Материалы портала «Научная Россия»

На съезде детских онкологов говорят о настоящем, будущем и импортозамещении

На съезде детских онкологов говорят о настоящем, будущем и импортозамещении
Российские специалисты и их зарубежные коллеги делятся опытом, обсуждают результаты, проблемы и инновации в отрасли.

С 1 по 3 октября 2015 года в Москве проходит VI съезд детских онкологов России. В программе мероприятия обсуждение инновационных методов работы, обмен опытом, разбор клинических случаев. Впервые на съезде работают Школа медицинских сестер, секция паллиативной медицины и родительская секция. На пресс-конференции в первый день съезда ведущие российские специалисты в этой области рассказали о достижениях и проблемах детской онкологии: текущая российская статистика выздоровлений примерно совпадает с общемировой.

По состоянию на 2015 год на 1-2 стадии онкологического заболевания в детстве излечивается около 80% пациентов, на 3-4 стадии — 50-70%. Академик РАН Владимир Поляков, президент Российского общества детских онкологов, главный внештатный детский специалист и онколог Минздрава России, рассказал, что когда детская онкология, как отдельная отрасль зарождалась в России, на базе хирургического отделения Морозовской больницы в Москве, соотношение было противоположным — лишь 20% детей с раковыми заболеваниями удавалось вылечить.

Без науки никуда

Тем не менее, эти цифры в последние годы практически не меняются, детской онкологии необходим качественный рывок. «Чтобы мы получили 90% выздоровевших детей, сегодня необходимо вкладывать колоссальные средства в науку», — отметил профессор, заместитель директора по научной и лечебной части Института детской онкологии РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН Георгий Менткевич.

Для понимания уровня необходимых вложений спикер привел в пример цифры: введение в клиническую практику нового эффективного препарата требует 15-20 лет работы и 200-300 млн долларов. «Мы должны больше внимания уделять именно фундаментальным исследованиям, поискам механизмов развития рака, механизмов, которые могли бы блокировать этот процесс, это единственный путь для качественных изменений сегодня», — подчеркнул Менткевич.

«Сегодня существует множество фондов, занимающейся помощью детям с онкологическими заболеваниями. Но, по сути, то, что мы все нацелены на адресную помощь — это катастрофа, — говорит президент благотворительного Фонда помощи хосписам «Вера» Анна Федермессер. — На Западе основная роль благотворительных фондов — это сбор средств для проведения научных исследований».

Сегодня в этом направлении есть определенные изменения. Пока государство только сокращает расходы, все больше берут на себя благотворительные фонды и в нашей стране. На пресс-конференции, в частности, была представлена инициатива Императорского Фонда исследований онкологических заболеваний. Директор фонда, глава петербургского Детского хосписа Александр Ткаченко рассказал о том, что фонд учредил ряд премий и стипендий для российских ученых, занимающихся исследованиями онкологических заболеваний. Экспертный совет фонда принимает на рассмотрение научные работы по данному направлению, а также фонд готов оплачивать дополнительное медицинское образование для специалистов, желающих специализироваться в онкологии.

Перспективные исследования

Профессор, директор НИИ Детской онкологии и гематологии РОНЦ РАМН Мамед Алиев рассказал о том, что фактически 20 лет в России не велось никаких исследований — из-за отсутствия финансирования. «Убежден, что нам необходима собственная интеллектуальная база, собственные исследования», — подчеркнул он. Сегодня основные исследования проводятся на базе Онкоцентра им. Блохина, в составе которого пять научно-исследовательских институтов.

Определенных успехов российские ученые достигли в разработке искусственных биологических тканей, которые можно пересаживать пациентам без риска отторжения, рассказал Алиев.

«Конечно, очень перспективная тема сейчас — это исследования в области таргетной терапии, персонифицированной медицины», — добавил Георгий Менткевич. Успешно применяются таргетные препараты уже сегодня, например, при хроническом миелолейкозе, заменив во многом тяжелейшую операцию по трансплантации костного мозга.

Еще одним важным направлением Менткевич назвал изучение механизмов лекарственной резистентности. «Сегодня мы применяем химиотерапию с включением деметилирующих агентов, делать окончательные выводы пока рано, но на настоящий момент среди пациентов, прошедших лечение по этой схеме, мы не наблюдаем ни одного рецидива, тогда как ранее они возникали в 30% случаев на том же сроке», — рассказал ученый.

Куда ведет импортозамещение

Эмоциональные обсуждения вызвал актуальный вопрос об импортозамещении — прежде всего, лекарственных препаратов. На пресс-конференции все эксперты однозначно высказались за применение в детской онкологии исключительно оригинальных препаратов, подчеркнув, что нельзя рисковать здоровьем детей.

«Я крайне негативно отношусь к дженерикам, особенно при проведении высокодозной химиотерапии у детей — там все имеет значение, я не имею права давать ребенку препарат неизвестного происхождения. Сегодня дженерики закупаются по тендеру, ориентируясь лишь на самую низкую цену, качество при этом никого не волнует», — сказал Мамед Алиев.

Эксперты подчеркнули, что продолжают пользоваться оригинальными импортными препаратами и часто имеют в результате «личные проблемы». Академик Поляков сообщил, что по результатам Съезда будет принята резолюция с требованием к властям пересмотреть решения и оставить возможность использования импортных лекарств. «Мы очень надеемся, что к нам прислушаются», — сказал он.

При этом специалисты не отрицают необходимость развития отечественной фармацевтики — российские препараты не должны уступать зарубежным. «Но даже если все делать правильно, уйдут десятилетия исследований и испытаний, прежде чем мы получим готовый продукт. Пока же дети должны получать максимально эффективное лечение», — подчеркнул Поляков.

детская онкология импортозамещение съезд детских онкологов

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий