Материалы портала «Научная Россия»

Загадочная гибель сайгаков в Казахстане

Загадочная гибель сайгаков в Казахстане
В Республике Казахстан по не установленным до сих пор причинам погибло более половины популяции сайгаков

На северо-западе Казахстана, зафиксирована массовая гибель краснокнижных сайгаков. Менее чем за три недели количество погибших животных превысило 120 000, что составляет более половины местной популяции. Точных данных о причинах случившегося пока нет. Министерство сельского хозяйства республики Казахстан объявило карантин в Костанайской, Акмолинской, Актюбинской областях, премьер-министр Казахстан Карим Масимов поручил создать Правительственную комиссию по выявлению причин падежа сайгаков в 2015 году. Интернациональная бригада специалистов, куда входят российские ученые и ветеринарные врачи, выясняет причины эпизоотии.

События развивались стремительно: буквально каждый день приносил новые подробности и трагические цифры. Менее чем за 2 недели эпизоотией, начавшейся в Костанайской области, где погибло больше всего животных, оказались охвачены огромные степные территории двух соседних областей. Судя по кадрам, отснятым местными телекомпаниями, степь буквально усеяна трупами погибших животных. У погибших сайгаков вздуты животы, а носы и пасти — в крови. Практически все павшие животные — самки и их детеныши. Самцов каким-то чудом инфекция обошла стороной.

Как считают зоологи и ветеринарные врачи, причиной бедствия стал пастереллез — острое инфекционное заболевание, вызываемое бактериями рода Pasteurella. Этот возбудитель является условно патогенным и присутствует в норме практически у всех животных (как кишечная палочка, которая при определенных условиях вызывает дизентерию у человека). Однако неблагоприятные условия среды — холодная зима, засушливая весна с бескормицей вызывают у животных ослабление иммунитета — и тогда пастерелла превращается в бактерию-убийцу, особенно опасную для беременных самок и молодых животных. Болезнь развивается стремительно, и лечить ее у диких сайгаков пока никто не научился. За три дня животное погибает. Есть и другая версия, выдвигаемая специалистами в области болезней копытных животных: как сообщает портал NUR.KZ, к гибели сайгаков могла привести анаэробная энтеротоксемия — отравление токсинами, вызванное поеданием большого количества молодой влажной травы.

Сайгак — парнокопытное млекопитающее из подсемейства антилоп. С начала 1990-х до первых лет 2000-х годов численность популяции сайгаков в Казахстане вследствие браконьерства сократилось в 50 раз (с почти миллиона до чуть более 20 тысяч особей). В 2003 году в республике началась реализация системы мер по охране этого вида. Численность сайгаков начала расти, и по информации Министерства сельского хозяйства республики, в 2014 году достигла 256,7 тысячи особей. Теперь от этого осталось едва ли половина.

Еще одна версия связывает массовую гибель животных с неудачным запуском ракеты-носителя «Протон-М»16 мая, сообщают публикации в ряде казахстанских СМИ. По версии некоторых экологов, из-за аварии огромная территория оказалась зараженной ракетным топливом — гептилом. Есть даже сведения о том, что на месте массовой гибели сайгаков в Костанайской области обнаружен «неизвестный шарообразный предмет». По сообщению издания «Наша газета», эту информацию подтвердил представитель региональной прокуратуры Аскар Сыздыков на брифинге 22 мая: «Да. Он диаметром 60 сантиметров. Экспертиза показала, что никакого превышающего радиоактивного фона от него нет. В данное время шар доставлен в акимат Амангельдинского района. Скорее всего, это часть космического корабля». Однако власти республики и целый ряд специалистов заявляют, что связи между пуском «Протона» и эпизоотией сайгаков нет.

Зоологи оценивают эту ситуацию как очень тяжелую, однако в целом для популяции сайгаков не смертельную. Известно несколько случаев массового падежа сайгаков в Среднеазиатском регионе: например, весной 1981 года на территории бывшей Тургайской области погибло 180 тысяч голов сайги, в феврале-апреле 1984 года в Западно-Казахстанской области — 250 тысяч голов, в мае 1988 года — около 500 тысяч голов.

Сможет ли популяция сайгаков и в этот раз восстановить численность? По мнению Ольги Переладовой, к.б.н., руководителя Центрально-Азиатской программы WWF, пока нет результатов бактериологического анализа, прогноз строить невозможно. Однако, что касается «критического» уровня численности, нам известно несколько обнадеживающих примеров похождения популяциями копытных пресловутого «бутылочного горлышка» — сокращения генетического разнообразия популяции вследствие критического падения ее численности, с последующим его восстановлением. Генетические исследования популяций копытных животных показывают оптимистическую картину.

«Известно, например, что в группировке джейранов, развившейся из 12 особей, завезенных в начале 1980-х гг. из Бадхызского заповедника на о-в Огурчинский (Туркменистан, Каспийское море), генетическая изменчивость сейчас больше, чем в донорской популяции в самом Бадхызе», — рассказала О.Переладова. «Очень выразительны примеры прохождения «бутылочного горлышка» популяциями бухарских оленей. В 1960-х годах в заповедник «Рамит» из заповедника «Тигровая балка» в Таджикистане было завезено 12 оленей. Во втором — третьем поколении в растущей группировке действительно наблюдались уродства, в том числе «олени-убийцы» с рогами без ветвей, которые на турнирных схватках с другими самцами наносили соперникам смертельные раны; этих животных приходилось отстреливать. В дальнейшем случаи появления уродств регистрировались не чаще, чем в естественных популяциях благородного оленя. По достижении численности 150–200 особей эту группировку оленей стали использовать как донорскую для реинтродукции на новых территориях. Наконец, рост популяции самого сайгака в Бетпакдале — это прямое опровержение опасений, что за сокращением численности следует снижение приспособленности: за последние 12 лет эта популяция увеличилась практически в пятьдесят раз — с 3 до 150 тысяч! К 2014 г. их численность достигла уже 215 000.Это при том, что в начале восстановления доля самцов была крайне мала, что, соответственно, очень ограничивало возможности размножения и рост численности».

По мнению специалистов, главное сейчас — не допустить вторичного заражения и загрязнения экосистем, т.е. захоронить погибших животных, не допустить их разложения на воздухе. А затем нужны ровно те же меры, которые Республика Казахстан успешно осуществляет уже 12 лет — охрана и работа с населением. А с остальным популяция справится сама.

гибель сайгаков в казахстане ольга переладова пастереллез сайгак эффект "бутылочного горлышка"

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий