В мае государственная корпорация «Роскосмос» собирается запустить с космодрома Восточный автоматическую межпланетную станцию «Луна-25». Она станет первой в истории современной России станцией, запущенной к Луне. В ее задачи входит изучение орбиты и поверхности Луны с забором и возвратом лунного грунта на Землю и в перспективе - строительство посещаемой лунной базы, предназначенной для полномасштабного освоения этой планеты.

 

Интерес к полетам на Луну в нашей стране  проявился уже в середине 1950-х годов. В 1957 году, в ОКБ-1 Сергея Павловича Королева началась разработка серии автоматических межпланетных станций (АМС) «Луна», предназначенных для изучения Луны и космического пространства: в их задачи входили попадание в лунный диск, облет и фотографирование Луны и многое другое.

 

АМС «Луна-1».

АМС «Луна-1».

Источник: Роскосмос

28 января 1958 года Сергей Королев и академик Мстислав Келдыш написали в ЦК КПСС письмо, в котором сформулировали два главных пункта будущей лунной программы:

«1. Попадание в видимую поверхность Луны. При достижении поверхности Луны производится взрыв, который можно наблюдать с Земли. Один или несколько первых пусков могут быть осуществлены без взрыва с телеметрической аппаратурой, позволяющей производить регистрацию движения ракеты к Луне и установить факт ее попадания.

2. Облет Луны с фотографированием ее обратной стороны и передачей изображения на Землю. Передачу на Землю предполагается осуществить с помощью телевизионной аппаратуры при сближении ракеты с Землей...».

 

Сергей Королев.

Сергей Королев.

Первоначально Хрущев одобрил эту идею, тем более, что 25 мая 1961 года президент США Джон Кеннеди, находясь под впечатлением запуска корабля «Восток-1» с Юрием Гагариным на борту объявил, что до конца десятилетия США высадит человека на поверхность Луны. Так началась лунная гонка.

Президент США Джон Кеннеди объявляет о начале лунной пилотируемой программы «Аполлон».

Президент США Джон Кеннеди объявляет о начале лунной пилотируемой программы «Аполлон».

Источник: Голос Америки

Проблемы начались уже на старте. Большинство из первых советских автоматических межпланетных станций, предназначенных для изучения Луны, не выполнили свою задачу: успешными оказались только запуски «Луны-1», «Луны-2» и «Луны-3»:  «Луна-1» сумела пролететь на расстояние порядка 6000 км от поверхности Луны, а «Луна-3» успешно выполнила гравитационный маневр. Остальные запуски закончились неудачей.  

 

Ставка на пилотирование

В 1961 году в США была принята программа «Аполлон» — программа пилотируемых космических полётов с посадкой на Луну.  Советское руководство, явно не ожидавшее такого поворота событий, схватилось за голову. Поражение в лунной гонке могло нанести серьезный удар по авторитету страны в мире и не только: США планировали построить на Луне военную базу, с которой в рамках секретной программы PAMOR (Passive Moon Relay) рассчитывали вести наблюдение за всей территорией СССР, установив, в частности, местонахождение радаров ПВО и зон хранения ядерных боеприпасов. Этого допустить было нельзя, поэтому выступивший за заседании Политбюро Никита Хрущев прямо заявил: «Американцам Луну не отдавать!».

3 августа 1964 лунная пилотируемая программа СССР была официально утверждена и начались работы по двум параллельным пилотируемым программам: облёта Луны («Протон» — «Зонд/Л1)» к 1967 году и посадке на неё (Н-1 — Л3) к 1968 году.

 

Ракета-носитель «Протон».

Ракета-носитель «Протон».

Источник: Роскосмос/ТАСС

Большая часть запусков «Зондов» опять закончилась неудачей: они либо сгорали, либо самоуничтожались путем автоматического подрыва. Из 15 аппаратов только 5 удалось выполнить поставленные задачи. Так, «Зонд 5», облетел Луну, произвел торможение в земной атмосфере и удачно приводнился в Индийском океане. 

Параллельно с этим шла работа над сверхтяжелыми ракетоносителями и лунными кораблями. Наиболее перспективными считались проекты «УР-700-ЛК-700» (ОКБ-52  В.Н. Челомея) и «Н-1-Л-3», (ОКБ-1 С.П. Королева). «УР-700-ЛК-700» - это  комплекс для пилотируемого космического полёта на Луну с посадкой массой 5760 тонн и грузоподъемностью 140 тонн.

 

Владимир Челомей.

Владимир Челомей.

Источник: История РФ

Однако в ОКБ Челомея так и не смогли разработать оптимальную схему объединения орбитального аппарата и посадочного модуля. К тому же в качестве топлива здесь использовались токсичные высококипящие компоненты, что с большой вероятностью могло привести к взрыву комплекса в момент запуска, и как следствие, техногенной катастрофе. 

 

«Царь-ракета» Н-1

После закрытия проекта Челомея, единственным возможным вариантом осталось использование сверхтяжелой ракеты-носителя Н-1, разрабатываемой в ОКБ-1 Сергея Королева с 1958 года. Первоначально она  предназначалась для вывода на околоземную орбиту тяжелой орбитальной станции с последующей перспективой для сборки ТМК – тяжелого межпланетного корабля для совершения полетов к Марсу и Венере.

 

Ракета Н-1.

Ракета Н-1.

Источник: Русская семерка

Однако когда в середине 1960-х годов СССР официально вступил в «лунную гонку», Н-1 решили сделать носителем для экспедиционного космического корабля ЛЗ, который должен был доставить человека на поверхность Луны. Но и здесь ничего не вышло.

В ракете и ее оборудовании обнаружились серьезные проблемы: разворачивающий момент, сильная вибрация, гидродинамический удар во время включения всех 32 двигателей и отсутствие синхронной работы между ними, электрические помехи, и другие неучтенные эффекты. Поэтому все запуски оказались неудачными. В итоге, в июне 1974 года работы по комплексу Н1-ЛЗ были прекращены. Это означало конец всей пилотируемой части программы.

 

За лунным грунтом

Несмотря на это беспилотные полеты все равно продолжались. Новой задачей для автоматических межпланетных станций «Луна» стала посадка на поверхность планеты. 3 февраля 1966 года впервые в истории освоения космоса АМС «Луна-9» совершила мягкую посадку на поверхность Луны и впервые передала на Землю телепанорамы лунной поверхности.

 

АМС «Луна-9».

АМС «Луна-9».

Дальше - больше. 8 января 1969 года вышло постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР №19-10 «О плане работ по исследованию Луны, Венеры и Марса автоматическими станциями», в котором «главной задачей» объявлялась доставка на Землю образцов лунного грунта.

 

Лунный грунт.

Лунный грунт.

С ней успешно справились АМС «Луна-16», «Луна-20» и «Луна-24». В совокупности этими станциями на Землю было доставлено 324 грамма сыпучего лунного грунта. На этом полеты на Луну в советский период были завершены.

 

Почему не получилось

По мнению специалистов, к провалу советской лунной программы привело много  факторов. Начиная с середины 1940-х годов, в США и других странах Запада шла активная разработка ракетно-ядерного оружия, началась гонка вооружений, что вынуждало СССР большую часть ресурсов тратить на обеспечение обороноспособности страны. Колоссальные деньги нужны были и для мирных проектов: массовое строительство жилья, освоение целины, восстановление промышленности и сельского хозяйства и многое другое.

В таких условиях финансирование лунной программы осуществлялось по остаточному принципу, что не могло не сказаться на ее ходе и результатах. "Финансирование шло жиденьким ручейком (на уровне 30-40% от требуемого уровня в год), выделяемые под Н-1 деньги не позволяли начать производство систем и агрегатов ракеты и их испытания, не говоря уже о серьезных капиталовложениях, необходимых для строительства новых заводских корпусов и стендов, монтажно-испытательного корпуса и стартовых позиций на космодроме. Этих денег фактически хватало только на выпуск конструкторской документации", - вспоминал Владимир Молодцов, один из создателей корабля "Восток".

В отличие от США, где существовало единое федеральное агентство (НАСА), сконцентрировавшее в своих руках всю работу по программе «Аполлон»,  в СССР шло постоянное соперничество между несколькими конструкторскими бюро, приведшее к постоянному распылению интеллектуальных и финансовых ресурсов. Так, собственные варианты лунного корабля разрабатывали КБ Королева и КБ  Челомея. Сверхмощные ракеты-носители, и вовсе, разрабатывали три конструкторских бюро – каждое свою ракету. 

Это порождало неприязнь не только между организациями, но и между их руководством. Например, всем известен затяжной конфликт между Сергеем Королевым и Валентином Глушко. Так, Королёв считал, что в качестве топлива для двигателей должны использоваться кислород и водород, Глушко же настаивал, что лучшим компонентом топлива будет гептил. Аналогичные разногласия, приводившие к ссорам и склокам, были между Королевым, Янгелем, Челомеем и другими специалистами. Это, конечно же, отрицательно сказывалось на всей работе в целом.

Не было необходимого оборудования, начиная от измерительных стендов и заканчивая электроникой. Так, после очередной аварии Н-1 обнаружилось, что нет испытательных стендов для проверки всей первой ступени целиком, поэтому установить причину неудачного запуска оказалось невозможно. «Строительство производственно-стендовой базы, велось с опозданием на два года. Да и то урезанной. Американцы могли у себя на стендах испытывать целый двигательный блок в сборе и без переборки ставить на ракету, отправлять в полет. Мы же испытывали по кускам и думать не смели запустить 30 двигателей первой ступени в полном сборе. Потом сборка этих кусков, конечно, без гарантии чистой притирки», - говорил позднее в интервью газете «Правда», преемник Королева Василий Мишин.

Сильный удар по проекту советской лунной программы нанесла и смерть многих участников. 14 января 1966 года при рядовой медицинской операции умирает Сергей Королёв. В 1967 – 1968 годах погибают Владимир Комаров и Юрий Гагарин— наиболее вероятные кандидаты для лунных экспедиций.

Тем не менее, ничего не прошло даром. Благодаря самоотверженной работе всех участников советской лунной программы, начиная с рабочего и заканчивая конструктором, стране удалось создать серьезный задел. Созданные материалы, проведенные исследования, сделанные расчеты и чертежи могут  пригодиться уже в наше время, когда исследования космоса в нашей стране вновь ставятся на повестку дня.

 

Материал подготовлен по открытым источникам.

Фото на странице и главной странице: Популярная механика