За полгода биткоин вырос в цене в шесть раз, цифровые права на произведения искусства продают за миллионы долларов, а центральные банки ведущих стран готовятся выпускать национальные криптовалюты, с которыми придется конкурировать биткоину.

В интервью член-корреспондент РАН, первый заместитель директора Института экономики Российской академии наук Михаил Головнин рассказал о причинах беспрецедентного роста самой популярной криптовалюты, о позиции Центробанка к рынку цифровых активов и перспективах блокчейн-экономики.

Член-корреспондент РАН, первый заместитель директора Института экономики Российской академии наук Михаил Головнин

Член-корреспондент РАН, первый заместитель директора Института экономики Российской академии наук Михаил Головнин

Фото: Николай Мохначев

- Существующие криптовалюты - биткоины и остальные, которые называют альткоины – как к ним относятся экономисты? Цифровую валюту считают деньгами?

- По этому поводу идет долгая дискуссия. Сам термин «криптовалюта» подразумевает, что это деньги: валютой мы называем деньги какого-то государства. Вспомним историю: известный австрийский экономист Фридрих фон Хайек написал книгу «Частные деньги» - ее часто вспоминают в связи с биткоином и прочими криптовалютами.

До последнего временим мы, по сути, жили в мире, где были только государственные деньги, которые обращались на территории конкретной страны. Правда, эти деньги тоже конкурировали друг с другом: например, широко была распространена долларизация в российской экономике в 90-е годы. Это пример, как валюта другого государства может выполнять отдельные функции денег на территории нашей страны.

Эти отдельные функции денег могут выполнять и какие-то другие инструменты, которые не обязательно выпускают государства, например, криптовалюты. Биткоин основан на технологии блокчейн, и эмитент криптовалют – частный.

Отдельные функции денег криптовалюты сейчас, безусловно, выполняют. Но эти функции ограничиваются, в первую очередь теми национальными государствами, на территории которых криптовалюты обращаются. Центральные банки этих государств очень не хотят терять монополию на законное платежное средство - то есть на свои национальные валюты.

Идет некая борьба биткоина, который, по сути - наднациональный инструмент, и отдельных национальных валют. Возвращаясь к идее Фридриха фон Хайека – это конкуренция частных и государственных денег.

- А на каком уровне эта конкуренция сейчас в России? Какая позиция у Центробанка?

- С 1 января 2021-го года вступил в силу закон о цифровых финансовых активах. До этого обсуждалось, как трактовать криптовалюты: теперь есть определенная законодательная база. Нельзя сказать, что там поставлены точки, наоборот, там скорее многоточия: с одной стороны, цифровые финансовые активы попали в законодательное поле, с другой стороны много противоречий.

Признается, что криптовалюты являются средством платежа, но отмечается, что ими нельзя рассчитываться за товары и услуги на территории РФ. Говорится, что они – средство инвестирования, а функция сохранения стоимости – это одна из функций денег, но официально на территории Российской Федерации они деньгами не являются. Есть жесткие правила декларирования криптовалют, доходов, связанных с ними, но остаются открытыми много вопросов.

Поэтому позиция Центробанка тоже в какой-то степени двойственная. С одной стороны, это защита монополии национальной валюты. Тем более, что, наконец, в стране исчезли наиболее серьезные проявления долларизации, рубль начал нормально обращаться на территории России, растут рублевые вклады. И вдруг появляются новые инструменты, которые могут пошатнуть позиции рубля.

С другой стороны, надо отдать Центробанку должное: там понимают, что цифровые технологии, которые лежат в основе криптовалют, развиваются. Здесь Центробанк пошел по пути вместе с большинством центральных банков ведущих стран: он начал разрабатывать национальную цифровую валюту. В конце прошлого года обсуждался доклад по цифровому рублю, а представленная Центробанком 8 апреля Концепция цифрового рубля подчеркивает, что вопрос вынесут в практическую плоскость.

Надо понимать, что биткоины и цифровой рубль – это разные валюты. Они отличаются принципом функционирования: у биткоина это множественный контроль за обращением на основе технологии блокчейн, а у национальных цифровых валют это будет централизованная расчётная инфраструктура. Но общее преимущество технологий, которые используют цифровые валюты, одно - экономия на издержках платежных систем.

Вход в здание института экономики РАН

Вход в здание института экономики РАН

Фото: Николай Мохначев

Здание института экономики РАН

Здание института экономики РАН

Фото: Николай Мохначев

- А как будет подкреплен цифровой рубль?                                        

- Цифровой рубль будет подкреплен обычным рублем - это одна из граней одной и той же валюты, просто другая форма денег.

С точки зрения денежной теории, часто деньги делят на две категории: товарные и фиатные. Про товарные мы говорим, когда вспоминаем, например, про золото. А все современные деньги - необеспеченные, фиатные. Но сейчас необеспеченные деньги принимают разные формы: есть наличные, есть деньги на счетах банков, есть отдельно резервы коммерческих банков в Центральном банке, есть менее ликвидные инструменты. И важно видеть всю существующую палитру. По сути – идет серьезное сокращение доли наличных денег, и многие исследователи отмечают, что движение в сторону цифрового рубля – это еще один способ борьбы с наличным обращением.

Преимущество наличных денег в их анонимности, в этом есть преимущество и у биткоина. А вот цифровой рубль позволит четко фиксировать каждую сделку и отслеживать каждый платеж.

- В декабре один биткоин стоил порядка $26 000, в апреле цена превысила $63 000 и держится на этом уровне. Чем вызван этот двукратный рост?

- На самом деле рост был шестикратный: до начала октября прошлого года курс биткоина колебался на уровне в $10 000 - $11 000. За полгода был серьезный шестикратный рост, это беспрецедентный скачок в истории биткоина. Факторов этого достаточно много.

Во-первых – очередной мировой экономический кризис, который сейчас продолжается. Кстати, биткоин появился как раз на волне предыдущего кризиса 2007-2009 годов. И в очередной кризис мы видим рост его стоимости.

Это частично отражает то, что инвесторы ищут в биткоине: многие называют его цифровым золотом – это погоня за стабильным активом. Но в отличие от золота у биткоина нет материальной формы, только фактор доверия. Иногда возникает ситуация, когда люди перестают доверять централизованным механизмам и обращают внимание на децентрализованные - это один из факторов.

С другой стороны, мы видим явную спекулятивную составляющую. Была огромная накачка ликвидности в ведущих валютах, в первую очередь в долларах США и евро. Эти средства так или иначе должны были двинуться на какие-то рынки: в реальный сектор они не пошли, потому что продолжался спад в экономике, поэтому они двинулись на финансовые рынки. Мы видим огромную стоимость акций, в первую очередь на американском рынке, и параллельно видим рост стоимости биткоина.

Я бы выделил еще один момент – в те периоды, когда биткоин начинает расти, к нему привлекается внимание. Сейчас биткоин постепенно интегрируется в существующую систему финансовых институтов и взаимосвязей. Яркий пример: в этом году в США зарегистрировали как минимум два банка, которые оперируют с криптовалютой. Это первые шаги проникновения биткоина в существующую финансовую инфраструктуру.   

Есть яркие заявления, например, о том, что Тесла вложила в биткоин полтора миллиарда долларов: если другие компании присоединятся, то спрос будет расти. А предложение биткоинов ограничено, максимум можно добыть 21 миллион, сейчас, по разным оценкам, добыто примерно 18 с половиной миллионов. При этом много биткоинов находится не в обращении и когда начинается рост спекулятивного спроса, мы видим увеличение стоимости общей массы.

Фото: Николай Мохначев

Фото: Николай Мохначев

- Когда мы говорим биткоин, подразумеваем ли мы и остальные криптовалюты, которых сейчас сотни: Ethereum, Dogecoin и другие?

 - Я бы сказал, что их тысячи. Они очень разные, но если мы говорим об Ethereum  и других достаточно капитализированных альткоинах, то да – рост стоимости биткоина отражается и на них. Биткоин, как пионер с точки зрения криптовалют, продвигает различные тенденции и его изменения отражаются на рынке альткоинов. 

- В феврале прошло несколько ярких сделок с NFT – невзаимозаменяемыми токенами. Например, картину «Everydays: The First 5000 Days» в цифровом виде купили за 69 миллионов долларов. Недавно за один миллион долларов продали серый пиксель. Можно ли сказать, что технология NFT полностью обеспечивает права собственности, или все зависит от страны, в которой происходит сделка?

- NFT - это технология, призванная регистрировать цифровые права собственности на произведения искусства в очень широком смысле. Как и в случае с криптовалютами, это достаточно удобная система. Она стала активно распространяться и идет в связке с ростом биткоина: это то, что сейчас называют модным словом «хайп» - повышенный интерес к таким явлениям порождает и рост стоимости на цифровых аукционах.

С точки зрения общего регулирования есть пробелы, могут быть и мошенничества – такие случаи отмечаются.

- Как реагируют налоговые органы на сделки с NFT: например, я продал картину в цифровом виде, вывел криптовалюту в реальные активы. Это доход?

- Расскажу, как теоретически и с точки зрения логики регулируется движение криптовалюты.

Как оценивается налог по любой ценной бумаге: берется стоимость, за которую вы ее купили и за какую продали, – с разницы вы платите подоходный налог. Примерно такую же логику нынешнее законодательство применяет по отношению к криптовалютам. При резком росте стоимости можно покупать по одной цене, продавать по другой – этот доход стремятся обложить налогом.

Правда остаются и нерешенные вопросы, например, налогообложение «майнеров» - тех, кто добывает биткоины.

С точки зрения движения цифровых прав стоимости должна применяться та же логика. Но пока я не слышал о случаях перепродажи цифровых прав.

- Какие прогнозы можно строить относительно цифровой валюты? Она теперь останется на экономическом рынке, или может «схлопнуться», если закончится доверие людей, которые обеспечивают эту систему?

- Сейчас большинство прогнозов скорее сверхоптимистичные, вплоть до достижения шестизначных цифр стоимости биткоина в долларах. Но это одна крайность, другое мнение, что это «пузырь», и он лопнет. Я придерживаюсь нейтральной позиции.

Безусловно, криптовалюты останутся: по всей видимости они будут все больше и больше проникать в ткань современной экономики, так или иначе их будут легализовывать. Другое дело, что центральные банки будут искать свой ответ, то есть вводить собственные цифровые валюты.

Пока ни одна цифровая валюта какого-либо центрального банка в полной мере не запущена, хотя много стран заявили о том, что они переходят к практической стадии. Я думаю, через один-два года первые страны введут у себя цифровые валюты. Здесь важна позиция России: Центральный банк настороженно относится к этому процессу, но понимает, что может проиграть конкурентную гонку, если вовремя не включится в общий процесс.

Направление задает Народный банк Китая с цифровым юанем. Он преследует свои цели: цифровая национальная валюта - это альтернативный способ вывести юань на международные рынки и усилить его позиции в мировой экономике.

Учитывая ситуацию, связанную с санкциями, это касается и России. Уверен, когда разрабатывают концепцию цифрового рубля, эти вопросы держат в голове. Мы опять выходим на глобальную конкуренцию валют – и биткоин, и альткоины в этой конкуренции останутся, а учитывая их ограниченное предложение, рост их стоимости какое-то время может продолжаться.

- Появление альтернативы классическим деньгам в виде криптовалюты – это хорошо для экономики?

- Обычно считается, что конкуренция — это хорошо, но история говорит, что не всегда. Пока процессы, связанные с биткоинами не выходят за рамки. Но если произойдет кризис, связанный с криптовалютами, будут попытки эту систему регулировать.

Пока масштаб обращения биткоина невелик. Если мы возьмем все биткоины и умножим их на стоимость отдельного биткоина, то увидим значительную денежную массу. Но напоминаю, что подавляющая часть биткоинов находится не в обращении. Часть кошельков утеряны, по многим нет движения – объем сложно определить, потому что нельзя найти конкретного владельца кошелька. Пока это растущий рынок, и в глобальном масштабе не настолько значительный, чтобы создать какие-то кризисные потрясения.

Возможно они и будут, потому что пока ситуация напоминает теорию финансовых пузырей: возникает мания, люди активно вкладываются, цена резко растет, а потом наступает крах. Такое происходит часто и вероятно, что произойдет и с криптовалютами.

Фото: Николай Мохначев

Фото: Николай Мохначев

- Почему это не произошло за 12 лет существования биткоина?

- Какое-то время у биткоина было полусонное существование, он не развивался. Активная фаза началась с 2017 года – тогда биткоин начал постепенно интегрироваться, был первый рост стоимости, за которым последовал спад. Стоимость тогда была меньше, поэтому и значимость спада была не так велика. Сейчас, когда стоимость биткоина резко растет, ощущение от спада будет сильнее.

Пока это некая технология, у которой есть перспективное будущее и определённые преимущества: анонимность, меньшая стоимость расчетов. Часть этих преимуществ прейдет и к официальным цифровым валютам. После этого потенциал биткоина может постепенно исчерпаться.

- Как на экономике, в том числе и цифровой, сказалась пандемия?

- Понятно, что экономика очень много потеряла: уже сейчас она потеряла больше, чем во время предыдущего глобального кризиса, а нынешний еще не закончился. Это были и определенные добровольные издержки, на которые государства пошли ради здоровья граждан. Это был момент, когда на первом плане оказалась не экономика, а соображения безопасности.

Тут есть прямая связь с динамикой биткоина – на фоне пандемии цифровая экономика начала развиваться. И над этими технологиями продолжат работать: например, удаленная работа банков заставила их запустить цифровые сервисы, и эта сфера будет расширяться.

Мы привыкли говорить «биткоин», но есть гораздо более широкий спектр применения цифровых технологий. И они постепенно проникают во все сферы экономики – этот процесс уже происходит.

 

 

Интервью проведено при поддержке Министерства науки и высшего образования РФ и Российской академии наук.