Материалы портала «Научная Россия»

Про Академию, ФАНО, момент истины и стакан воды

Про Академию, ФАНО, момент истины и стакан воды
Стоит ли воспринимать визит главы правительства в Академию как модель отношения государства к науке?

22 марта в Главном здании Академии наук началось Общее собрание РАН. В повестке дня значилось обсуждение итогов прошедшего года, однако больше привлекало участников не это. На заседании в первый день собрания планировалось присутствие высоких гостей, а потому с самого утра обстановка была немного нервной — выстроившись в длинную очередь, академики спешили в зал в надежде узнать нечто важное о судьбе Академии. Присутствие службы охраны ощущалось лишь чуть более тщательной проверкой на входе. Наш портал вел текстовую трансляцию первого дня заседания Общего собрания РАН.

 В своём вступительном слове на ежегодном общем собрании Академии президент Владимир Фортов назвал 2016 год — второй год продолжающейся реформы — «переломным». Это будет «моментом истины» в вопросе сосуществования Российской Академии наук и ФАНО. Планы, которые все никак не дойдут до практического воплощения, разделения полномочий между двумя существующими структурами наиболее волновали всех присутствующих, а потому даже обычная процедура ежегодного собрания приобрела новое звучание. Так что слова Дмитрия Медведева о том, что «ФАНО существует для РАН, а не наоборот», академики восприняли с большим воодушевлением. И с определенной точки зрения не очень важно, глава правительства и вправду имел это в виду или просто решил сказать приятное.

На первый взгляд, тема выступления президента Академии Владимира Фортова на нынешнем общем собрании была заявлена дежурно — «о задачах Академии на 2016 год и итогах 2015-го», вместе с тем, было видно, что руководитель Академии испытывал противоречивые чувства.

В его речи звучали привычные рассуждения об «приоритетных направлениях, техническом перевооружении, импортозамещении», предельном возрасте академиков, директоров институтов, наиболее успешных проектах и схемах финансирования. Но было видно: доклад даётся президенту нелегко, местами он читал его с дежурной интонацией.

Однако временами Владимир Фортов явно испытывал неподдельную тревогу: «как показывают социологические опросы, — говорил докладчик, — сегодня уровень доверия Российской Академии наук со стороны населения превышает даже уровень доверия Русской православной церкви». (Надо иметь в виду, что уровень доверия к РПЦ сегодня далёк от того, что был двадцать и даже десять лет назад). По тем же опросам, как сообщил Владимир Фортов, более 70% учёных Сибирского отделения РАН происходящую реформу Академии не одобряют, более 40% учёных рассматривают возможность отъезда за рубеж.

«Давайте попробуем представить Россию без науки, без Российской академии наук, — продолжил Владимир Фортов. — А теперь — без множества управленческих структур, которых становится всё больше и больше». До чего же должен был дойти внутренний конфликт между ФАНО и РАН, чтобы Президент заговорил о «России без науки».

Между тем, в зале начало отчётливо ощущаться напряжение, но связано оно было не с докладом. Прессу настоятельно попросили отодвинуться за десятый ряд амфитеатра.

На трибуне Владимира Фортова сменяет академик Пальцев с общей статистикой работы Академии. Звучит, в частности, неутешительное сообщение о том, что ряд подразделений Академии (и, в основном, это гуманитарные отделения) за год не опубликовал ни одной работы, включённой в РИНЦ. Не успевают присутствующие задуматься о том, какова же должна быть тематика работ, например, по литературе, чтобы в нынешней обстановке зарубежные журналы высказали готовность их опубликовать, как слева направо, мимо трибуны докладчика начинает движение молодой человек. Одетый в костюм, который был бы вполне приличен для руководителя немаленькой фирмы, привычным жестом он несёт на подносе стакан воды.

Академик Пальцев продолжает зачитывать статистику работы Академии. Пройдя перед всей линией президиума, официант заходит между первым и вторым рядом и продолжает движение в обратном направлении. Наконец, стакан доставлен по адресу: его ставят у пустого кресла в центре президиума между президентом Академии Фортовым и министром образования Ливановым. Доклад продолжается — возле того же пустого кресла ещё дважды появляются подтянутые люди; один кладёт на стол пачку документов и тщательно выравнивает письменный прибор параллельно папкам, другой — часть папок забирает.

Наконец, доклад окончен, в зале наступает пауза, которая продолжается несколько долгих минут. Зал полон до отказа, собравшиеся академики и профессора Академии ждут. На трибуне справа стремительно возникает председатель правительства Медведев:

«Я не мог не заехать поприветствовать академиков. Не буду долго говорить о результатах работы Академии — вы и сами всё знаете, но некоторые моменты хочу, всё же, зачитать — чтобы они прозвучали с этой трибуны».

Далее с трибуны прозвучали заявления, для Академии весьма комплиментарные: «Российская Академия наук заслуженно пользуется уважением в нашем обществе», «от её работы зависит позиция нашего государства в глобальном мире, именно поэтому мы уделяем столь много внимания совершенствованию работы Академии». Дмитрий Медведев посулил академикам весомые денежные вливания: «На исследования гражданского назначения будет выделено 315 миллиардов рублей» — и тут же оговорился: «Несколько лет назад мы не имели и этих цифр. Надеюсь, к концу года мы сможем получить более отрадные экономические результаты и увеличить расходы всех основных направлений деятельности в нашей стране, включая и расходы на науку».

«Нормативная база не бывает идеальной», говорит председатель правительства о новых документах, регулирующих взаимодействие РАН и ФАНО. «Переходный период постепенно завершается, но главное, чтобы люди, которые непосредственно заняты исследованиями, как можно меньше ощущали на себе эти изменения». «Не всё идёт гладко, многие проблемы копились десятилетиями». И далее высказывает намерение «с уважением относиться к научным школам», заявляет о необходимости «повысить роль Академии в решении общегосударственных задач».

Упоминается и возможность «спокойно заниматься научным творчеством и получать адекватное вознаграждение за свой труд» — для членов Академии установлены специальные выплаты. Про вознаграждения сотрудникам институтов ничего не говорится, — хотя именно они, в основном, и есть Академия. Впрочем, премьер обещает персональные стипендии молодым учёным.

Отъезд главы правительства, как и его приезд, все участники общего собрания, включая самых пожилых, отметили вставанием. После в кулуарах началось осмысление произошедшего.

Президент Фортов назвал 2015 год «крайне тяжёлым» и отметил, «что впереди много неясного» и «он был бы нечестен, если бы не сказал, что у Академии много и проблем» — устаревающее оборудование, слабый социальный пакет, маленькая зарплата, огромная бюрократия и общее старение сотрудников. Кстати, насчет оборудования — в ходе второго дня Собрания академик Месяц отметит, что на заседаниях Совета по науке при президенте ученые ведут пассивно и терпят откровенную ложь: например, на последнем Совете было сказано о том, что в лабораториях преобладает новое научное оборудование.

По поводу будущего президент Академии высказал «сдержанный оптимизм», относящийся, главным образом, к ведущим проектам, выполненным академией.

Директор института геохимии и аналитической химии академик Галимов отметил: «Выступление Дмитрия Медведева хорошо воспринималось. Важно только, чтобы те позиции, которые он озвучивал, реализовывались». О, да.

Директор объединённого института ядерных исследований Виктор Матвеев говорил об открытии седьмого периода элементов таблицы Менделеева — исследовании, которое было названо одной из ведущих работ Академии за прошедший год.

Исследование проводилось совместно с американскими национальными лабораториями, процесс признания элементов также требовал участия международного научного сообщества. Большую роль в работе играл не только интернациональный состав сотрудников института, но и международный Учёный совет, состоящий из ведущих специалистов мира. Благодаря международной экспертизе своих исследований институт имеет стабильное финансирование и от российского правительства.

Ректор Ставропольского аграрного университета говорил о новой породе крупного рогатого скота, которая была выведена на Северном Кавказе. По его словам, вскоре мясом будут обеспечены многие регионы России. Благодаря продажам племенного скота неплохой доход имеет и сам университет.

Директор института космических исследований РАН Лев Зелёный сказал, что проблема отношений, которая ныне существует в отношениях ФАНО и РАН была изначально заложена при создании системы: система с двумя центрами по всем законам управления существовать не может. Выход один — ФАНО должно стать подразделением Академии наук.

Отмечалось также, что сумма 315 миллиардов, озвученная председателем правительства, составляет примерно 1% от внутреннего валового продукта, тогда как в ведущих странах мира на финансирование наук выделяется 3-4% ВВП. Недофинансирование оборачивается тем, что ряд научных проблем в стране не могут быть решены из-за отсутствия, например, необходимого оборудования. Казалось бы, при триллионных — в долларах США — доходах, которые получил госбюджет за последние 15 лет, можно было вложиться хотя бы в материальное обеспечение.

Председатель Сибирского отделения РАН академик Асеев говорил о пагубных последствиях руководства ФАНО — разгроме науки, который начался в регионах, когда подразделения начали объединять не по тематике, а по географическому принципу.

Идею о неэффективности системы с двумя центрами подтвердил и академик Радий Хилькаев. Многие участники заседания отмечали: как показывает исторический опыт, в сложные времена правительство нашей страны прислушивалось к науке. Однако, как будет развиваться нынешняя ситуация, не знает никто. Последние три года большого оптимизма не внушают.

P.S. На следующий день, в среду, 23 марта, заседание продолжилось — читайте нашу трансляцию второго дня Общего собрания РАН 2016.

владимир фортов общее собрание ран

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий