Материалы портала «Научная Россия»

Знание, свобода, процветание

В предверии официальных праздничных мероприятий по случаю 120 летнего юбилея Томского политехнического университета мы поговорили с ректором ТПУ Петром Савельевичем Чубик.
Название изображения

Томский политехнический университет готовится праздновать 120 летний юбилей и сегодня стал одним из лучших высших учебных заведений страны. Он не только сохранил прекрасные традиции, но и приумножил то, чем по праву следует гордиться, — и прежде всего своими выпускниками, которые востребованы в стране и мире.

Как удалось этого добиться, лучше всех знает ректор ТПУ Петр Савельевич Чубик, жизнь которого от юности до нынешней зрелости неразрывно связана с Томским политехническим университетом. Ответ на свой вопрос я начал получать, поднимаясь по ступенькам главного корпуса к кабинету ректора. На них значились три слова: «Знания», «Свобода», «Процветание».

ЗНАНИЯ

Это было незабываемо. Во Дворце зрелищ и спорта собрались студенты Томского политического университета. В тот осенний день чествовали юношей и девушек, которые стали первокурсниками. С напутствием выступил ректор ТПУ Петр Чубик. Начал он так: «Древние говорили, что очевидное не нуждается в доказательствах, поэтому я приведу всего десять фактов, доказывающих, что вы сделали правильный выбор».

Факт № 1: «Известны три самых престижных университетских рейтинга: QS, TНE и Шанхайский. В двух первых мы уже присутствуем. Вдумайтесь: в мире — 22 тыс. университетов, мы входим в три сотни лучших из них. Это список успеха!»

— В начале беседы позвольте задать личный вопрос: фамилия Чубик — необычная, я не встречал ее раньше…

— Она широко распространена на Западной Украине — мои родители оттуда. Они были сосланы в Красноярский край, где я и родился. Мои школьные годы прошли в Кузбассе, и вот уже 45 лет я в Томске — с той поры, как приехал поступать в Политех. Я не изменял ни ему, ни Томску, потому что прикипел к ним. Если побываете в Ровенской (ныне Ровненская) области Украины, там фамилию Чубик будете встречать часто. По-моему, она идет от казачества. К сожалению, я мало знаю историю своей семьи, потому что документы не сохранились. Остались некоторые фотографии, я сделал семейный альбом, подписал тех, кто был на фотографиях. Это для внуков и правнуков — чтобы не растеряли то, что знаю я, хотя бы то немногое.

— В своей речи перед студентами вы упомянули о том, что сразу после поступления в институт вас отправили на картошку. А нынешних студентов уже в деревню не отправляют. Может быть, зря?

Название изображения

— Мы были не на картошке, а лопатили зерно, сушили его. Вместе питались, вместе работали от зари и до зари. Мы лучше узнали друг друга. Кстати, вторую половину месяца я был бригадиром, т.е. уже тогда начал выдвигаться в начальники. Мы подружились, и это, безусловно, помогло нашей группе объединиться, стать коллективом. И еще: мы были молоды, воспоминания о том времени, конечно же, греют душу. Но сейчас другие времена, и на картошку отправлять студентов не требуется. А потому мы стараемся найти новые формы, которые помогают юношам и девушкам влиться в студенческую среду. В определенной степени нам это удается в том числе и с помощью таких мероприятий, как посвящение в студенты. Только вчера я прочитал социологический отчет об адаптации первокурсников. В общем, все идет нормально, хотя у 20% студентов адаптация происходит медленно. Кстати, я еще побывал на овощных базах, руководя студенческими группами, на картошке, на стройке. Суммарно наберется не менее трех лет. Но сегодня, повторяю, этого нет, и, наверное, с точки зрения профессии, карьеры это правильно. На стройке я в течение 23 месяцев зарабатывал квартиру, будучи уже кандидатом наук. Прибегал со стройки и бежал в институт читать лекции.

Факт № 2: «Одна пятая всех студентов ТПУ — иностранцы, представители 40 стран мира, более 4,5 тыс. человек. Вы счастливчики: университет дает вам возможность вживую общаться с жителями разных стран, культур, традиций, вероисповеданий, обычаев».

— Почему вы стали геологом?

— Влияние на выбор мною геологоразведочного факультета оказал писатель-фантаст и геолог Владимир Афанасьевич Обручев. Его романами зачитывались. Он был первым деканом горного отделения в нашем институте. Потом этой структурой довелось руководить и мне — я был 21-м и 23-м деканом после Обручева. Горжусь этим. Его внучки неоднократно здесь бывали, и я лично с ними знаком. На мою долю выпало и создание Мемориального кабинета академиков В.А. Обручева — М.А. Усова. Все-таки удивительные вещи случаются в нашей жизни.

— Я размышлял, есть ли у Политеха душа? И имеет ли отношение история с Обручевым — ученым и писателем — к ней?

— Я вручаю студенческие билеты первокурсникам, а потом им же — дипломы об окончании. Я вижу трансформацию этих людей. Пять лет назад, когда они поступали к нам, они были гадкими утятами, а уходят от нас, превратившись в прекрасных лебедей. И это происходит за короткий срок — всего пять лет. Изменения колоссальные! Уходят профессионалами, уверенными людьми, патриотами. Как это происходит, не знаю. Университет прививает им свои ценности, но сам процесс трудно проследить.

Факт № 3: «Не только мы открыты миру, но и мир нам. 170 университетов на разных континентах доступны для политехников в рамках академических обменов, стажировок, практик. Поэтому запомните: знание другого языка — это очень важно! Посмотреть мир можно и в качестве волонтера. Волонтеры ТПУ принимают участие в самых масштабных мероприятиях по всему миру».

— Мне кажется, вы всегда шли чуть впереди. Строится Транссибирская магистраль — появляется институт, чтобы обеспечить ее инженерами. Потом мостовики, за ними геологи, поскольку стране нужны новые месторождения и их предстоит осваивать. Затем атомный проект СССР, и особое место в нем занимает Томск-7 — там появляется ваш филиал. Кстати, этот закрытый город теперь называется Северск, но там уже не ваш филиал, а МИФИ. Почему?

— Еще будучи проректором, я подписывал дипломы выпускникам нашего филиала в этом городе. Но потом у него появилось желание стать самостоятельным отраслевым вузом. Сегодня руководитель филиала готов вернуться в «родные пенаты». В свое время появление Северска дало вполне реальный толчок развитию Политеха, и мы об этом не забываем. Подготовлено огромное количество атомщиков. Одно время директорами всех АЭС были наши выпускники — по-моему, факт примечательный. Так что мы готовы принять филиал обратно. Кстати, не только они просятся, но и другие. Однако к такого рода слияниям надо относиться осторожно, т.к. излишнее расширение грозит обременением, чего допустить нельзя. Тем более, что мы планируем войти в Топ-100 – сто лучших университетов мира.

Лаборатория авиадвигателей ТТИ, 1924 г.

Лаборатория авиадвигателей ТТИ, 1924 г.

Если вы идете без цели, нет смысла выбирать дорогу. Надо честно признать, что раньше в вузах не было большой науки. Сейчас ситуация меняется, но споры идут — надо ли давать деньги на науку в вузы, мол, там нет возможности ее развивать. Нужно понимать, что мир коренным образом изменился. И один из главных виновников этих изменений — Интернет. Раньше я шел в аудиторию к студентам как монополист на знания. Они мне в рот смотрели, ведь такую информацию они не могли получить больше нигде. А сегодня все иначе. Преподаватель говорит что-то в аудитории, а студент, не выходя из нее, включает Интернет и находит там лекцию, которую на эту же тему читают в лучших вузах мира. Монополия на знания утрачена. Преподаватель сегодня может остаться у студента востребованным, уважаемым только в том случае, если он в этой области занимается наукой, публикуется в престижных журналах, ведет исследования, выступает на конференциях. Это принципиальное изменение. Если вуз хороший, преподаватели в нем обязаны заниматься наукой. К сожалению, многие этого не понимают.

— Но ведь это крайности, когда говорят, что всю науку теперь надо делать в вузах и что в академии остались одни старики и они ни на что не способны!

— У нас таких проблем нет. Мы работаем со всеми здоровыми силами, которые есть в Томске. Да, мы не имеем ресурсов на фундаментальные исследования. Какие-то возможности сейчас появились, мы запустили семь мегагрантов, это, по сути, заделы на будущее. Мы ведем много прикладных работ, часть из них идет еще с советских времен. Но рано или поздно эти запасы закончатся, а значит, нужно обязательно думать о будущем. Поэтому мы работаем вместе с крупными академическими институтами. Например, у нас много проектов, связанных с материалами. Оцениваем качество сварных швов корпусов ракет, разработали противометеоритные оптически прозрачные покрытия на иллюминаторы, микротомографы, сотрудничаем с ИСС им. М.Ф. Решетнева, где создаются спутники Земли. Немало наших выпускников занято в космической отрасли, они возглавляют головные предприятия, а потому у нас тесное сотрудничество с «Роскосмосом», где хорошо знают наши возможности и стараются их использовать.

— Стараетесь быть рядом с передовыми технологиями?

— Конечно. В частности, с военно-промышленным комплексом. Я открыто говорю, что именно там рождаются принципиально новые технологии, которые потом широко используются в гражданских областях. Точнее, могут и должны использоваться.

СВОБОДА

Факт № 4: «Наши преподаватели — ваши наставники. Они тоже постоянно учатся. Эффективный контакт, который мы с вами устанавливаем каждый год, — это их личная лестница к успеху. Они должны конкурировать в глобальном пространстве — быть исследователями, публиковать свои статьи в престижных научных журналах мира, постоянно шлифовать свое преподавательское мастерство»

— Космос и ядерные технологии – это вчера и сегодня, а что завтра?

— А завтра, например, ториевое топливо для высокотемпературных реакторов, чтобы безопасно получать электроэнергию, обеспечить длительную работу без перезагрузки топлива, производить водород в промышленных объемах. Водородная энергетика — это будущее экономики. Тема красивая, не так ли?

— Многие ученые уверены, что это такая же революция в истории цивилизации, как и изобретение паровой машины.

Лаборатория тепловых машин, 1913 г.

Лаборатория тепловых машин, 1913 г.

— Мощные ториевые реакторы — это, конечно, мечта, но мы стараемся ее приблизить. Занимаемся мы и топливными элементами для водородной энергетики. Частичное финансирование осуществляет «Газпром». Идея заключается в том, чтобы небольшую часть газа из газопровода использовать для получения электроэнергии. Не могу утверждать, что такие установки у нас уже есть, но мы близки к их созданию. В стране еще огромное количество поселков, где нет электрических сетей, там дизельэлектростанции. Генератор заработал — свет есть. Надо завозить дизтопливо. Газопровод через болота не протащишь — дорого. А вот завезти в поселок цистерну с сжиженным газом вполне реально и гораздо выгоднее, чем с дизтопливом. Так что наши агрегаты можно использовать в самых разных условиях — и в отдаленных поселках, и в геологических партиях, да и военные от них не откажутся. Мы стараемся работать в разных областях — и в ядерной медицине, благо, у нас свой реактор, грех не воспользоваться, когда есть «дойная корова».

— Первый раз слышу, что так называют ядерный реактор!

— От такой «коровы» мы получаем не молоко, а радиофармпрепараты. Кстати, все реакторы в округе закрыты — я имею в виду Северск, а контрольные органы остались. Более 20 проверок в год! Чрезмерное количество проверок очень мешает работать. Мы постоянно под контролем, под «лупой подозрения» как потенциальные нарушители.

Факт № 5: «Обучение в нашем университете многоуровневое: бакалавриат, магистратура, аспирантура. ТПУ стремится стать вузом магистерско-аспирантского типа. Это означает, что мы даем вам максимум возможностей для построения карьеры, потому что магистратура и аспирантура — это уже элитные уровни образования».

Трудно попасть в ТПУ?

— В прошлом в вузы поступали 20–25% выпускников школ. Сегодня – до 80%. Порядка 60% обеспечиваются бюджетными местами, а еще платники. При этом школа не увеличила долю способных ребят, склонных к получению высшего образования.

В вузы приходят люди с очень разной подготовкой. И для нас это огромнейшая проблема. Как в одном потоке преподавателю читать на высоком уровне математику, если ее на этом уровне понимают 20% студентов, на среднем — 60%, а остальные вообще слабо? Мы в ответ начали вводить трехуровневую систему и в частности, как высшую ступень, элитное техническое образование. На конкурсной основе отбираем талантливых ребят, которые получают углубленные знания по математике, физике, информатике, иностранным языкам.

— А если не справляются?

В библиотеке ТТИ, 1913 г.

В библиотеке ТТИ, 1913 г.

— Возвращаются в обычные группы. К среднему классу мы предъявляем требования чуть выше, чем официально принятые, ну а со слабых требуем того минимума, который необходим. Это очень затратная программа. Надо иметь приличные ресурсы, чтобы разбивать преподавание на три потока, но мы вынуждены это делать. В последние годы начали поднимать планку при приеме в университет. Нижний порог балла по ЕГЭ подняли до 50. В позапрошлом году мы не заполнили все бюджетные места, но планку опускать не стали. Конечно, я рисковал, ведь не выполнял государственное задание. Суток трое не спал, размышлял, стоит ли отважиться на такое. Заполнить-то было просто: чуть опустил планку, и пожалуйста — полный набор. На меня жаловались вплоть до администрации президента. К счастью, президент в своем послании сказал, что слабых в вузы не надо брать, и от меня жалобщики отстали. Кстати, наше министерство поддерживает такую политику.

— Сейчас уже в среднем 75 баллов?

— Да, и планку потихоньку поднимаем. Ребят набрали хороших. Но проблемы есть. В стране сдали физику всего 22% выпускников школ. А нашим требованиям к баллам ЕГЭ соответствует только каждый десятый выпускник школы. Отсюда выборка у нас очень маленькая, нужно поднимать уровень образования в школах.

— Значит, одна из важнейших задач вуза — искать таланты среди абитуриентов?

— Мы прекрасно понимаем, что если отбор хороший, то со студентами работать несравненно легче. И тут уже начинает действовать наша система подготовки. Она очень широкая.

— А пример?

— Поощрение лучших — это важно. К каждому Татьянину дню студенты, которые сдали сессию на отлично, премируются. В прошлом году было 67 человек, и они получили по 3 тыс. рублей. В этом году — 641! Ограничились только тысячей рублей, ведь деньги внебюджетные.

— ЕГЭ помогает или вредит?

— Мне кажется, баллы все-таки соответствуют знаниям. По крайней мере, с теми «высокобальниками», которые поступают к нам, проблем нет.

Факт № 6: «Наши выпускники востребованы в ведущих кампаниях мира. Университет — партнер крупнейших госкорпораций: «Газпрома», «Росатома», «Роскосмоса» и многих других. Свои вакансии нашим выпускникам предлагают 1,2 тыс. предприятий, заинтересованных в качественно подготовленных специалистах»

— Вы говорили о проверках. Можно ли привести пример, который демонстрирует их бессмысленность?

— В этом году мы впервые вошли в рейтинг ТНЕ, заняли там позицию 251–300 (третье место в стране). На мой взгляд, за такие достижения людей надо поощрять, чтобы они стремились стать еще лучше. Мы выписали премии всем сотрудникам, кто этого заслуживает. У нас контрактная система, виден вклад каждого в общую победу. Студентов тоже надо было поощрить, потому что это и их достижение. Мы устроили праздничное посвящение в студенты. Советовались со студенческим активом, как лучше это сделать, кого пригласить выступить. Пригласили одну группу, и нас обвинили в том, что мы выбрали единственного поставщика этой услуги. Глупость ведь… Но таких проверок очень много. Это очень раздражает. У нас десять человек в университете ежедневно занимаются тем, что представляют информацию для всяких контрольно-надзорных органов. Может быть, я ошибаюсь, но мне кажется, что государственным и муниципальным контролем занимается около 5 млн человек.

ПРОЦВЕТАНИЕ

Факт № 7: «Наши ученые находят решения, меняющие жизнь не только на Земле, но и за ее пределами. Мы работаем над созданием космического 3D-принтера для того, чтобы наши космонавты на МКС могли напечатать любую необходимую деталь, над созданием подводных роботов, которые будут исследовать Мировой океан в самых потаенных его уголках без участия человека, над созданием материалов будущего, которые будут надежно функционировать в самых экстремальных условиях, например в Арктике. Все, над чем мы работаем, экспертируют ведущие ученые мира, и руководит этим процессом нобелевский лауреат Дан Шехтман».

— Хотелось бы узнать, сказалась ли реформа РАН на ваших взаимоотношениях с академическими институтами?

— Они улучшились. Томск может быть хорошим примером, но он не показателен для всей страны. Это университетский центр с более чем вековой историей. У нас все академические институты вышли из университетов, часть Сибирского отделения РАН оттуда же. Наши выпускники возглавляли еще Сибирский филиал Академии наук СССР, который был открыт в 1944 г. В Томске уважение и доверие к науке и студентам, пожалуй, высокие как нигде. Очень компактный город, чуть более полумиллиона жителей, все друг друга знают. Все переплетено, у нас совместные кафедры, совместные диссертационные советы, проекты и, можно сказать, общие сотрудники. Поэтому у нас отношения между академией и вузами и деловые, и в то же время дружеские.

Факт № 8: «В каждом известном университете мира есть свой кампус. В нашем кампусе — общежития и учебные корпуса, столовые, санаторий-профилакторий, спортивные сооружения и даже действующий исследовательский атомный реактор. На очереди — открытие новых общежитий, бассейна и учебного корпуса. К Новому году наш студгородок изменится до неузнаваемости».

— В сложных ситуациях надо держаться вместе. Это естественно для нас хотя бы потому, что на одной улице находится цепочка университетов. Заканчивается она, кстати, нашей духовной семинарией. Мы называем эту череду вузов Университетской милей. Где в России, да и в целом мире есть такое? Нигде нет, только у нас в Томске. Это уникальное явление.

— А почему так получилось?

— Все вырастало из классического университета. Надо было развивать Сибирь, благодатный край, и в этом процессе Томск сыграл свою роль «умного города», как иногда о нас говорят.

Факт № 9: «В год рождения нашего университета изобретатели кино, братья Люмьер, представили первый синематограф, родился великий поэт Сергей Есенин, в Греции прошли первые современные Олимпийские игры. Так же, как олимпийцы, все эти годы Томский политех стремился стать сильнее, постоянно двигаясь вверх и ускоряя свой шаг».

— Почему же вас не воссоединили с классическим университетом, как это случилось в том же Екатеринбурге?

— Честно говоря, мы думаем об объединении. Но не о таком, какое произошло в Красноярске и Екатеринбурге. Заманчиво создать мощный научно-образовательный холдинг. Но это будет иметь смысл, если в него войдут все академические институты и университеты. По своему научно-образовательному потенциалу все, что есть в Томске, не уступает МГУ.

Факт № 10: «И последнее. Мы крутые! И станем еще круче. И этот факт не требует доказательств».

Петр Савельевич ЧубикРектор Томского политехнического университета, действительный член Международной академии наук высшей школы и Российской инженерной академии.В 1976 г. окончил геологоразведочный факультет Томского политехнического института. Работает в ТПУ с момента окончания обучения.В 1992 г. присвоено ученое звание доцента, а в 2001 г. – ученое звание профессора по кафедре бурения нефтяных и газовых скважин.В 2008 г. утвержден в должности ректора ТПУ.Область научных интересов: повышение качества образовательной деятельности и результативности научной деятельности вузов, экологизация и оптимизация качества буровых промывочных жидкостей.Автор и соавтор 250 научных работ, в том числе восьми монографий, учебника и шести учебных пособий, девяти изобретений.

Петр Савельевич Чубик

Ректор Томского политехнического университета, действительный член Международной академии наук высшей школы и Российской инженерной академии.

В 1976 г. окончил геологоразведочный факультет Томского политехнического института. Работает в ТПУ с момента окончания обучения.

В 1992 г. присвоено ученое звание доцента, а в 2001 г. — ученое звание профессора по кафедре бурения нефтяных и газовых скважин.

В 2008 г. утвержден в должности ректора ТПУ.

Область научных интересов: повышение качества образовательной деятельности и результативности научной деятельности вузов, экологизация и оптимизация качества буровых промывочных жидкостей.

Автор и соавтор 250 научных работ, в том числе восьми монографий, учебника и шести учебных пособий, девяти изобретений.

Но когда объединяют разные юридические лица в одно, как это произошло в Екатеринбурге и Красноярске, внутренняя конкуренция, служащая мощным стимулом развития, исчезает. Сегодня мы конкурируем с классическим университетом — да, он старше нас, но мы стараемся не уступать ему по числу проектов, по результатам научных исследований, по количеству наград и т.д. Это приносит свои плоды. Поэтому к объединению надо подходить осторожно, сохраняя то, что полезно и нужно. Ту же систему юридических лиц, чтобы каждое отдельное звено могло быть самостоятельным. Например, ТПУ может подать только одну заявку на премию правительства в области образования, одну в области науки и техники и одну для молодых ученых. Во многих научных конкурсах то же самое. После объединения мы сразу же лишаемся участия во многих подобных вещах. Так что от формального объединения мы проиграем. Да и много времени уйдет на притирку, перестановки и т.д.

— Главный принцип, к которому нужно стремиться?

— Чтобы достижения Томского политеха навсегда остались в истории. Останкинская башня — наш Н.В. Никитин (доктор технических наук, профессор, автор проекта Останкинской башни.Примеч. ред.), вертолеты — Н.И. Камов (советский авиаконструктор, создатель вертолетов «Ка». — Примеч. ред.), К.И. Сатпаев — это Казахстан, первый президент академии наук… Есть имена, есть уникальные разработки — например, первый лунный грунт был отобран «Луной-24» благодаря нашему О.Д. Алимову. Хотелось бы, чтобы подобные достижения случались на наших глазах, в наше время.

— Ваш девиз: «Знания. Свобода. Процветание». Что вы имеете в виду?

— Обратите внимание, что он написан на нашем знамени и на ступенях в главном корпусе, но написан он не в той последовательности, в какой мы говорим. Глубокие профессиональные знания, которые закладываются в нашем храме науки и образования, обеспечивают нашим выпускникам определенную свободу — свободу выбора места работы, должности, продвижения по служебной лестнице и т.д. А такая свобода в определенном смысле обеспечивает процветание. Последовательность «Знания, свобода, процветание» работает в реальной жизни, и мы в этом неоднократно убеждались.

образование петр чубик тпу

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий