Материалы портала «Научная Россия»

Три даты трагического пятидесятилетия Европы

Три даты трагического пятидесятилетия Европы
19-21 сентября в Институте всеобщей истории РАН состоялась научная конференция «Три даты трагического пятидесятилетия Европы (1598-1618-1648): Россия и запад в годы Смуты, религиозных конфликтов и Тридцатилетней войны».

19-21 сентября 2018 г. в Институте всеобщей истории РАН состоялась международная научная конференция «Три даты трагического пятидесятилетия Европы (1598-1618-1648): Россия и запад в годы Смуты, религиозных конфликтов и Тридцатилетней войны».

Конференция организована Ассоциацией содействия развитию академической науки и образования «Институтом перспективных исторических исследований» и Институтом всеобщей истории РАН при финансовой поддержке ПАО «Транснефть».

 Участников конференции приветствовали научный руководитель Института всеобщей истории РАН, президент Ассоциации содействия развитию академической науки и образования «Институт перспективных исторических исследований», академик РАН А.О. Чубарьян, директор Института всеобщей истории РАН, профессор М.А. Липкин, представитель генерального спонсора конференции ПАО «Транснефть» и министр внутренней политики и массовых коммуникаций Калужской области О.А. Калугин.

Во время пленарных и секционных заседаний выступили с докладами и запланированными выступлениями, а также приняли участие в дискуссии более 100 российских и зарубежных ученых. В их числе историки из Чехии, Франции, Венгрии, Австрии, Республики Беларусь, Германии, США, Бельгии, Польши, также представители ведущих научных центров Москвы и Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Смоленска, Ростова-на-Дону, Орла, Петрозаводска, Волгограда, Липецка и других городов Российской Федерации.

Общая проблематика конференции соответствовала исследовательскому направлению «Россия в мире» и была посвящена вопросам многогранного взаимодействия России и ведущих стран Западной и Центральной Европы. Синхронное рассмотрение истории различных регионов позволило выявить черты, обычно недооцениваемые при написании стандартных «национальных историй». В качестве общей черты во время во время пленарного заседания было отмечено противоречие между практикой консультации с сословиями при сборе налогов и растущими потребностями в концентрации средств и оперативном управлении ими. Одна тенденция вела к усилению представительных начал, а вторая – к абсолютистским или квазиабсолютистским. При этом соотношение между тенденциями могло меняться, и было бы недопустимым упрощением считать одну тенденцию реакционной, а другую – прогрессивной (доклады Вима Блокманса, Иштвана Сийярто, Ярослава Панека).

Та же дихотомия была свойственна и российской истории. Период первой половины XVII в. отличался активным участием представительных органов Земского собора и «советов всей земли» в политической жизни страны, что не препятствовало укреплению основ российского самодержавия. Вместе с тем события русской Смуты были охарактеризованы им как первая гражданская война в России. По мнению многих из участников, международный конфликт, получивший впоследствии название Тридцатилетней войны, также начинался как гражданская война и лишь постепенно приобрел характер общеевропейской войны. В современной историографии, Тридцатилетняя война воспринимается не как сугубо германский конфликт, но именно как столкновение всех европейских стран, включая Россию (доклады В.Д. Назарова, А.Ю. Прокопьева).

Обсуждение проблем, поднятых на пленарном заседании, было продолжено во время работы пяти секций: «Религиозные конфликты, религиозная политика и вызовы конфессионализации», «Институты представительства и абсолютистские притязания в условиях военных испытаний и социальных потрясений», «Тридцатилетняя война и Смута глазами современников и историков: историографический аспект», «Войска, войны и их последствия», «Политические союзы и дипломатические связи».

Во время заключительного пленарного заседания выступавшие подчеркивали подлинную новизну подобного подхода к анализу событий этого периода как синхронно-исторического, дающего неожиданные возможности для плодотворной научной коммуникации не только специалистов по истории России, стран Центральной и Западной Европы, но также и исследователей, специализирующихся на изучении политической истории, истории религиозных движений, военной истории и развития дипломатии. Объединение усилий дает синергетический эффект, позволяющий более адекватно оценить роль России в мировой истории и подчеркнуть единство и многообразие исторического процесса.

всемирная история институт всеобщей истории ран россия и запад смута тридцатилетняя война

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий