Материалы портала «Научная Россия»

Ученые ИАЭТ СО РАН вместе с коллегами из АлтГУ и Японии изучают древние традиции железоплавильного дела в Горном Алтае

Ученые ИАЭТ СО РАН вместе с коллегами из АлтГУ и Японии изучают древние традиции железоплавильного дела в Горном Алтае
Цель международной программы – проследить возникновение и ранней металлургии в Северной Евразии, выявить ее центры, определить, откуда она стремительно распространилась по всей Азии

В окрестностях знаменитого села Балыктуюль Улаганского района Горного Алтая на склоне высокой речной террасы в течение нескольких тысяч лет подряд люди плавили железную руду, которую добывали тут же - на склонах ближайшей горы. Древние традиции железоплавильного дела в этом регионе сегодня изучают сотрудники Института археологии этнографии СО РАН совместно с Алтайским госуниверситетом и японским Центром исследования культур железного века древней восточной Азии (университет Эхиме), сообщается на сайте ИАЭТ СО РАН.

В прошлом полевом сезоне 2017 года его директор – профессор Ясуюки Мураками, вместе с сотрудниками ИАЭТ СО РАН и археологами из АлтГУ провели разведку в нескольких районах Горного Алтая в поисках древних железоплавильных печей. В текущем сезоне ученые исследовали целую серию печей разных эпох, сконцентрированных в одном месте, и окончательно определились с территорией проведения дальнейших раскопок.

Руководитель отряда Евгений Богданов с благодарностью отметил, что местные жители села Балыктуюль помогали археологам и живо интересовались исследованиями, которые возобновились на этом участке, спустя почти полвека. Первые полевые работы на этом памятнике проводились еще в 1970-е годы профессором кафедры археологии КемГУ Николаем Зиняковым, который изучал древнее железоплавильное производство. Международная российско-японская уже на новом, современном уровне, продолжила начатые им раскопки.

«В створе этой долине на высоте около двух тысяч метров со стороны ледников дует постоянный, довольно сильный и прохладный ветер, который как раз необходим для железоплавильных технологий. Древние печи представляли собой две ямы, соединенные каналом. В одну яму, которая в дальнейшем становилась горном, складывали руду и топливо, через канал, который далее служил для дополнительного поддува. Ветер, проникая в его устье, раздувал жар. Далее, по мере достижения устойчивого горения и первых признаков плавления руды, канал закрывался камнями и в дело вступали меха, которые через несколько сопел (расположенных для равномерного горения с разных сторон горна) конструкции, гнали вместе с ветром внутрь воздух, раздувая жар, – рассказывает ведущий научный сотрудник ИАЭТ СО РАН Александр Соловьев. – Этими технологиями, разумеется, не могли владеть любые представители древнего населения. Значит, уже в те времена на территории Горного Алтая появились первые профессиональные кузнецы».

Цель международной программы – проследить возникновение и ранней металлургии в Северной Евразии, выявить ей центры, определить, откуда она стремительно распространилась по всей Азии. Для этого ведут поисковые и исследовательские работы в Монголии, Минусинской котловине, Казахском Алтае, Синьцзяне. Долина в Балыктуюле открывает плеяду таких исследований в Горном Алтае. Впереди поиски и исследования других очагов раннего производства. Наиболее древние печи на склоне Балактыюль по предварительным данным относятся к позднему периоду пазырыкской культуры (приблизительно III – конец II вв. до н.э.), другие – к гуннскому времени (3-5 века нашей эры), а третьи – к средневековью.

В этом году в нескольких печах во время раскопок были обнаружены очень крупные фрагменты деревянных столбов, что позволит специалистам датировать этот памятник с высокой точностью методом дендрохронологии, то есть, опираясь на последовательность толщин колец дерева, которые в течение многих тысячелетий в определенной местности имеют свою уникальную шкалу нарастания древесины. Один из интригующих археологов вопросов: «Для чего в печь были поставлены столбы?». Профессор Мураками полагает, что это могли быть следы какого-то ритуального действа, наподобие «прощания» с печью, ведь производство железа для изготовления оружия в древности, без сомнений, имело сакральный характер. При этом каждая такая печь имеет ограниченный срок службы. Она может выполнять свои функции, пока не забьется золой и шлаками.

Вычистить ее от спекшихся с песком отходов руды сложнее, чем сделать новую. Неподалеку от печей в этом сезоне был зафиксирован еще один производственный центр, в полукилометре от предыдущего со скоплением добытой и подготовленной к плавке руды. Это означает, что исследователи скоро получат возможность выяснить её состав (точное соотношение примесей), а затем, определив дату функционирования печей, реконструировать весь металлургический процесс и качественно оценить его результат.

Ученые получили некоторые основания полагать, что в Балыктуюле располагался один из древнейших в Северной Азии центров железоплавильной металлургии, поскольку среди множества печей они обнаружили ранее им не встречавшуюся, причем, довольно архаичную конструкцию. Такая печь, по мнению исследователей, очевидно древнее аналогичных монгольских и хакасских печей. Почему она оказалась в удаленном месте от центров древних Восточных цивилизаций? Дело в том, что таких центрах, а так же на территории Минусинской котловины представители древних культур и государственных образований просто не имели потребности выплавлять железо, будучи обеспечены высококлассными предметами развитого бронзолитейного производства – украшениями, оружием, конской упряжью и т.д.

Бронза проще плавится и выглядит презентабельнее, чем железо. Новые бронзовые вещи имеют характерный солнечный блеск. В древности это свойство высоко ценилось. Общеизвестна сакральность бронзы, которую считали солнечным, божественным, огненным металлом. Бронзовые предметы отправляли в загробный мир (помещали в могилы) вместе с усопшими, и передавали друг другу в знак особого расположения. Бронзолитейное производство в древнем Китае достигло фантастических высот. Здесь тоже сохранились представления о бронзе как о светлом металле, из которого хорошо делать украшения, посуду и оружие, в отличие от грубого железа, годного разве что для земледельческих орудий. Исследователи древней культуры Китая уверяют, что многие предметы китайской бронзы долго не окислялись, сохраняя солнечное сияние, а китайские бронзовые клинки, спустя тысячелетия, оставались такими же острыми.

Что же тогда могло подвигнуть древнее население Северной Азии перейти от солнечной бронзы к плавке ничем внешне не примечательного железа? Одна из возможных причин – это дефицит источников цветных металлов в большинстве регионов. Импульсом развития этой технологии послужил кочевой образ жизни. Если рядом находилась руда, лес и вода, то можно было выкопать ямы для её плавления и здесь же, на месте, получить из нее железо, а потом выковать из него предмет требуемой формы. К тому же, первые результаты должны были удивить мастеров, насколько прочней получаются орудия из железа.

«За последние годы профессор Ясуюки Мураками участвовал в раскопках древних железоплавильных печей на территории Монголии, Хакасии, Минусинской котловины, Казахстана. В исследовательском центре работают сотрудники нескольких научных центров Японии, в том числе, физики и специалисты по металлургическому производству. Под его руководством реконструированы все основные виды железоплавильных печей древности, – рассказывают Александр и Елена Соловьевы из ИАЭТ СО РАН, побывавшие в центре профессора Мураками в Мацуяме. – Возможно, в ближайшее время этот «модельный ряд» пополнится еще одним древним экземпляром, оригинал которого мы нашли на раскопках памятника Балыктуюль».

 

Источник: www.archaeology.nsc.ru

древнее железоплавильное производство

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий