Материалы портала «Научная Россия»

Владимир Фортов: самое трудное начинается только сейчас

Владимир Фортов: самое трудное начинается только сейчас
В интервью «Российской газете» президент РАН рассказал о результатах двух лет реформы академической науки в стране.

Президент РАН академик Владимир Фортов в интервью «Российской газете» рассказал об итогах двух лет, прошедших с начала реформы академии. По его словам, самый трудный этап — впереди, когда предстоит «принимать тяжелые административные решения, которые затронут судьбу институтов и десятки тысяч людей, а в конечном счете — будущее российской науки» и нужно будет показать реальные результаты улучшения работы ученых. И все же главное — «как это ни странно звучит, за Академией оставлено право заниматься наукой».

 

Все остальные функции, а также имущество, перешли в введение Федерального агентства научных организаций (ФАНО). Пока все прошло для научного сообщества относительно безболезненно, но впереди очень сложный этап. Поскольку этот второй этап законодательно четко не определен, могут возникнуть различные сложности. Как выполнить майские указы президента России 2012 года, где указаны очень высокие показатели? Поднять процент российских научных публикаций до 2,44% (сейчас 2,07% — прим. ред.), долю ВВП на науку до 1,77% (сейчас 1,19%) и среднюю зарплату в науке — до 200% по региону.

Владимир Фортов раскритиковал излишний бюрократизм ФАНО, из-за которого страдают ученые, а также формальные подходы к расчету оплаты руководителей научных организаций. «Получается, чем больше в институте сотрудников и больше денег институт осваивает, тем лучше работают институт и его директор, тем выше его зарплата. Такой подход, возможно, для кого-то чудака-бюрократа вполне приемлем, но не для научной организации. В академии есть по-своему специфические коллективы мирового уровня, например, Институт физики высоких давлений, Институт теоретической физики им. Ландау, Математический институт им. Стеклова. По этой формуле их директора останутся с копеечной базовой зарплатой в 30-40 тысяч рублей. А ведь это элита нашей науки», — сказал академик Фортов.

По мнению президента РАН, большинство проблем реформы из того, что ее реализацией занимаются бюрократы на основании формальных инструкций. «Но академическая наука — особый организм со своей спецификой. Он создавался десятилетиями лучшими умами России и мира. И очень непросто, придя со стороны, приступать к управлению таким сложным организмом», — полагает ученый.

Коснулся он и пресловутого правила «двух ключей», которое должно регулировать взаимоотношения РАН и ФАНО — на деле проблемы все равно решаются в ручном режиме при посредстве и посредничестве вице-премьера Аркадия Дворковича.

Что касается перехода на конкурсное финансирование и сокращения научных сотрудников в 2-3 раза, Владимир Фортов ответил кратко: «Нельзя заниматься наукой на паперти». Он привел в пример математика Григория Перельмана, который много лет работал над задачей века «без всяких грантов». Нельзя лишать науку базового финансирования, потому что тогда не будет развития в тех областях, которые еще только зарождаются или, наоборот, требуют несколько лет спокойного размышления, прежде чем появится результат.

Президент РАН привел такой пример: «У каждого ученого, даже у нобелевских лауреатов, бывают очень плодотворные периоды, он делает открытия и выдает одну статью за другой. А бывают времена, когда он долго думает над проблемой или в экспериментах какие-то неудачи. Что делать в такие периоды “застоя”? Сажать его на “голодный паек”, как предлагают чиновники? Это как раз яркий пример ситуации, когда люди не понимают специфики работы ученого, действуют, исходя из своей, казалось бы, очевидной для них, но разрушительной для науки логики». От себя добавим, что люди еще и устают, возникает «профессиональное выгорание», почему в академическом мире и придуман «саббатикал» — годовой отпуск с сохранением (части) содержания, дающий возможность отдохнуть и освежить мозги, так сказать.

Отстаивая экспертную функцию научного сообщества, Владимир Фортов не согласился с обвинениями в неповоротливости академии. Ученый уверяет, что «РАН всегда была ведущей в сфере фундаментальных наук, да и не только фундаментальных. Ее ученые всегда определяли развитие науки в стране. Наиболее интересные, перспективные работы всех научных организаций обсуждались с участием академии. С учетом ее мнения принимались все важнейшие решения, касающиеся развития страны».

Президент РАН напомнил, что академия проводит экспертизу более 700 правительственных проектов в год, по самым разным темам от сельского хозяйства до космоса. Опять же, напомним от себя о знаменитом «фильтре Петрика» — РАН сэкономила стране буквально миллиарды проявленной вовремя твердостью. Но чтобы усилить экспертную функцию, как того требует реформа, нужно перестроить всю работу внутри академии. Она должна стать «динамичной, более ответственной, с конкретными сроками и с жестким контролем ее работы». Это серьезный вызов для академического руководства.

О происходящей реструктуризация академических институтов Владимир Фортов высказался осторожно. Академия не участвовала в реструктуризации и не поддерживала ее, в любом случае, она должна одобрить каждый проект по объединению институтов, хотя и не считает это эффективным методом управления. И почему собственно речь идет только об объединении институтов? Иногда разумно было бы как раз разделить, вернее, выделять из институтов перспективные молодые коллективы, «с новыми идеями и свежими научными тематиками, с молодыми креативными лидерами».

Коснулся президент РАН и больной темы — смены директоров институтов. Об успешности ротации кадров пока рано говорить, ее результаты зависят от многих факторов. Кроме того, работать на административном посту сейчас очень трудно не в последнюю очередь из-за «резко возросшей бюрократической нагрузки, мелочной опеки сверху и более чем скромного финансирования. Неудивительно, что многие из перспективных ученых стремятся уйти в чистую науку, а не в администрирование».

Скоро специальная комиссия будет оценивать институты с помощью формальных критериев, и этот момент академик также комментирует осторожно. Его здесь волнует не столько формальность похода, сколько не соответствие критериев реальному положению дел. Ученый пояснил, что критерии оценки разработаны на примере западных стран. Но, считает он, одно дело «когда в институты, скажем, немецкого Общества Макса Планка, стоит длинная очередь желающих там работать. Потому, что там созданы все условия заниматься наукой. У нас сегодня ситуация совершенно иная. Мы 30 лет финансировали науку по минимуму, а сейчас хотим предъявлять ей те же требования, как у наших конкурентов из богатых и благополучных стран. Институты, конечно, оценивать надо, но с учетом нашей специфики».

В заключении Владимир Фортов посоветовал взвешивать каждый шаг реформы, осторожно подходить к каждому конкретному случаю.

Материалы портала Научная Россия о реформе РАН можно почитать здесь.

владимир фортов интервью реформа ран

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий