Covid-19 становится все более коварным и опасным. Так, новый дельта-вариант коронавируса признан доминирующим во всем мире, а болезнь протекает намного тяжелее. При этом часто в первые дни заболевания люди чувствуют себя вполне хорошо. Разве что небольшая температура, едва заметный кашель и насморк. Но в это же время развивается гипоксемия. И пациент попадает в больницу с серьезным поражением легких.

Сергей Николаевич Авдеев − директор клиники пульмонологии и респираторной медицины ФГАОУ ВО Первого МГМУ им. И.М. Сеченова, заведующий кафедрой пульмонологии, главный внештатный пульмонолог Минздрава России, член-корреспондент РАН. Фото Николай Мохначев

Сергей Николаевич Авдеев − директор клиники пульмонологии и респираторной медицины ФГАОУ ВО Первого МГМУ им. И.М. Сеченова, заведующий кафедрой пульмонологии, главный внештатный пульмонолог Минздрава России, член-корреспондент РАН.

Сергей Николаевич, в ноябре 2021 года уровень заболеваемости и смертности от Covid-19 в России вновь подскочил вверх. Как вы считаете, с чем это связано?

− Здесь играют роль сразу несколько факторов. Во-первых, появился новый штамм – более агрессивный, более вирулентный штамм дельта. Во-вторых, в России всё еще наблюдается низкий уровень вакцинации нашего населения.

К сожалению, наша страна находится на одном из последних мест по мировому уровню вакцинации. Это факт. Россия не входит даже в первую сотню.

Выход только один – вакцинироваться. Это должен сделать каждый человек. Без этого справиться с Covid-19 не получится.

Голос врачей звучал не раз. Но доверия у многих граждан к вакцинам все же нет.

− К сожалению, голос врачей теряется из-за голосов так называемых «антиваксеров». Удивляет и то, что в России беспрецедентно высокий уровень активности кампаний, направленных против вакцинации. И в данном рейтинге наша страна также занимает первые строчки. Подобной ситуации нет нигде в мире. Настоящее мракобесие. Иначе не скажешь. При этом логичных объяснений подобрать невозможно.

С появлением нового штамма возникли новые отличительные особенности протекания болезни, которых ранее не наблюдалось?

− Да, конечно. Сегодня эта информация звучит отовсюду. Болезнь протекает в рамках более быстрого и опасного сценария. Помимо этого, сократился инкубационный период, а тяжелые формы заболевания стали чаще встречаться среди молодых и людей без сопутствующих заболеваний. В красных зонах всё чаще появляются дети. Поэтому, конечно, если сравнить с тем, что было год назад, то разница есть, и она серьезная.

Высоко разрешающая компьютерная томография (поражение легких в виде «матового стекла», 100%)

Высоко разрешающая компьютерная томография (поражение легких в виде «матового стекла», 100%)

Предоставлено С.Н. Авдеевым

Как Covid-19 влияет на легкие человека?

− При протекании болезни мы наблюдаем серьезное поражение легких, которое определяется рядом анатомических терминов. Наблюдается повреждение, воспаление и образование тромбов. К сожалению, именно легкие – это наиболее уязвимая и тяжело поражаемая система при Covid-19.

Легкие − это «ворота» для инфекции. Коронавирусная инфекция представляет собой острое респираторное заболевание, которое передается воздушно-капельным путем. Соответственно, инфекция попадает в организм через дыхательные пути и эпителий, через клетки, называемые альвеолоциты.

Почему при протекании болезни наша иммунная система обращается против нас?

− Мы до конца не понимаем, почему так происходит. Но и нашу иммунную систему нельзя считать идеальной. В какой-то момент иммунитет начинает настолько активно бороться с инфекцией, что поражает собственные ткани и органы.

Известно, почему легкие никак не сигнализируют нам об опасности, а поражение выявляется либо на поздних стадиях уже с одышкой, или на рентгене?

− Это не совсем верно. Как правило, организм сигнализирует об этом в виде кашля. Но если говорить об одышке, то действительно при Covid-19 наблюдаются некоторые парадоксы, в том числе так называемый феномен немой гипоксемии. В данном случае у пациента может быть гипоксия или кислородное голодание, но самой одышки нет. К сожалению, симптомы не всегда развиваются параллельно.

Помимо этого, у некоторых пациентов развивается бессимптомная пневмония, при которой серьезное поражение легких выявляется при имидж-диагностике, но сам человек ничего не чувствует.

Надо помнить, что у каждого человека может быть индивидуальный ответ на заболевание. Скажем, у одного пациента легкие поражены на 5%, и он сразу ощущает недомогание. А другой не почувствует ничего, вплоть до серьезного поражения до 50%, которое уже как правило сигнализирует об изменениях, порой катастрофических. Почему так происходит? Точного ответа пока нет.

УЗИ легких при COVID-19

УЗИ легких при COVID-19

Предоставлено С.Н. Авдеевым

Как в такой ситуации действуют врачи? Как лечатся подобные поражения легких?

− Прежде всего важна диагностика. И здесь не обходится без простого пульсоксиметра. Пожалуй, не осталось людей, которые не знают, что это за прибор. Этот небольшой портативный инструмент чрезвычайно полезен. Он дает нам важную информацию о нескольких параметрах, но самый значимый из них – сатурация, то есть показатель насыщения крови кислородом. Этот биомаркер отражает развитие гипоксемии или дыхательной недостаточности.

Но, конечно, мы не ограничиваемся единичным методом. Врачи используют целый спектр лабораторных, инструментальных методов, имидж-диагностику. Только так можно сложить «мозаику» из разных элементов, чтобы лучше понять, что происходит с пациентом.

Какие подходы для восстановления пораженных легких существуют сегодня?

− Первое, с чего мы начинаем – это антивирусная терапия. При этом не всегда ее можно использовать для того или иного пациента. Так, если человек поступает после 5-6 дней от начала заражения, то антивирусную терапию применять нет смысла.

Далее врачи борются с синдромами, вызванными заболеванием. Здесь используется противовоспалительная терапия, терапия, направленная на устранение коагуляционных нарушений и, наконец, терапия, направленная на коррекцию гипоксемии или дыхательной недостаточности.

Конечно, у каждого пациента могут быть свои, уникальные особенности протекания болезни, поэтому терапия в каждом конкретном случае будет отличаться.

Появились ли новые методы диагностики и подходы к терапии?

− Если говорить о диагностике, то та же пульсоксиметрия сегодня внедрена во все уровни современной медицины. Если раньше пульсоксиметр с собой носил только пульмонолог, то сегодня – каждый врач любой специальности. Даже люди самостоятельно приобретают этот прибор и пользуются в домашних условиях.

Но есть те методы, которым толчок для развития дала именно ситуация с пандемией. Например, УЗИ легких. Эта методика была известна и раньше, использовалась активно, но именно сейчас она применяется крайне широко. И я надеюсь, что и после того, как Covid-19 будет побежден, данный метод останется в нашей практике.

Однако есть и определенные разочарования. Как вы помните, первый список антивирусных препаратов был очень обширным. Мы использовали препараты, которые применяются в ревматологии, при лечении ВИЧ-инфекции и неврологических заболеваний. Но сегодня список противовирусных препаратов очень мал. При этом совсем скоро появятся новые препараты, которые войдут в список лекарств для лечения Covid-19, в том числе на основе моноклональных антител.

Ситуация быстро меняется. Прошло уже два года, но мы не оставляем поиски и постоянно ищем новые препараты и более эффективные способы лечения.

Пост-COVID-19 синдром: спектр проблем

Пост-COVID-19 синдром: спектр проблем

Предоставлено С.Н. Авдеевым. Источник: Munblit et al. Clin Exp Allergy 2021; DOI: 10.1111/cea.13997

Как помочь пациентам восстановиться после заболевания?

− Единого сценария не существует. Всё сильно зависит от того, с какими проблемами сталкивается человек после заболевания. Известный постковидный синдром включает в себя целый ряд сопутствующих проблем. Этакий «клубок», сопровождающий человека, который, на первый взгляд, справился с болезнью.

Например, распространены утомляемость, одышка, депрессия, бессонница, кашель и прочее.

Если говорить о серьезном поражении легких, то мы действуем примерно так же как при терапии легочного фиброза. Как правило, поражение сопровождается появлением рубцов, избавиться от которых практически невозможно. Из-за этих изменений появляется одышка, кашель, человеку недостаточно дыхания для физической работы.

Напротив, у некоторых пациентов могут возникать полостные образования в легких. По сути, области, где отсутствует легочная ткань. Подобные нарушения очень опасны и могут вызывать пневмоторакс, то есть скопление воздуха или газов в плевральной полости, кровотечения и инфекции.

Какие вопросы остро стояли до Covid-19?

− На самом деле задач хватало и хватает по сей день. Астма, хроническая обструктивная болезнь легких (ХОБЛ), пневмония. Та же пневмония схожа с коронавирусной инфекцией. В обоих случаях наблюдается поражение легких, нарушения, приводящие к дыхательной недостаточности. При этом методы лечения абсолютно разные. Простая пневмония лечится с помощью антибиотиков, которые неэффективны при Covid-19.

Если говорить об образовательной компоненте, насколько проявляется кадровый дефицит?

Пост-COVID-19: основные жалобы

Пост-COVID-19: основные жалобы

Предоставлено С.Н. Авдеевым. Источник: Munblit et al. Allergy 2021; submitted

− Кадровый дефицит действительно есть. Пульмонологов в нашей стране не так много относительно других врачебных специальностей. Это объяснимо, ведь большинство пульмонологов сегодня работают в красной зоне. А это значит, что специалистов недостаточно для лечения других заболеваний – той же астмы, легочного фиброза и других.

Сотрудничаете ли вы с коллегами из других стран?

− Да. Буквально с самого начала пандемии мы обмениваемся опытом с зарубежными коллегами. Без этого невозможно решать стоящие перед нами задачи. Когда мы только столкнулись с новой коронавирусной инфекцией, у нас не было опыта. Но мы учились у китайских коллег, затем у европейских. Обмен продолжается и сегодня. Мы встречаемся на конференциях и международных форумах, где обсуждаем главные вопросы и методы решения.

Какова сейчас ситуация в красных зонах?

− Мы начали с того, что сегодня наблюдается очередной всплеск заболеваемости. А это значит, что нагрузка на врачей вновь увеличилась. При этом речь идет не только о тех, кто непосредственно работает в красных зонах. Но и врачах в поликлиниках, специалистах, работающих на станциях скорой помощи, медсестрах и санитарах. На всех, кто работает в системе здравоохранения.

Единственный выход – вакцинация?

− Да. Нельзя просто надеяться на то, что все переболеют, и пандемия закончится. Ведь такой путь связан с многочисленными потерями, в том числе медицинского персонала.

Интервью проведено при поддержке Министерства науки и высшего образования РФ и Российской академии наук.