Материалы портала «Научная Россия»

Остров дельфинов

Остров дельфинов
Косатка – самый крупный представитель дельфиновых семейства зубатых китов. Их нередко называют китами-убийцами - и действительно, плотоядный хищник, достигающий в длину весьма внушительных размеров (8-10 м), может напугать любого.

Косатка – самый крупный представитель дельфиновых семейства зубатых китов. Она значительно древнее человека. Среди обывателей косатка имеет подмоченную репутацию. Их нередко называют китами-убийцами - и действительно, плотоядный хищник, достигающий в длину весьма внушительных размеров (8-10 м), может напугать любого. Однако, пожалуй, нет другого морского млекопитающего, с которым связано такое количество ошибочных суждений, полагает Ольга Александровна Филатова, доктор биологических наук, старший научный сотрудник кафедры зоологии позвоночных биологического факультета МГУ, которая много лет изучает камчатских косаток.

 

Ольга Александровна ФилатоваДоктор биологических наук, старший научный сотрудник кафедры зоологии позвоночных биологического факультета МГУ.Окончила МГУ им. М.В. Ломоносова.Научные интересы: поведение и коммуникация китообразных, культурные традиции и культурная эволюция у животных, эволюция интеллекта.

Ольга Александровна Филатова

Доктор биологических наук, старший научный сотрудник кафедры зоологии позвоночных биологического факультета МГУ.

Окончила МГУ им. М.В. Ломоносова.

Научные интересы: поведение и коммуникация китообразных, культурные традиции и культурная эволюция у животных, эволюция интеллекта.

- Ольга Александровна, кто такие косатки и почему их важно изучать?

Во-первых, косаток часто путают с касатками, птицами семейства ласточковых, схожими с косаткой лишь контрастной черно-белой окраской. Во-вторых, косатка по отношению к человеку в целом миролюбива, и случаев нападения на людей за всю историю наблюдений практически не зафиксировано. Английское название killer whale (кит-убийца) косатка получила в XVIII в. вследствие неправильного перевода испанского названия – asesina ballenas (убийца китов). Русское название предположительно происходит от слова «коса», которую напоминает высокий спинной плавник самцов.

 

- Чем вызван ваш научный интерес именно к косаткам?

- Меня всегда интересовал интеллект у животных, их высшие когнитивные функции. Косатки, наверное, одни из самых умных животных, существующих в природе. По некоторым тестам они даже превосходят шимпанзе. Двигательное поведение косаток довольно сложно описывать, потому что они большей частью находятся под водой. А вот звуки под водой очень хорошо распространяются, выступая для них основным способом коммуникации. Для человека главное – зрение. У нас это основной канал передачи информации. А под водой мы видим на расстоянии иногда нескольких десятков метров, а если вода мутная, то не больше метра. Поэтому для косаток главный способ познания мира – это звуки. Они ориентируются с помощью звука, издавая локационные щелчки, чтобы таким образом «видеть» окружающий мир. И друг с другом они все время перекрикиваются, обмениваясь разнообразной информацией.

- Насколько я понимаю, у них достаточно сложная система коммуникации, возможно, даже сложнее, чем у нас. Какую информацию они передают друг другу?

- Это, к сожалению, довольно сложно оценить. Например, вокруг нас есть группа косаток. Мы не можем взять каждое отдельное животное и посмотреть, что оно в данный момент делает. Мы воспринимаем весь набор звуков, которыми они перекрикиваются друг с другом. Поэтому понять, в каком контексте какой звук издается, – задача крайне непростая. Вопросы про язык дельфинов пока еще далеки от разрешения. Есть теории, что они с помощью локационных щелчков могут передавать какие-то картинки или что у них информация заложена в импульсных звуках. Но пока ни одна из этих теорий не доказана.

- Что вы знаете сейчас про косаток наверняка?

- У них очень интересная система групповых диалектов. Представьте: у каждой косатки есть семья, основанная на родстве по материнской линии. Там царит матриархат. Все дети самки, сыновья и дочери, всю жизнь ходят с мамой. И у каждой такой семьи есть свой диалект. Этот набор стереотипных звуков – маркеры, которыми они могут издалека друг друга звать, сообщать что-то важное. Семьи часто собираются большими агрегациями и расходятся на несколько километров, чтобы пообщаться с представителями других семей. При этом они все время кричат. То есть косатка по имени, например, Петя из семьи Ивановых, общается, допустим, с Васей Петровым, и при этом она слышит, где все остальные Ивановы находятся, в десяти километрах или в пяти, чем они занимаются, о чем думают.

- А зачем они идут общаться? Это потребность?

- Да, они социальные существа, хорошо знают друг друга, все семьи и сообщества. Кроме того, это нужно для спаривания.

- Внутри семьи они не спариваются?

- Нет. Летом они образуют огромные агломерации – иногда до ста животных. Самки встречаются с самцами из других семей, знакомятся, присматриваются друг к другу, и у них происходит спаривание.

Интересны эти диалекты еще тем, что звуки у них, в отличие от большинства млекопитающих, не передаются генетически. То есть если котенок вырастет среди собак, он все равно будет мяукать, а не гавкать. Только у людей и еще у нескольких видов есть вокальное обучение. Если русский ребенок попадет в английскую семью, он будет не по-русски говорить, а по-английски. У косаток так же. Звуки выучиваются от матери и других членов семьи. Поскольку они по способу передачи похожи на человеческие языки, то и культурная эволюция у нас схожая. Это эволюция признаков, которые передались путем обучения. Я пытаюсь понять, как косатки эволюционируют, как меняются во времени, описываю тех, которые доступны сейчас, например камчатские семьи, – чем отличаются издаваемые ими звуки от тех, что издают канадские, исландские, норвежские семьи.

Косатки — любопытные животные и нередко высовывают голову из воды, чтобы посмотреть, что происходит вокруг

Косатки — любопытные животные и нередко высовывают голову из воды, чтобы посмотреть, что происходит вокруг

- Отличаются?

- Да, и довольно сильно. Вообще диалект – это набор стереотипных звуков из семи, десяти, иногда 15 криков. Назвать их языком общения в нашем понимании сложно. Представьте, как группа людей разбрелась по лесу и собирает грибы. Чтобы не потеряться, они перекликаются. Вот если бы люди при этом кричали свои фамилии, имена, какую-то родовую информацию, это могло бы быть моделью поведения косаток. Возможно, это не слова, а некие сигналы, которые обозначают что-то важное, а может быть, они просто маркируют семью.

- А в чем тогда сложность организации этих животных, их интеллект, если это достаточно примитивные, однообразные звуки?

- Интеллект у них достаточно высокий, и это было показано различными тестами. Например, в неволе с ними проводили эксперименты – классические тесты на экстраполяцию и на имитацию, когда животное должно повторять действия другого животного. Одному дают команду что-то делать, а другому – повторять. Но при этом животное, которое должно повторять, не видит ту команду, которую дают первому, а видит только само животное. Это достаточно сложная задача, потому что ему нужно не просто сделать что-то, а понять, что делает другой, сопоставить это со своим собственным поведением. Нужно иметь достаточно развитую систему зеркальных нейронов, чтобы понять, как движение своего собственного тела соотнести с движением другого животного. И косатки с этой задачей справляются лучше, чем дельфины, и лучше, чем обезьяны. Или эксперимент на распознавание в зеркале, или самоосознание. Человеческие дети его начинают проходить только в возрасте полутора-двух лет. Это так называемый марк-тест, когда ребенку наносят на лоб мазок краски и подносят к зеркалу. Если он ее касается пальцем, чтобы посмотреть, что это такое, значит, он понимает, что в зеркале он сам.

- Косаткам тоже наносили краску?

- Да, наносили маркирующее вещество на нижнюю часть лицевой части, где у них белый подбородок. Косатка посмотрела на себя в зеркало, подошла к краю бассейна и попыталась это стереть.

- То есть ей не понравилось раскраска?

- Может быть, она просто решила проверить, что это такое. Вообще они, особенно молодые животные, интересуются зеркалами, любят позировать, корчат рожи, как дети, язык высовывают. Это тоже говорит о том, что косатки очень умные животные.

- Ольга Александровна, в своих статьях вы пишете, что диалекты кланов косаток, даже обитающих в одном регионе, сильно различаются. Как же они понимают друг друга?

- На Камчатке три таких клана, и диалекты у них действительно совсем не похожи. Трудно сказать, как они находят общий язык. Но находят – и прекрасно общаются между собой.

- Может быть, там играет роль не только звук, а что-то еще?

- Дело в том, что у них кроме стереотипных криков, которые составляют диалект, есть много других вариабельных звуков, и они не делятся на типы. Вполне возможно, именно с их помощью кодируется и передается важная информация между кланами. Ведь когда косатки собираются кланами, они издают множество именно таких вариабельных звуков.

- «Язык международного общения» типа эсперанто?

- Примерно так.

- Нападают ли косатки на людей?

- В природе таких случаев нет. Впрочем, был один случай, когда косатка схватила серфингиста, видимо, по ошибке приняв его за тюленя. Как только она поняла, что это нечто невкусное, сразу его выплюнула.

- А как она поняла? Откусила кусочек?

- Нет, человек практически не пострадал. Отделался испугом и несколькими царапинами. Вообще, в еде косатки консервативны. Одни кланы привыкли питаться рыбой, другие – морскими млекопитающими, и человек для них – непривычная и невкусная пища, где слишком мало жира. Поэтому они и рыбу предпочитают более жирную, и тюленей. А в человеке по сравнению с тюленем вообще жира нет. Это все равно что нам проглотить какого-нибудь дождевого червя.

Совсем другое дело – неволя. Вот тут, когда их держат в дельфинарии, немало случаев, когда косатки калечили и даже убивали дрессировщиков. Но это совсем не охотничье поведение.

- А что же? Протест?

- Да. Живя в таких условиях, они потихоньку сходят с ума. Когда они молодые, им даже нравится прыгать за рыбу, выполнять трюки. А потом, когда они взрослеют, начинаются проблемы. Детские игровые интересы сменяются взрослыми – иерархические разборки, взаимоотношения между полами. Они переживают постоянный стресс от скученности, от того, что некуда деться, от жизни в замкнутом пространстве.

- Не так давно прошла новость о том, что в Индии дельфины признаны личностями и теперь содержать их в дельфинариях запрещено. А что у нас?

- У нас никаких запретов нет. В России вообще с этим очень плохо. У нас сейчас распространено такое явление, как передвижные дельфинарии. Это надувной бассейн, который возят по городам и весям, а следом – грузовые фургоны, где маются дельфины и морские котики.

- Дельфинариев сейчас вообще очень много. Летом мы были в Краснодарском крае, и там буквально в каждом городке, в каждой станице свой.

- И это при том что черноморские дельфины, афалины, которых там содержат, занесены в Красную книгу. Их ловят и содержат там нелегально, у них нет подходящих условий, все ветеринарные документы либо отсутствуют, либо подделаны. И надзора никакого за этим нет. В нашей стране не существует четких норм содержания морских млекопитающих. Даже если природоохранные организации пытаются эти дельфинарии как-то прижать, сделать ничего нельзя.

- Иначе говоря, должна быть законодательная инициатива, в результате которой родился бы соответствующий документ?

- Такая инициатива есть, она принадлежит Совету по морским млекопитающим, который возглавляет известный биолог и эколог Алексей Владимирович Яблоков. В группу входит также Лев Михайлович Мухаметов, который руководит Утришским дельфинарием и работает в Институте проблем экологии и эволюции. Он тоже занимается разработкой правил содержания морских млекопитающих в неволе. Уже больше года назад эти правила разработали и пытаются их пробить. Но предложения так и лежат где-то в министерствах. Надеюсь, когда-нибудь дело сдвинется с мертвой точки, но пока все проблематично.

- Ольга Александровна, вы постоянно ездите в экспедиции на Камчатку, лично общаетесь с косатками. Какие впечатления на вас это производит?

- Пребывание рядом с огромным, мощным животным потрясает. Изначально я вообще планировала заниматься не косатками, а псовыми – волками, песцами. Но однажды я поехала волонтером в экспедицию с косатками, и они произвели на меня такое впечатление, что заняться другими животными уже в голову не приходило. Сейчас, когда я работаю, у меня все мысли направлены на конкретную задачу: эту группу надо сфотографировать, эту записать. Преобладает чисто научный интерес, эмоции отходят на задний план. Но иногда, когда, например, они подходят близко к лодке, захлестывает восторг.

- А не страшно? Ведь могут и волну создать, и лодку перевернуть.

- Нет, они очень острожные, аккуратные. Ни разу даже не касались лодки. Хотя им это сделать не сложно. В Антарктике есть косатки, которые тюленей смывают со льдин, а потом их съедают. Но у них нет задачи навредить человеку.

- Однако человек не отвечает им взаимностью…

- Да, проблема коммерческого отлова косаток для дельфинариев и океанариумов стоит очень остро. Их десятками ловят и отправляют на продажу в Китай. При этом существует квота на отлов, в которой стоит формулировка «для культурно-просветительских целей». Но никакими культурой и просвещением там не пахнет.

- Косатки есть и в новом океанариуме на ВДНХ в Москве. Там хотя бы нормальные условия?

- Косатки – дорогие животные, их стараются содержать в более-менее приличных условиях. В отличие от тех же афалин, которых иногда держат в силосных ямах, в грязной воде, у них нет таких душегубок. Но все равно – что можно хорошего предложить животному, которое за день привыкло проходить сто и более километров?

- Как вы считаете, насколько это вообще нужно – показывать шоу с дельфинами?

- Считаю, что не нужно. Это развлечение, как коррида или петушиные бои. Публика любит зверинцы, но каково там животным, мало кто задумывается. С культурной и образовательной точки зрения это вообще ничего не дает. Я бывала в Канаде, там есть Ванкуверский аквариум, и там, по крайней мере, хотя бы рассказывают о морских животных. А у нас – просто шоу. Кстати, про купание с дельфинами и дельфинотерапию. Это не то что выдумки – общение с ними полезно в той же степени, как и с любым другими животным. С собаками, с лошадьми находиться рядом полезно, потому что это рождает позитивные эмоции. Дельфин в этом смысле ничем от них не отличается. Все же, что касается особой энергетики и необыкновенного лечебного эффекта, – это сказки. А поскольку в России должного ветеринарного контроля во многих дельфинариях нет, то в некоторых бассейнах можно и заразиться. Поэтому стоит сто раз подумать, прежде чем лезть в эту воду вместе с дельфинами.

биологический факультет мгу зоология косатки ольга филатова

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий