Интервью на портале «Научная Россия»

"Наука важна - это аксиома"

"Наука важна - это аксиома"
Вице-президент РАН академик Ирина Михайловна Донник о развитии отечественного сельского хозяйства

О проблемах и перспективах развития сельского хозяйства России и о роли науки мы беседовали с вице-президентом Российской академии наук, академиком РАН Ириной Михайловной Донник

- Ирина Михайловна, хотелось бы поговорить о Вас. Какого быть вице-президентом Российской академии наук прекрасному полу среди мужчин-академиков?

- Я давно работаю на руководящих должностях. И у меня такой подход - назвался груздем, полезай в кузов. Я не согласна с феминистками из Европы и других стран запада, которые ищут женский род для слов «ректор» или «директор». Ведь если ты руководитель, то не важно – женщина ты или мужчина. У каждого свой подход. И для женщины – роль «железной леди», наверное, неправильный вариант. Хотя каждый руководитель работает по-своему.

Конечно, сложновато, потому что некоторые мужчины ищут в тебе сначала какие-то изъяны, чтобы доказать своё превосходство. Но большинство воспринимает адекватно, поэтому с ними легко работать.

- Недавно сотрудница Новосибирского государственного аграрного университета Екатерина Гризанова получила президентскую премию для молодых ученых. Приятный факт - девушки сегодня всё чаще устремлены в науку?

- Я знаю Екатерину и ее супруга Ивана около двух лет. Я была у них в лаборатории и видела, как они работают. На мой взгляд – это типичная научная семья. Иван в 39 лет руководит лабораторией, он перспективный доктор наук, а Екатерина работает у него. Несмотря на наличие троих детей они отдают себя науке. Многие семьи в НИИ и ВУЗах так и работают.

Нельзя сказать, что в науке больше мужчин, нежели женщин. Если есть интерес, то все выкладываются и все уходят домой поздно. Ученый не знает, что это такое – уйти домой в 17 или 18:00, несмотря на то, что лаборатории и институты официально заканчивают работу в это время. Потому что ты не можешь уйти, пока идет эксперимент. Это самодисциплина.

В науке много женщин. Это факт. Особенно среди аспирантов и молодых научных сотрудников. Есть даже статистика – кандидатские диссертации защищает больше женщин, чем мужчин. Однако на следующем этапе женщин становится меньше – среди докторов всего одна треть. Видимо, семейная жизнь накладывает отпечаток – груз ответственности женщины перед семьей намного больше.

- То есть в приоритете остается семья?

- Наверное, это правильно. Семью ничем нельзя заменить, детей никогда нельзя променять на науку. Обычно женщины совмещают, и чем успешнее это совмещение, тем лучше результат.

- А каким был Ваш путь в научную карьеру?

- Недавно я вспоминала, как будучи выпускницей вуза из-за конфликта с преподавателем публично заявила о том, что я никогда не буду работать в науке, и мне не пригодятся глубокие знания по предмету «Основы научных исследований». И это несмотря на то, что я со второго курса занималась в студенческом научном обществе, и уже тогда у меня были научные публикации.

Но говорят - неисповедимы пути Господни – судьба всё равно привела меня на кафедру, а затем в аспирантуру. А дальше новая работа, диссертация, и закрутилось.

- Одно из направлений вашей научной деятельности - разработки в области экологии, клинической иммунологии и онкологии животных. Большинство людей даже не задумываются о том, что животные тоже могут болеть. А особенно животные агропромышленного комплекса, которые обеспечивают нас молоком, мясом. И здесь ученые находятся как бы в тени, делая между тем важную работу. Почему здоровье животных тоже важно?

- Действительно многие не задумываются о том, что едят и пьют. У всех на слуху фальсифицированные продукты с большим содержанием пальмового масла – об этом говорят все. А о том, что люди пьют молоко от больной коровы или козы, мало кто задумывается. Люди приезжают на дачи и покупают молоко у частников, думая, что приобретают хорошее молоко для своих маленьких детей. А на деле, эта корова может быть больна, испытывать недомогание. Она не сможет дать полноценное молоко, потому что болеет или её плохо кормят. И здесь важный вопрос связан как раз с иммунологией. Если у животного понижен иммунитет, к нему будут цепляться болезни точно также как к человеку.

- Экология ведь тоже влияет на животных, так же как и на людей?

- Конечно. И мы это доказали в условиях уральского региона. Животные, находящиеся на территориях с разной экологической нагрузкой, ведут себя совершенно иначе.

Мы очень много изучали состояние иммунной системы у животных в таких промышленных агломерациях как Уральский регион, Сибирь, Московская область, Краснодарского края и в других крупных промышленных центрах.

В течение многих лет при освоении промышленных территорий, недалеко от них размещали сельскохозяйственные предприятия для производства зерна, молока, мяса, яиц и пр. Как правило, при этом не учитывали интенсивность технического загрязнения. Вот и отмечаем в наше время, что молочные фермы располагаются в 5-10 км от источника промышленного загрязнения, а пшеничные поля в непосредственной близости от Транссиба, металлургических комбинатов.

Воздействие этих факторов очевидно. Даже срок жизни у коров на этих фермах в 2-3 раза короче, чем в более-менее благополучных районах.

Мы задались вопросом – из-за чего возникают такие серьезные нарушения в качестве здоровья животных? Обнаруженное иммунодефицитное состояние, мы регистрировали даже у  маленьких телят. Это связано во многом и с антропогенной нагрузкой, и промышленными условиями содержания, которые накладывают стресс на животных.

На западе распространены интенсивные технологии содержания животных, при которой корова живет в среднем три года, ее выбраковывают и заменяют другой. США может себе это позволить, но для России это не желательно – у нас и так наблюдается сокращение поголовья. И если мы встанем на такой путь, через несколько лет у нас просто не останется животных. Поэтому мы должны работать над тем, чтобы повысить возраст продуктивного долголетия сельскохозяйственных животных.

Один из вопросов увеличения продолжительности жизни животных связан с лейкозом крупного рогатого скота. На Урале нами была создана большая методологическая многоуровневая система, которая позволила ликвидировать это заболевание в условиях целого субъекта. Примерно к 2006 году оставалось меньше 1% зараженных лейкозом животных. Сегодня, спустя столько лет – Свердловская область остается единственным регионом, в котором была полностью реализована эта программа. Устойчивость
к лейкозу здесь наблюдается уже более 10 лет.

Также эффективно ликвидировали лейкоз у коров и в Ленинградской области. Очень хорошие результаты оздоровления отмечаем на Кубани - в Краснодарском крае, в Тюменской области, в Вологодской. Но, к сожалению, системной работы в России пока нет. И это, конечно, отнимает у животноводства около 15-20% продукции, а большое количество животных выбраковывается.

Это большая проблема, но она решаема. У ученых, особенно ВИЭВа (ФГБНУ ФНЦ Всероссийский научно-исследовательский институт экспериментальной ветеринарии им. К. И. Скрябина и Я. Р. Коваленко), есть научные наработки в области ранней диагностики и профилактики болезни, технологий выращивания здорового молодняка, но, к сожалению, это не востребовано бизнесом.

- Для многих сельское хозяйство находится как бы далеко от науки и научных разработок. А ведь здесь также важно технологическое развитие, современные методы селекции. Расскажите нам, почему наука в области сельского хозяйства так важна?

- То, что наука важна – это аксиома. В любом производстве всегда много науки. Любой продукт питания изначально создается на основе научно-технологических решений. И чем крупнее производство, тем больше в нем разных инновационных разработок.

И сорта растений, и породы животных, и технологии кормления, состав кормов и удобрений учитываются при производстве любой продукции. Поэтому чем выше инновационный уровень, тем больше продуктивность и, в конечном итоге, рентабельность.

Но, к сожалению, бизнес в последние годы перестал интересоваться отечественными разработками. Я думаю, это связано, прежде всего, с финансовыми возможностями. Фермерам сейчас очень трудно – они выживают. Они не могут себе позволить купить разработку, не будучи уверенными, принесет ли она реальный результат через 3-4 года. Это привело к тому, что крупному бизнесу удобнее покупать иностранные технологии и получать сиюминутный результат.

Сегодня наши разработки активно вытесняются с рынка. Это привело к тому, что почти 70-80% семенного картофеля и 99% семян сахарной свеклы мы закупаем за рубежом.

Хуже всего ситуация развивается в птицеводстве. На сегодняшний день, две иностранные компании поделили рынок по производству племенного материала для цыплят-бройлеров – американская и английская. Это очень опасная тенденция. Если что-то случится – эпидемия, санкции, колебание цен – поступление в Россию будет остановлено, а своего материала нет. Этим сейчас озабочены и руководители страны, но пока ситуация мало меняется.

- Тогда, что сейчас особенно важно сделать в сфере сельского хозяйства?

- Сейчас мы все озадачены тем, что нужно сделать, чтобы отечественные разработки были востребованы, и бизнес начал их покупать. Но при этом бизнесмен, который уже построил, например, теплицу по иностранным технологиям, вряд ли будет покупать отечественную прикладную разработку. Теплица, сделанная по иностранным технологиям, не подразумевает использование отечественных сортов, и бизнесмен по условиям договора не может этот сорт вводить. Если он вводит отечественный сорт, то сразу попадает под санкции, а может и вовсе испортить технологию. Поэтому он вынужден покупать иностранные сорта. Этот разрыв мы не можем пока преодолеть, потому что крупный российский бизнес всё равно будет работать, используя иностранные разработки.

У нас есть большое количество фермеров и владельцев личных подсобных хозяйств среднего уровня. По идее, именно они должны пользоваться отечественными технологиями. Но здесь нужна помощь государства. Если фермер внедряет отечественные научные разработки, то получает преференции. Но даже такую задачу пока невозможно решить.

- Надежда есть?

Самое главное – какие-то подвижки есть. Конечно, я могла бы перейти на казенный язык и рассказать, что есть федеральная научно-техническая программа поддержки сельского хозяйства, принятая в 2016 году. В рамках нее реализуется ряд проектов, которые должны существенно изменить соотношение сил… Но даже в этой программе нет слова «отечественные». То есть даже в этой программе, которая создавалась для поддержки российской науки, нет этого слова. Сейчас неважно, какую разработку ты используешь. Главное, сам факт использования, за которые дают преференции.

Ученые активно работают, и есть множество достижений. Наше Отделение сельскохозяйственных наук РАН выпустило в этом году большущий справочник с наиболее актуальными научными разработками последних 5 лет. В этой книге собраны новые сорта зерновых, плодовых, овощных, кормовых культур, средства защиты растений от вредителей, современные технологии хранения и переработки сельскохозяйственной продукции, технологии защиты животных и растений, а также новые породы животных и птиц, технологии кормления, профилактики и лечения животных. Осталось только найти для них потребителя.

академик ран ирина донник вице-президент ран ирина донник донник ирина михайловна животноводство птицеводство ран сельское хозяйство сельское хозяйство россии экология

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Информация предоставлена Информационным агентством "Научная Россия". Свидетельство о регистрации СМИ: ИА № ФС77-62580, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций 31 июля 2015 года.