Материалы портала «Научная Россия»

Экономическое просвещение в версии VESTIFINANCE

Экономическое просвещение в версии VESTIFINANCE
На первом Форуме VESTIFINANCE выступил Александр Некипелов, глава Московской школы экономики МГУ, а также Борис Титов, уполномоченный по правам предпринимателей, и Андрей Клепач, зампредседателя Внешэкономбанка

22 февраля в Москве прошел форум VESTIFINANCE — открытый экономический лекторий и, одновременно, «новая площадка для обсуждения альтернативных экономических сценариев развития страны, возможность найти новые действенные механизмы для сегодняшних глобальных экономических вызовов», как описал ее Алексей Бобровский, главный редактор VESTIFINANCE. Выступали академик Александр Некипелов, создатель Московской школы экономики МГУ, Борис Титов, уполномоченный по правам предпринимателей, и Андрей Клепач, зампредседателя Внешэкономбанка.

«Не идет речи о столкновении мнений, — объяснил Алексей Бобровский. — Это, во-первых, попытка представить альтернативную точку зрения, и, во-вторых, сделать это не в цейтноте. Во время интервью не успеваешь раскрыть ту или иную трудную мысль, в дискуссии, в постоянном споре, невольно глушится аналитическая составляющая. А здесь у нас есть возможность объяснить, например, что такое таргетирование инфляции, и потом разбираться, хорошо это или плохо — такого рода темы, не очень подходящие для телевизионных форматов или экономических форумов, здесь могут смотреться очень органично.

Например, если в следующий раз мы будем обсуждать мировую торговлю, то, безусловно, нужно говорить о транстихоокеанском или трансатлантическом партнерстве. Необходимо показать эти явления с помощью статистики, карт, данных по мировой торговле — это тема для лекции.

При этом для любого формата нужна качественная оболочка. Если организаторы заботятся исключительно о том, чтобы передать смысл, это очень сужает аудиторию. Нам важно, чтобы это было сделано красиво».

На первом лектории участники рассказали о своем видении нынешнего состояния российской экономики, ключевых проблемах, наиболее серьезных опасностях и путях развития.

Академик Некипелов, возглавлявший в свое время Институт международных экономических и политических исследований РАН, посвятил свою лекцию — названную «Политика ЦБ России и возможности ДКП в современных экономических условиях» — возможностям Центробанка в нынешней экономической ситуации. Вопросы о том, как сдерживать колебания курса национальной валюты, может ли ЦБ стимулировать развитие экономики в условиях инфляционного давления, etc. никогда не теряют актуальности. Забегая вперед, укажем, что, по мнению академика, действительно может, даже в существующих условиях, но следует не терять времени.

Между тем, ситуация сложная. С одной стороны, инфляция и неустойчивость курса — проблема не в последнюю очередь психологическая, но стало уже общим местом, что психология тех, кто принимает экономические решения, есть экономическая категория. Соответственно, ЦБ вынужден учитывать инфляцию в своих решениях, потому что снижение ставки, не говоря уж о количественном смягчении (Quantitative Easing), подтолкнет цены к дальнейшему росту, и, наоборот, ослабит уверенность в завтрашнем дне. Но, с другой стороны, для развития нужны деньги, так что жесткая денежно-кредитная политика ограничивает возможности роста.

Андрей Клепач, занимавший в 2008 — 2014 годах пост заместителя главы министерства экономического развития и торговли РФ, а перед тем четыре года возглавлявший департамент макроэкономического прогнозирования МЭРТ, сделал сообщение на тему «Факторы роста экономики и стимулирующие меры». Главная его мысль — нужно любой ценой избежать застоя и нужно осуществить долгосрочную программу мер и реформ для долгосрочного развития. Иначе российская экономика будет медленно и безнадежно загибаться.

При этом ждать спасения от роста цен на нефть не стоит — по его прогнозам, они могут упасть ниже $20 за баррель, что с учетом инфляции, приближается к ценам дефолтного 1998 года. Впрочем, во второй половине года можно надеяться на рост до $40-50 за баррель, что, на самом деле, вдвое ниже, чем стоимость, заложенная в бюджет.

Очень тревожит, что экономика становится уж слишком экономной, домохозяйства решительно, даже быстрее, чем падают доходы, сокращают потребление, особенно траты на товары длительного пользования. Это экономическое поведение будет характеризовать весь 2016 год. Одновременно, впрочем, наблюдается устойчивый рост сбережений — по оценкам ВЭБа, норма сбережений населения повысилась с 9% в декабре 2014 г. до 18% в декабре 2015 г.

Из этого следует, что необходимо действовать, ориентируясь на долгосрочный рост, для чего, в частности, нужно определить потенциальные точки роста, и определить источники и цели инвестиций — кто покажется наиболее привлекательным для инвесторов и, собственно, как вообще привлечь инвесторов.

 

Борис Титов, известный предприниматель, ныне призванный государством защищать интересы предпринимателей, говорил о потенциальной смене модели экономического роста. В своем выступлении, оптимистично озаглавленном «Экономика роста: может ли российская экономика расти темпами до 5-6% в год?», он предложил перестать экономить, а напротив, ввести в действие масштабную программу стимулирования экономики.

А вот действия ЦБ и Минфин, которые ставят своей целью сдержать рост дефицита бюджета и инфляции, чтобы избежать глубокой рецессии, Борис Титов считает недальновидными. Бизнес в его лице предлагает не только дать экономике денег, но и ряд мер в области налогообложения, тарифной политики, борьбы с коррупцией. Но начать, по его мнению, нужно именно с раздачи денег, тем более что, как считает бизнесмен, инфляция изменяется вне зависимости от движений ключевой ставки и объема денег в экономике.

Но прямая речь всегда красноречивее пересказа, в конечном итоге. Говорит Борис Титов:

— Сегодня мы все понимаем: отсидеться не удастся, надо что-то делать. Надо менять нашу экономику, учиться зарабатывать по-новому, модернизировать ее, повышать деловую активность, конкуренцию. И что же надо делать? А просто можно повторить то, что делали другие, те экономики, которые реально достигли успеха.

— Это Япония, Китай, Канада, Малайзия, Индонезия, конечно, всем нам известный Сингапур — делали практически одно и то же.

— Подчиняя всю свою политику экономическому росту, переходили от сдерживающей денежно-кредитной политики к кредитному авансированию роста реального сектора, снижали процентную ставку. Одновременно уменьшали фискальную нагрузку на бизнес и приводили реальный курс своей национальной валюты к номинальному, эффективному курсу, стабилизировали счет капитала.

— А это значит, что вводили, да, необходимо вводить элементы мягких валютных ограничений, сдерживать перетоки валюты, спекулятивные перетоки валюты. И что получали в результате? Рост ВВП, приток инвестиций и, как это ни странно, снижение инфляции.

По-своему, это очень прагматичный подход.

«деловая россия» александр некипелов андрей клепач борис титов вэб инфляция министерство финансов рф московская школа экономики мгу рецессия центральный банк экономический рост

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий