Материалы портала «Научная Россия»

Тропой дальневосточного леопарда

Тропой дальневосточного леопарда
Новые данные о численности дальневосточного леопарда в Приморье свидетельствуют о том, что находящаяся под угрозой исчезновения популяция проявляет тенденции к очень плавному росту.

В национальном парке «Земля леопарда» в Приморье ученые и природоохранники стараются спасти единственную в мире популяцию дальневосточного подвида этого пятнистого хищника. Еще недавно их оставалось меньше 40 особей, но восемь лет отчаянных усилий принесли свои плоды. О нынешнем состоянии популяции дальневосточного леопарда, влиянии на его численность особенностей социальной структуры популяции, надеждах и опасениях ученых — в интервью с Еленой Салмановой, заместителем по научной работе директора ФГБУ «Национальный парк “Земля леопарда”».

Елена, какова нынешняя оценка численности популяции дальневосточного леопарда?

Вопрос о численности леопардов был для нас отправной точкой в работе. От этого фактора зависит все — планы, выработка стратегии действий. На его исследование у нас ушло 3 года. На нашей территории стоит около 400 фотоловушек на 200 разных точках. При этом многие точки находятся в труднодоступных местах. Это очень высокий уровень покрытия.

Название изображения
Название изображения

Полный цикл проверки всех ловушек силами нашей команды занимает около 4 месяцев. Сейчас эта работа налажена, и пошел хороший поток информации. Другой источник информации — зимние следовые учеты, маршрутное тропление. И как результат, теперь мы имеем эту отправную точку.

Название изображения

Наших животных мы знаем «в лицо», потому что разработан метод идентификации особей по индивидуальному рисунку пятен на шкуре, неповторимому, как отпечатки пальцев у человека. На «установление личностей» у нас также ушло немало времени, потому что на правом и левом боку леопарда рисунок разный. Необходимо было получить снимки фотоловушек, пригодные для обработки, демонстрирующие леопарда и с правой, и с левой стороны.

На российской стороне сегодня обитают не менее 70 особей, а говоря об общей численности вместе с леопардами, живущими в Китае, мы заявляем цифру 80. Эта цифра, конечно, не окончательная, поэтому, когда мы где-то анонсируем численность, мы говорим «не менее 80 в мире, но не более 90». Этого все равно мало.  Для нормальной устойчивой популяции, чтобы обеспечить достаточный уровень генетического разнообразия, нужно минимум 150 особей.

Изучение численности — наша приоритетная задача. Потому что это индикатор эффективности нашей работы. Мы стараемся отслеживать, как на леопарда влияет каждое наше действие, каждый наш шаг. При обеспечении нормальных условий популяция должна расти. Наша популяция проявляет тенденции к очень плавному росту, соответственно пригодности и размеру наших местообитаний.

Название изображения

Популяция не может расти бесконечно. Какова должна быть ее оптимальная численность?

Мы считаем, что оптимальная численность на российской стороне должна составлять не менее 120 особей и быть стабильной. Это исключит угрозы по близкородственному скрещиванию. Мы конечно заинтересованы в том, чтобы популяция восстанавливалась в Китае и Северной Корее. Мы надеемся, что при благоприятном стечении обстоятельств леопарды будут населять весь юго-запад Приморского края. На российской территории количество мест, где они могут жить, достаточно ограниченно чисто географически. На китайской стороне численность леопарда пока очень низкая, а площадь пригодных для него угодий — примерно такая же, как у нас.  Однако корма для этих хищников там пока маловато — условия достаточно скудные. Но процесс расселения идет, и по моему прогнозу, в ближайшие 5 лет достаточно стабильная популяция будет обитать на большой территории, включающей Россию и Китай.

Какова эффективность размножения у этих животных?

У леопардов раз в 2 -2,5  года рождается до 3 котят.  Размножение леопардов не привязано к сезону, они приносят потомство круглогодично. Половая зрелость у леопардессы наступает в возрасте 2,5 лет. И после рождения котят мать еще 1,5 года своей жизни тратит на их воспитание, учит их охотиться, питаться, отслеживает каждый их шаг. В дикой природе леопарды живут в среднем 12-15 лет. И за этот срок самка может принести до 5 выводков. Естественно, не все потомство в выводке выживает — ведь это мир дикой природы.

Название изображения

Один из наших основных методов — зимнее тропление, снег очень хорошо отражает многое из жизни животного. И много раз мне приходилось тропить беременных самок и тигров, и леопардов. Когда ты идешь по следу, ты видишь, что самка часто отдыхает, ложится, ее живот хорошо отпечатывается на снегу. Лежит она уже не в позе «сфинкса», а на боку, живот ей явно мешает. Но ведь при этом ей надо питаться, она лазит по деревьям, сохраняет полностью свою охотничью активность. Не каждая беременность у этих крупных хищников заканчивается удачными родами. А выводок, каждого котенка надо выкормить и вырастить. У нас нет пока точных численных данных о выживаемости выводков. Ответы на все эти вопросы может дать только систематическое наблюдение за логовом, где обитает семья леопардов — его надо проводить максимально избегая фактора беспокойства, и главными нашими методами остаются все те же фотоловушки и зимние тропления.

Когда самка рождает котят, ее поведение меняется, и до полутора лет она ведет скрытный образ жизни и реже появляется на фотоловушках. Все ловушки стоят у нас обычно по хребтам, по тропам, где ходят леопарды. А в этот период самка прячется и по тропам не ходит. Она прячется как от конкурентов, так и от самцов, которые — независимо от того, являются ли они отцами потомства — могут убить малышей. У нас наблюдения длятся уже 8 лет и показывают, что выживаемость котят стала выше. Это тоже важный фактор возрастания численности. Видимо, условия жизни леопардов все же стали комфортнее.

А что мы знаем сейчас о социальной и половозрастной структуре их популяции?

Эти животные полигамны. В таких популяциях на одного самца должно приходиться несколько самок. Самки дают потомство, соответственно, их количество должно быть несколько больше. В нашей популяции соотношение 50 на 50 — то есть, этого пока недостаточно. С чем это связано, мы пока не знаем. Однако нам известно, что еще несколько лет назад количество самцов-леопардов преобладало над количеством самок. То есть, процесс наращивания правильного баланса в популяции все же идет.

О социальной структуре популяций наших крупных  кошачьих мы пока знаем не так много. Очень хорошая была проведена работа в Сихотэ-Алиньском заповеднике по тигру — о распределении особей по территории. Там было показано, что у каждой особи есть свой участок обитания, эти участки друг на друга не накладываются. Есть лишь небольшое перекрытие — не более 10%. На участке одного самца проживает несколько самок. И когда самка дает потомство — из ее потомства «девочки» либо остаются на территории матери и делят с ней ее участок, либо отходят в сторону, но далеко от матери не уходят. «Мальчики» же являются конкурентами уже даже своему отцу, и им приходится уходить на другие территории — занимать участки других, более слабых самцов или искать себе новые места обитания.

Пространственная структура популяций тигра (слева) и дальневосточного леопарда (справа)

Пространственная структура популяций тигра (слева) и дальневосточного леопарда (справа)

Существовала идея, что у дальневосточного леопарда социальная структура популяции аналогичная, что это территориальное животное, хотя опыт с африканским или индийским леопардом показывал обратное. Мы провели у себя проект по радиомечению, надевали на леопардов ошейники с передатчиками, плюс параллельно интенсивно пошел процесс работы с фотоловушками. Мы выяснили, что дальневосточный леопард в этом отношении ничем не отличается от своих тропических собратьев — то есть, что это не территориальное животное. У них есть свои участки, на которых они живут, неизменно метят, охраняют. Но эти участки расположены вперемешку — то есть, самки и самцы в большом количестве живут на одной географической территории. Как у них происходит расселение — мы до сих пор не знаем, это у нас — один из приоритетных вопросов. Сейчас с помощью фотоловушек мы пытаемся это выяснить.

Но уже сейчас понятно, что самки не уходят далеко от матери, и это в большей степени обусловлено тем, что размер участка самки обусловливается тем, что ей надо прокормить себя и свое будущее потомство. Для этого ей далеко ходить не надо: если вблизи ее логова есть достаточно еды, она дальше и не пойдет. У самца же в голове все устроено по-другому, и какие бы комфортные условия ему не создавали, он будет гулять так далеко, как ему позволят силы и амбиции. Ему надо захватить как можно больше самок и «освоить» как можно большую территорию. Лимит расстояния, на которое они уходят от матери мы пока себе не представляем, но судя по всему, здесь все зависит от их способностей. Некоторые остаются жить вблизи матери, некоторые отходят достаточно далеко, и сейчас мы некоторых особей обнаруживаем в Китае в 200 км от границы с Россией. Что их туда понесло? Скорее всего, некий мужской интерес.

Название изображения

Можно привести такой пример: на Шри Ланке, где обитает другой подвид леопардов, долгое время, больше 10 лет один самец «держал» целый остров. И группа остальных  самцов-леопардов скромно «выживала» где-то на его окраинах. Когда этот «хозяин» погиб просто от старости, его участок разделили между собой 10 самцов! Никто из них не смог единолично захватить остров. Поведение леопардов сложно, разнообразно, и я даже рискнула бы выделить у них индивидуальные признаки личности. Чем больше времени занимаешься этими исследованиями, тем больше аналогий выстраивается с нашим собственным поведением.

Вы говорите о них, как о разумных существах.

Да, когда исследования — не просто, скажем, работа с цифрами, а когда день за днем ходишь по их следам, видишь их на картинках фотоловушек, обращаешь внимание даже на выражение морды. Здесь нельзя, строго говоря, оперировать понятием эмоции — считается, что они присущи только человеку. Но о многом говорят выражение глаз, наклон головы, отдельные нюансы поведения, даже реакция на фотоловушку: одни ее боятся, другие — исследуют. У нас есть несколько «звезд». Обходя территорию, некоторые самцы привязывают свои метки к фотоловушкам! Они явно демонстрируют нам себя, сидят, лежат, умываются перед объективами. Один из самцов даже начал метить мочой саму фотоловушку. Они понимают, что туда приходит человек, оставляет свой запах, и тем самым леопард хочет показать свою доминантность по отношению к человеку. Когда видишь и понимаешь все это, начинаешь воспринимать их как личностей, конечно, не тождественных человеку, но, безусловно, обладающих множеством неповторимых индивидуальных черт. Это восхищает.

Высказываются мнения о том, что для дальневосточного леопарда, так же, как и для других видов редких кошачьих, огромную опасность представляют вирусные инфекции, в частности, чума плотоядных. Какова ситуация с этим?

Угроза эта реальна. С ростом численности вероятность встречи заболевших животных становится выше. И в мае этого года у нас был трагический случай. Был обнаружен больной леопард, самка, которая была настолько ослаблена, что безропотно подпустила к себе человека, нашу группу. Ее даже не пришлось обездвиживать: просто поместили в клетку и доставили в центр реабилитации. Спустя около 3 недель животное погибло, никакое лечение не помогло. Большинство диагнозов у нас ставится посмертно. Но в этом случае диагноз так и не был поставлен. Это пока — первая и единственная наша потеря…

Вопрос о болезнях животных в дикой природе во всем мире пока изучен очень мало. Известно, что чем больше плотность популяции, тем выше вероятность обмена вирусной инфекцией. Есть заболевания, представляющие серьезную угрозу и неизлечимые даже на ранних стадиях. Чтобы быть готовыми к таким ситуациям, мы начинаем сейчас мониторить ситуацию с другими видами, от которых леопарды могут получить инфекцию. Реально понять источник, природный очаг вируса, например, чумы плотоядных, бешенства мы до конца пока не можем. Эти два заболевания считаются главной угрозой. Один из источников — домашние животные — кошки, собаки, которые живут в деревнях в наших окрестностях. Есть свидетельства контакта леопардов с этими животными. И второй источник — мелкие дикие животные, имеющие контакты и с домашними, и с леопардами.

Сейчас мы собираем образцы крови от этих животных и стремимся выяснить механизм передачи инфекции.  Мы планируем провести плановую вакцинацию домашних животных — это не очень сложно, достаточно много хороших вакцин, например, от бешенства. Но на порядок сложнее с чумой плотоядных — от нее вакцин пока не имеется, а те, что есть, очень дороги, и провести массовую вакцинацию не получится. Плюс мы разрабатываем сейчас программу вакцинации мелких диких животных. В Европе существует практика разбрасывания приманки с вакциной — животные ее просто съедают. Но проблема в том, что нужна универсальная вакцина, которой пока не существует. Мы стремимся к тому, чтобы разработать специализированную оральную вакцину для тигров и леопардов. Но это пока — только наши мечты.

Надо отметить, что тема ветеринарии дикой природы — эта одна из тех проблем, которые практически не поднимается в России. В мире ситуация другая — об этом начинают заботиться, и есть специалисты, лаборатории и тесты. У нас же взятые анализы приходится везти либо в Москву, либо в Южную Корею. На пути экспресс-теста встает множество препятствий. В Южную Корею требуется получить разрешение на вывоз, и все остальное, что предписывает бюрократия. Чтобы сделать анализ в России — надо гнать человека с материалом в Москву. Причем клиника, которая делала нам анализ — частая, негосударственная, эти работы стоят немалых денег. И это — большая проблема, надо обязательно обратить на это внимание. Нужно создавать специализированные лаборатории по болезням животных на региональном уровне. У нас будет встреча в Москве в ИПЭЭ им.Северцева, где мы будем обсуждать проблему мониторинга вирусных заболеваний в природе и схемы лечения животных. Должны будут приехать лучшие мировые специалисты. Мы надеемся продвинуть проблемы научные, но с бюрократией это справиться не поможет.

Название изображения

Что вас особенно интригует в исследовании вашего главного объекта?

Есть один удивительный факт — из 9 подвидов леопарда только дальневосточный леопард никогда не нападает на человека. Не было таких случаев, они не описаны. Почему? Это загадка.

Это очень любопытное животное, и я не раз чувствовала на себе его интерес. Во время тропления не раз и не два раза я замечала, что пока я изучаю его свежие следы, леопард изучает меня, просто он сидит так, что я его не вижу, и замечаю присутствие лишь спустя какое-то время. И леопарды, и тигры не всегда ведут себя сугубо рационально — как мы об этом думаем. Они часто устраиваются на живописных скалах, откуда открывается удивительный пейзаж, подолгу лежат там, возможно, просто любуясь красотой. Мой коллега-американец однажды отдыхая на маршруте, наблюдал за тигром, устроившимся на соседнем хребтике, откуда открывался роскошный морской вид. Тигр просидел три часа, глядя в море, рассматривая его. Зачем? Море не могло интересовать тигра ни с какой точки зрения, кроме эстетической. Эти животные — личности, у них у каждого — свой характер. И я не побоюсь — мировоззрение. И иногда так хочется при встрече спросить его — а что ты думаешь обо мне?

 

ветеринария дикой природы елена салманова исследования популяционной структуры крупных кошачьих национальный парк земля леопарда состояние популяции дальневосточного леопарда чума плотоядных

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий