Материалы портала «Научная Россия»

Высокая энергия молодой науки

Предоставляя студентам возможность работать на уникальном оборудовании мирового класса, в Новосибирском Академгородке взращивает учены

Весенняя сибирская погода переменчива – тепло и слякоть сменяют мороз и солнце, а вслед за ним вдруг приходит ветер и вьюга. В окрестностях Университета кипит жизнь. Зимняя сессия и каникулы уже в прошлом, начался новый семестр. Студенты здесь вовлечены в научный процесс с самых младших курсов, это – здешнее кредо, один из трех знаменитых и свято чтимых принципов академика Лаврентьева.

 
 
 
 

В фойе главного корпуса НГУ, под витражами, о которые разбиваются бушующие на улице снеговые вихри, большой лист с надписью – «Поздравляем наших выпускников Корнелия Тодышева и Федора Игнатова – лауреатов премии Президента Российской Федерации в области науки и инноваций для молодых учёных за 2012 год!»

Самих лауреатов – обоих сразу – мы обнаружили в пультовой электрон-позитронного коллайдера Института Ядерной физики им. Будкера. Лауреаты оживленно беседовали о чем-то с Геннадием Федотовичем – одним из преподавателей ФМШ – они были его учениками, теперь стали коллегами. Корнелию – 36 лет, Федору – 35. Федор – из Тюмени, Корнелий родился в селе Аскиз в Хакассии. Оба школьниками побеждали на олимпиадах, потом учились в Физматшколе.

Корнелий начал работать в ИЯФ еще будучи студентом 2 курса. Его и еще нескольких однокурсников пригласили участвовать в экспериментах на дрейфовой камере детектора «Кедр». В 2003 г. их группа опубликовала первую работу по прецизионному измерению масс и параметров частиц семейства очарованных мезонов. А спустя 10 лет Корнелий Тодышев и его коллега Федор Игнатов стали знаменитыми. Их работы дополняют друг друга. Федору с самой высокой в мире точностью удалось рассчитать вероятности рождения адронов при столкновении электрона и позитрона (что при этом на свет появляются новые тяжелые адронные частицы, известно всем). Появляются и исчезают. Но теперь условия их рождения зафиксированы и описаны – те сечения, которые удалось здесь измерить, уже использовались при предсказании массы пресловутого бозона Хиггса. Корнелий же может с легкостью по памяти произнести впечатляюще длинную последовательность цифр – определенную им с превосходящей все прежние полученные в мире результаты точностью массу этих самых новорожденных адронных частиц, обладающих скрытым очарованием. Работа двух молодых приятелей-физиков – прямой путь к построению новой картины мироздания. Их исследования выполнены на отечественных установках - комплексе электрон-позитронных коллайдеров ВЭПП-2М и ВЭПП-4М с детекторами КМД-2 и КЕДР.

Вот так, предоставляя студентам возможность работать на уникальном оборудовании мирового класса, Новосибирск и взращивает ученых мирового уровня. Они получают не просто шанс реализовать себя, а возможность по-настоящему интегрироваться в мировой научный процесс. Корнелий согласно кивает. - Мы регулярно участвуем в коллаборациях в ЦЕРНе, и в Стенфорде. Особенность этих международных программ в том, что в них, так или иначе, задействовано много людей. Но потребность в научных кадрах все равно остается. Все дело в качестве, в том, где они – эти научные кадры – воспитывались и получали образование. А также в развитии. Государство должно быть заинтересовано в фундаментальной науке – тогда у института есть будущее, и у нас соответственно тоже – здесь, в институте, в Новосибирске, в России. Дома. - Да, - Федор вступает в разговор, - работа очень много значит для нас. Любимое дело, которое в радость, и занимает большую часть жизни. А живем мы здесь!

Качество жизни молодых ученых – постоянная забота и головная боль руководства Академгородка. Здесь придумали обеспечивать молодых сотрудников жильем по системе военной ипотеки. С приходом в институт молодой специалист получает государственное служебное жилье, а оплачивает только коммунальные расходы. Дальше за пять лет он либо выкупает эту квартиру, либо зарабатывает на новую. Год назад заселили первый такой дом, в этом году - еще один, и строится еще два. В планах – жилищно-строительные кооперативы уже совсем нового качества – коттеджи площадью до 100 кв.метров с участком земли.

В знаменитом Институте Физики Полупроводников СО РАН – любимом детище академика Александра Асеева, в лаборатории электронной микроскопии, оснащенной уникальным оборудованием, нас церемонно познакомили с Екатериной Евгеньевной – младшим научным сотрудником. Она очень смутилась, будучи представлена по имени-отчеству и с титулом – лауреат премии имени академика Ржанова. Катя Радякина – молодая мама двоих детей и при этом кандидат наук. Будучи студенткой, проходила обучение в Международном центре электронной микроскопии в Германии, в городе Галле– слушала лекции ведущих ученых, работала на самом современном оборудовании – это тоже затея Асеева - чтобы свои молодые кадры – на самый передний край. И теперь она - соавтор одного из самых впечатляющих научных открытий, сделанных в институте.

На большой экран выведена картинка с монитора электронного микроскопа. Незатейливый серый узор, напоминающий барханы в  пустыне, активно движется, живет своей жизнью. Ничего особенного, если не знать, что перед нами – не что иное, как слои вещества толщиной в один атом. Мы сейчас своими глазами видим жизнь поверхности кристалла в реальном времени с атомным разрешением.

- Здесь мы работаем на приборе, которых в мире всего три – у нас, во Франции и в Японии, - говорит Катя. - Это электронный микроскоп высочайшего разрешения. Но у нас тут еще имеется сделанная вручную единственная в своем роде приставка – с ее помощью мы смотрим не сквозь объем кристалла, а под углом на его поверхность. Угол очень маленький – меньше 4о, за счет этого электроны могут чувствовать процессы, проходящие в приповерхностном слое. И вы видите ступени высотой в один атом. В эксперименте можно видеть, например, как себя ведет поверхность при нагревании – эти ступени начинают группироваться!

Александр Асеев поясняет: - Этот эффект – атомное эшелонирование ступеней на поверхности вещества при нагревании – описан в самой цитируемой за все время существования института работе. И он обнаружен здесь, в этой комнате!

Уникальность ли места породила уникальность отношений – или наоборот – можно спорить. А можно смотреть и удивляться. В каждом институте, куда мы приходили посмотреть «как делается наука», чувствовалось одно и то же: атмосфера раскованности, общего дела, общей внутренней свободы – ведь здесь студент может запросто подойти к академику с вопросом – если вопрос по делу – академик не только ответит – он может и в дискуссию вступить, и в дискуссии этой при удачном стечении обстоятельств может родиться новое направление исследований.

Это – Новосибирск. Это – принципы Лаврентьева. Хорошая школа. Хорошая физика. Впрочем, не только физика, конечно.

александр асеев екатерина радякина корнелий тодышев нгу со ран фёдор игнатов

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий