические проблемы только усугубляет … Сво-о-о-бо-о-о-ды!  Это еще одна тема, правда, не имеющая вроде бы отношения к экологии.  Но сидя в карантине, не может сохранять природу конкретно, на локальном уровне … Будем мыслить глобально, это так! А вот действовать локально не всегда сможем. Пожары лесные не потушим, браконьера за руку не поймаем, разливы нефти не остановим, заслон на пути сточных вод в реку не поставим … «Сиди дома» - этим спасешь себя, близких, соседей. А природу? Спасешь ли? Еще долго будем и маски носить, и осторожничать при встрече с людьми. А уж «обнимашки» с друзьями, заздравные чаши «по кругу» и прочие «старорежимные штучки» - теперь под запретом. Это в отношении поведения человека, новых черт к менталитету… Но как бы не потерять интереса к сохранению природы … Мы ведь только и думаем, как экономика освободится от пут карантина, а там … Понеслось. Кризис все спишет… Любой ценой, в т.ч. и в ущерб природе. Вот этого я и боюсь.

А.А. Тишков, член-корреспондент РАН, заместитель директора Института географии РАН

Фото: Пресс-служба Института географии РАН

covid-19 аркадий александрович тишков институт географии ран последствия эпидемии коронавируса экология

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Информация предоставлена Информационным агентством "Научная Россия". Свидетельство о регистрации СМИ: ИА № ФС77-62580, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций 31 июля 2015 года.