Интервью на портале «Научная Россия»

«Вырвать душу из сердца»

«Вырвать душу из сердца»
Один из самых опытных и известных врачей-аритмологов в Москве, Андрей Вячеславович Ардашев, рассказал о том, чего боятся его пациенты

Профессия врача-аритмолога требует от человека максимальной самоотдачи и внимательности. Именно такими качествами обладает Андрей Вячеславович Ардашев – добрый, улыбчивый, спокойный и благородный. Беседуя с ним, понимаешь - вот именно таким должен быть настоящий врач, который постоянно находится на страже сердечного ритма пациентов.

Андрей Вячеславович, вы совмещаете работу врача-аритмолога и научную деятельность. Как удается успевать?

В АО «Медицина» (клиника академика Ройтберга) я выступаю в роли приглашенного профессора, оперирую людей, выступаю руководителем курса (5 сентября в АО «Медицина» стартовал симпозиум Евразийской аритмологической ассоциации). Во МНОЦ ФГБОУ ВО «МГУ имени М.В. Ломоносова» заведую научным отделом аритмологии, который посвящен нарушению ритма и проводимости сердца. Фактически, это научный отдел о технологии, в котором уже я занимаюсь наукой, научными отчетами, написанием книг и статей. Там всегда «кипит» активная работа. Во МНОЦ ФГБОУ ВО «МГУ имени М.В. Ломоносова» я работаю уже более 8 лет и там, действительно, по штатному расписанию есть научный отдел. Академическую работу всю жизнь совмещаю с практикой, по-другому, можно сказать, не умею. Это не так сложно, как кажется.

Как оцениваете ситуацию со здравоохранением в стране?

Если по части кардиологии, то аритмология пока еще не стала в России одной из субспециализаций в клинической медицине. Хотя в США аритмология - отдельная субспециализация, которая «отпочковалась» от кардиологии. Это произошло в 1992 году, скоро уже 30 лет, как это клиническое направление существует. В 80-е годы, так называемые научные или научно-клинические отделы формировались в ведущих западных университетах, представляя собой первые аритмологические школы. В этих подразделениях могло находиться до 30-35 специалистов в области кардиологии-аритмологии, совмещающих в деятельности и науку, и «клинику». Поэтому можно говорить о том, что это давно состоявшаяся дисциплина. Понимаете, есть одна вещь, неожиданная вещь, оправдывающая существование аритмологии как отдельной дисциплины, которая всех пугает – внезапная сердечная смерть. Центром этой проблематики может быть абсолютно молодой и здоровый человек. Находясь на концерте, за рулем мотоцикла или сидя у телевизора, он вдруг становится «слегка неживым», то есть смерть наступает не вследствие инсульта или разрыва аорты, а из-за остановки сердца вследствие аритмии. Эта колоссальная и абсолютно неожиданная проблема называется – внезапная сердечная смерть.

Есть ли шанс спасти человека с таким диагнозом?

Все это происходит где-то в течение одного часа. Помочь, когда это уже случится, будет чрезвычайно сложно, практически невозможно. Спасти можно 1 из 10 человек. Есть идеология, которая «вытекает» из научного направления, когда можно спрогнозировать возможность внезапной смерти. Как можно сходить к стоматологу и оценить состояние полости рта, так же человеку следует посетить кардиолога или аритмолога и узнать, каковы его шансы умереть от внезапной сердечной смерти.

Говорят, что за час до трагического события показатели ЭКГ у больного могут быть идеальными. Так ли это?

Совершенно верно, ведь показатели электрокардиограммы (ЭКГ) в такой ситуации особо не берутся во внимание, здесь нужно основываться на совокупности методик. Есть высокочувствительные аритмологические методики, одна из которых - эндокардиальное электрофизиологическое исследование (ЭФИ). Эта технология близка к регистрации кардиограммы по своей идеологии, но если кардиограмма регистрируется с поверхности тела человека и существует уже более 100 лет (предложил В. Эйнтховен), то снятие эндокардиального сигнала изнутри сердца, называется уже эндограммой и это достижение последних 30-40 лет. Сложилась целая научная методология, как провести такую регистрацию и какими способами. Есть единые формализированные протоколы для всего мира, как протестировать сердце, чтобы определиться с риском внезапной смерти. Это достаточно простая технология, которая занимает час-полтора времени пациента. Проводится она все-таки на операционном столе, потому что осуществляется эндокардиальный доступ. Он может быть трансбедренным, через маленькие дырочки в области паха или даже на шее пациента. Далее регистрируется «кардиограмма» изнутри сердца, осуществляется формализированный протокол, как через эти электроды протестировать характеристики проводимости каждого отдела сердца, спровоцировать аритмию и воспроизвести клиническую симптоматику. Конечно, это безболезненная и в общем комфортная процедура – больной находится в сознании, ему не тревожно и не больно. Сформировалась данная технология к 80-м годам прошлого столетия. На начальном этапе наши коллеги на Западе использовали эндокардиальные технологии преимущественно для тестирования фармакологических препаратов. Считалось, что если мы дадим таблетку человеку, то по результатам такого тестирования она будет либо контролировать его аритмию, либо не будет эффективной. Такое исследование отвечало поставленной задаче – как правильно подобрать антиаритмический препарат.

Можно поподробнее о технологии с фармакологическими препаратами?

Эксперимент назывался – острое фармакологическое тестирование. Все просто – «запустили» аритмию, дали таблетку, протестировали еще раз, попытались повторить «запуск» аритмии. Допустим, она «не запускается», и вот так понимали, что технология сработала, теперь пациент должен был всегда принимать эту конкретную таблетку. Тестирование позволило «отточить» методику проведения эндокардиального электрофизиологического исследования (ЭндоЭФИ), которое широко использовалось на Западе. У нас, в связи с экономическими сложностями, технология не получила широкого распространения в те давние годы. В Советском Союзе была чрезвычайно популярна (вследствие простоты и дешевизны) технология исследования аритмологических проблем сердца через пищевод. К сожалению, через пищевод нельзя эффективно протестировать желудочки сердца, а аномалии, которые приводят к внезапной сердечной смерти, зачастую, возникают именно в них. Таким образом, к 80-м годам прошлого столетия методика сложилась, формализовался протокол проведения этого исследования, но выяснилось, что таблетки не спасают пациентов. Прием препарата в течение длительного времени, даже, если 3 месяца он действовал так, как предполагалось с учетом запланированной методики, показал иной клинический результат, отличный от острого теста. В итоге, имея технологию работы с сердцем, врачи получили возможность «вытрясти душу из сердца».

С начала 90-х годов прошлого столетия начала развиваться технология картирования сердца (навигатор на карте поиска аритмии изнутри сердца, чтобы с точностью до миллиметра определить ее источник и уничтожить аритмию).

Кроме того, появилась возможность уничтожать аритмию не фармакологическим способом, а также поставить каждому пациенту единственно верный аритмический диагноз, ведь существует много видов аритмий. ЭКГ - это «тень на стене», которая не покажет точного диагноза. Стало возможно предсказать, есть ли у каждого из нас шанс погибнуть внезапной смертью, не дожидаясь, когда умрут 9 из 10. В этом варианте двое пациентов, к сожалению, умрут, но у 8 человек останется реальный шанс выжить. Им необходимо начинать что-то делать, ведь лечение тоже отнюдь не фармакологическое. Тогда на помощь клиницистам пришла катетерная абляция и имплантация различных устройств похожих на электрокардиостимулятор. Появились новые устройства и приспособления (имплантируемые дефибрилляторы (ИКД) и кардиоресинхронизирующие устройства (КРСУ)). Тема очень важная и актуальная, об этом мы и говорим на специализированных мастер-классах для опытных врачей.

Как вы относитесь к тому, что сейчас в моде кардиотренировки для сжигания жира?

Я спокойно к этому отношусь, так как сам всю жизнь занимаюсь спортом. Тем не менее, погружаясь в проблематику внезапной смерти, я знаю, какая существует угроза для тренирующихся атлетов. Есть люди, прооперированные нами, которые получили олимпийское «золото». На самом деле, профессиональный спорт - это колоссальный стрессовый фактор. В такой широкораспространенной проблеме, как мерцательная аритмия выделяют отдельную форму этой аритмии - фибрилляция предсердий тренирующихся атлетов. Де-факто она существует как отдельная болезнь. Что касается фитнеса, то для начала нужно понять, в какой физической форме находится человек, и насколько занятия для него будут безопасными. Необходимо пройти ряд обследований, посетить кардиолога как минимум, ведь есть ряд аритмий, которые наследуются. Возможно и выявить ряд факторов, которые способствуют и приобретению аритмии по мере старения человека, например, эндокринные, бронхолегочные заболевания. Все это может быть «спусковым крючком» к внезапной сердечной смерти. Бывает так, что человек перенес насморк, получил осложнение, может быть из-за того, что не сделал вовремя прививку, «поправился», пошел на работу, но он получил осложнение на сердце. В сердце случился скрытый процесс под названием – воспаление мышцы сердца. Пациент не чувствует этого, возвращается к активной жизни, однако через 3-4 месяца у человека начнется аритмия. Если обжечь руку, то останется рубчик, также и с сердцем. Это очень опасная вещь. Каждый из нас рискует даже во время обычной вирусной инфекции приобрести миокардит, так называется это заболевание. Мои коллеги, занимающиеся визуализацией миокарда, сталкиваются с такого рода проявлениями, зачастую встречающимися у, казалось бы, абсолютно здоровых людей.

50 лет назад кардиохирург Кристиан Барнард в Кейптауне провел первую в мире пересадку сердца от одного человека к другому. Как вы оцениваете вклад своего предшественника в развитие вашей отрасли кардиохирургии?

Лестно, конечно, что вы считаете меня преемником Барнарда, чей вклад в историю человечества и медицины трудно переоценить. Хочу только напомнить, что одним из своих учителей он считал нашего ученого В.П. Демихова. Новое сердце действительно снимает все проблемы предыдущего и аритмические тоже. Это похоже на обнуление часов. Трансплантация сердца – колоссальное антиаритмическое мероприятие в жизни человека. Больных, нуждающихся в трансплантации сердца, сегодня достаточно много во всем мире. Мостиком к трансплантации сердца, если человек находится в листе ожидания, является кардиоресинхронизирующая электрокардиостимуляция (своего рода электрический хлыст, который заставляет «тянуть загнанную лошадь», заставляет сокращаться мышцу сердца, которая ослабела). Благодаря этому, у пациента появляется шанс дождаться трансплантации сердца. Именно кардиоресинхронизирующая терапия у тяжёлых пациентов с терминальной сердечной недостаточностью и является тематикой нашего сегодняшнего мастер-класса с участием ведущих специалистов из-за рубежа и нашей страны.

аритмология кардиология

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Информация предоставлена Информационным агентством "Научная Россия". Свидетельство о регистрации СМИ: ИА № ФС77-62580, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций 31 июля 2015 года.