Материалы портала «Научная Россия»

Российский научный флот тонет в океане бюрократии

Российский научный флот тонет в океане бюрократии
Проблемы научного флота России, как и проблемы науки в целом - в катастрофическом недофинансировании.

Недавно обнародованная история научного судна «Академик Николай Страхов», более полутора лет стоящего под арестом в порту Коломбо, вызвала немалый интерес. Вслед за публикацией на нашем портале вышла статья в газете «Московский комсомолец». Тема вызвала оживленное обсуждение в социальных сетях. Как нам стало известно, на сегодня, 12 марта, в ФАНО у одного из заместителей М.Котюкова запланировано совещание на тему ситуации с судном «Академик Николай Страхов». Будем надеяться, что судьба этого корабля будет все же успешной.

За комментарием о проблеме этого судна, и российского научного флота в целом мы обратились к директору Института океанологии РАН, академику Роберту Нигматуллину.

Вот его комментарий:

— В последние годы у нас наблюдается катастрофическое недофинансирование науки вообще. Просто катастрофическое. И за нынешним стремлением реструктуризировать и оптимизировать науку в стране эта важнейшая проблема почему-то теряется. А проблему нашего флота, и подавляющее большинство других проблем науки без денег не решить.

Что касается научного флота — есть сделанное в конце 2012 г. поручение Владимира Путина Правительству РФ совместно с РАН решить вопрос с материально-финансовым обеспечением исследовательского флота и подводных аппаратов «Мир». И, несмотря на это, ничего не сдвинулось, по сей день проблема тонет в бюрократии. В конце 2013 г. — начале 2014 г. помощник президента А. Фурсенко по согласованию с нами написал письмо В. Путину о том, что его поручение правительством не выполняется. И там было отмечено, что помочь делу должны 3 организации — РФФИ, ФАНО и Российский научный фонд.

И что мы имеем? РФФИ свои обязательства выполнил. Он дал около 25 миллионов – столько, сколько смог. Но этого, естественно, мало. А ФАНО сейчас хочет эту проблему нехватки денег решить всякими перераспределениями денег и реструктуризациями. Но сейчас всем уже понятно, что это не получилось. И сейчас мы снова стоим перед необходимостью существенных сокращений в Академии наук — потому что требуется, чтобы средняя зарплата в институтах соответствовала региону, и т.д. А флот — он останется там, где он остается сейчас.

С 2011 года мы не можем использовать наши подводные аппараты «Мир» — уникальные и не имеющие аналогов. Потому что если мы хотим сделать океанскую экспедицию с этими аппаратами, это стоит минимум 100 миллионов рублей — а сейчас и еще дороже из-за колебаний курсов. Наш институт на все свои экспедиции и на все свои 5 научных судов, со всеми усилиями и натяжками получает сейчас 30-40 миллионов. Так что «Миры» стоят на берегу, а «Академик Келдыш» у причала. Ведь еще что важно — если они стоят, мы не можем обеспечить преемственность — ведь их пилотов нельзя готовить на суше.

Один день работы наших больших кораблей — «Келдыша», «Иоффе» и «Вавилова» — это 1 миллион рублей в день. Суда типа «Штокман», «Петров», «Страхов» — это от 400 до 600 тысяч в день. Надо понимать, что за границей мы за все — топливо, продукты, портовое обслуживание — расплачиваемся валютой. А экипаж должен получать европейскую зарплату — таковы условия на этом рынке труда. Руководящий флотский состав сейчас получает зарплату больше профессорской.

Вы знаете, что мы вынуждены сдавать наши суда в аренду. Два наших судна с пассажирским классом — «Академик Иоффе» и «Академик Сергей Вавилов» активно используются в коммерции — мы их сдаем туристическим фирмам.

Суда Келдыш и Штокман стоят у причала в Калининграде. Один месяц стоянки каждого судна стоит 5 миллионов рублей. Просто за то, что стоит. А экспедиции нам не по карману. Нелепо?... Раньше Келдыш по нескольку месяцев работал для нужд морской геологоразведки, делал исследования для нефтяных и газовых фирм. Сейчас — в нынешних экономических условиях — это невозможно. Никто на это не тратится. Регистровый ремонт, который мы обязаны проводить, стоил в 2008 г. 20 миллионов рублей, сейчас — 65 миллионов.

А «Академик Николай Страхов»… Хочу напомнить, что кроме этого судна, есть еще и другой корабль — «Академик Борис Петров», эксплуатировавшийся институтом ГЕОХИ РАН.

С 2008 года он стоит на цепи в порту Мумбаи. Это тоже немало обсуждалось в разных источниках. И его проблема тоже никак не решается, судно ржавеет и разрушается. Чтобы спасти «Страхов» и «Петров», нужны большие денежные ресурсы. Для «Страхова» нужно минимум 100 миллионов рублей. Для «Петрова» — приблизительно столько же. И я берусь заявить, что те институты, которые эксплуатировали эти корабли и несут за них ответственность, не решат этих проблем, даже если получат эти деньги. Для этого нужно не просто иметь судно, надо иметь большое хозяйство и большой штат высокооплачиваемых морских специалистов — именно моряков, а не ученых. И тех людей, которые разбираются в проблемах использования судов, технике, фрахтах, экономике флота. В нашем институте такое хозяйство есть хотя бы потому, что у нас не одно судно, а пять.

Что делать? Пока только один выход — работать от копейки к копейке. Мы должны обеспечить экспедиционную работу хотя бы по минимуму. Мы сейчас проводим две ежегодные экспедиции — одна в Северную Атлантику по 60-му градусу, между Шотландией и Гренландией, у северной оконечности Гольфстрима, другая — в пролив Дрейка. По пути туда и обратно стараемся брать пробы и делать измерения в самых интересных точках Атлантики. Одно небольшое судно у нас работает в Черном море. От судна «Рифт», работавшего на Каспии, мы, вероятно, в ближайшее время будем избавляться, к сожалению, мы его уже не можем содержать. Каспий обмелел, судно стоит на берегу, и спустить его возможности нет. Там придется что-то брать в аренду. А у наших коллег с Дальнего Востока из Тихоокеанского института океанологии суда работают в Охотском море и море Лаптевых.

А в целом — нужна федеральная целевая программа «Мировой океан». Она существовала, но была прекращена еще в 2012 г. В прошлом году ставился вопрос об ее возобновлении в 2015 г., но Правительство ее не утвердило. А без нее исследовать океан нельзя.

Подробней о состоянии и проблемах научного флота России можно прочитать на интернет-портале Института океанологии РАН.

 

институт океанологии ран подводные аппараты мир проблемы научного флота россии роберт нигматуллин судно академик борис петров судно академик николай страхов

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий