Исследователи Международной лаборатории позитивной психологии личности и мотивации НИУ ВШЭ совместно с Национальным медицинским исследовательским центром гематологии и рядом американских университетов изучили мотивацию доноров крови. Результаты показали, что регулярно жертвовать кровь мотивирует желание спасать жизни, а не денежное вознаграждение, рассказали в пресс-службе НИУ ВШЭ. Исследование базируется на опросе 500 респондентов из России и США, соответствующие результаты опубликованы в Journal of Community & Applied Social Psychology.

 

И в России, и в США распространена практика денежного вознаграждения за донорство. В ходе исследования ученые задались целью выяснить, что кроме финансовой мотивации заставляет людей добровольно сдавать кровь. Было решено рассмотреть вопрос через теорию самодетерминации (SDT, self-determination theory). Она основана на концепте автономной (неконтролируемой) мотивации, когда человек добровольно хочет совершить действие, которое само по себе является вознаграждением, как хобби. Еще один тип автономной мотивации – идентифицированная мотивация, когда люди признают деятельность важной, потому что она ценна для того, с чем человек себя идентифицирует.

Также авторы исследования выделяют в теории самодетерминации две формы неавтономной (контролируемой) мотивации: внешнюю и внутреннюю. Первая связана с желанием получить вознаграждение или избежать неодобрения со стороны общества. Вторая – с внутренней борьбой, когда человек хочет повысить собственную самооценку или избавиться от чувства вины.

Исследование проводилось в очередях на сдачу крови – 279 респондентов из России, 242 из США. Большинство участников были регулярными донорами, которые не получали вознаграждения. Средний возраст – 27 лет. Результаты показали, что автономная мотивация оказывает наиболее сильное влияние на намерения продолжать заниматься донорством. «Если человек чувствует внутреннюю необходимость в этом и желание вне зависимости от внешних вознаграждений, социального давления и чувства вины, то есть большая вероятность, что он сдаст кровь снова», – сказано в сообщении пресс-службы НИУ ВШЭ.

Среди американских доноров наиболее позитивный эффект оказывает внутренняя автономная мотивация, негативный – внешняя контролируемая. Позитивный эффект идентифицированной мотивации одинаково значим для респондентов обеих стран. При этом выяснилось, что контролируемая мотивация не имеет положительной связи с будущими намерениями сдавать кровь ни среди российских, ни среди американских доноров.

Примечательно, что среди российских доноров внутренняя контролируемая мотивация связана с положительными эмоциями, то есть с желанием повысить самооценку или избавиться от вины, чего не выявлено у американцев. Ученые предположили, что это может быть связано с культурными различиями.

Результаты исследований необходимы для понимания, что именно способно привлечь волонтеров-доноров. Это стало особенно важно в пандемию, когда число нуждающихся в переливании крови выросло, а у банков крови нет столько средств, чтобы удовлетворить потребность.

«Ситуации, когда кому-либо срочно необходимо переливание крови, происходят повсеместно. Поэтому банки донорской крови должны постоянно обновляться.  Большинство организаций, занимающихся снабжением кровью, работают за счет вклада доноров-волонтеров, которые сдают кровь на случай экстренной необходимости», – рассказал заместитель заведующего Международной лабораторией позитивной психологии личности и мотивации НИУ ВШЭ Евгений Осин, один из авторов исследования.

 

Материал подготовила Марианна Еркнапешян.