Материалы портала «Научная Россия»

Только в клетках говорят попугаи

Только в клетках говорят попугаи
О том, чем и как способность к звукоподражанию помогает птицам в условиях дикой природы, и о том, как их способность общаться с людьми открыла новые грани в понимании интеллекта животных – в беседе с Ириной Бёме – доктором биологических наук, профессором

Порой в лесу можно услышать не самые обычные звуки — в кронах деревьев на опушке леса громко блеет коза, дикий рябчик свистит в парке в центре огромного города, и даже стук электрички встречается там, где ее и в помине быть не может. Птиц, способных к звукоподражанию, называют пересмешниками. О том, чем и как способность к звукоподражанию помогает птицам в условиях дикой природы, и о том, как их способность общаться с людьми открыла новые грани в понимании интеллекта животных — в беседе с Ириной Бёме, доктором биологических наук, профессором биофака МГУ.

 

— Когда мы говорим о способности птиц копировать звуки, на память в первую очередь, конечно, приходят попугаи. Но попугаи — это далеко не все, кто способен это делать?

С точки зрения систематики, звукоподражание характерно всего для трех отрядов птиц. Это попугаи, воробьинообразные и, как ни удивительно, колибри. У воробьинообразных звукоподражание развито очень хорошо и оно хорошо изучено. Говорить, что все воробьинообразные птицы звукоподражают, наверное, будет чересчур смело. Но есть многие виды, многие семейства, которые делают это очень здорово. Для всех, я думаю, стал большим откровением знаменитый фильм Дэвида Эттенборо, где он снял птицу-лиру, которая подражает не только другим птицам, но и сигналу машины, щелчку фотоаппарата, и даже голосу самого Эттенборо, повторяя за ним все те фразы, что он произносит. Птица-лира оказывается, таким образом, наверно одним из лучших звукоподражателей среди воробьиных. Ее сейчас усиленно изучают.

— Справедливы ли слова известной песенки «Только в клетках говорят попугаи, а в лесу они язык забывают»?

Способности попугаев хорошо изучены в неволе, а о том, насколько оно развито у них в природе — неизвестно, таких работ, насколько я знаю, никто не делал. На какие словесные откровения попугаи способны в условиях содержания, нам известно давно. Но новый смысл это получило после интереснейших работ американского психолога доктора Айрин Пепперберг. В 1999 году была опубликована статья о ее работе с попугаем — серым жако по кличке Алекс. Она сделала Алекса мировой знаменитостью. Он усвоил более 200 слов английского языка, который стал у него языком-посредником в общении с людьми. Из этих слов он успешно строил осмысленные фразы. Мало того, доктор Пепперберг утверждает, что птица была способна распознавать около 50 объектов разной формы и цвета, определять количество углов у показывавшихся ему геометрических фигур. Алекс прекрасно понимал, о чем говорил с людьми, пользовался понятиями «больше», «меньше», «одно и то же», «разные», «над» и «под». Во время научно-исследовательской работы с попугаем, 80 процентов его ответов были логически верными. Пепперберг обучала его простейшим приемам счета, и птица умела узнавать и называть написанные цифры. Все это ставит попугаев на один уровень с животными — рекордсменами интеллекта — дельфинами и человекообразными обезьянами.

Способность этой птицы к подражанию человеку и использование им человеческого языка для общения не только с человеком, но и с другими попугаями, знающими человеческую речь, оказалось просто кладом для психологов в изучении умственных способностей животных, их способностей к логическому мышлению.

— В этой ситуации получается, что птица, способная подражать, по сути дела, человеческим языком объяснила ученым, что у нее есть интеллект. Смогли бы мы понять это без развития этих способностей ?

Ну мы наверное все равно смогли бы это увидеть, но значительно позже и с большими усилиями. А в этом случае на прямые вопросы птица дала, что называется, прямые ответы. Айрин Пепперберг утверждала, что интеллект Алекса достиг уровня 3-5 летнего ребёнка, и мало того, он обладал эмоциональной сферой на уровне ребенка 2 лет. Алекс оказался своего рода интеллектуальным лидером среди представителей своего отряда — другие попугаи из тех, что были известны, его уровня не достигли. В 2007 году в возрасте 31 года Алекс внезапно умер, и это оказалось огромной потерей для орнитологов и психологов. А в интернете был вывешен настоящий некролог. Там очень трогательно приведены последние слова, которые Алекс сказал Пепперберг: «You be good. See you tomorrow. I love you».

— У попугая в неволе существует потребность говорить с человеком?

Ну, поскольку иных собеседников в неволе у них нет, а попугаи — это весьма общественные птицы, то они мало-помалу подстраиваются и общаются с теми, кто живет рядом. Если даже попугая не учить, он все равно начнет разговаривать, но правда, слова он при этом будет выбирать себе сам. У нас в семье жил попугай-жако, говоривший около 200 разных слов и фраз. Все эти слова он говорил только голосом моего отца. Птица умела в нужный момент произносить нужные фразы. И теперь уже ни у кого не вызывает сомнения, что эти фразы, сказанные «по делу» — не совпадения. Наш жако еще имитировал лай собак, голоса других птиц. У нас в семье птицы жили на протяжении нескольких поколений, и есть история, которую часто вспоминали: у нашего прадеда был попугай, и клетку с ним летом часто выставляли перед открытым окном на первом этаже. И вот однажды к окну подошла парочка — молодой человек и его девушка. Юноша, желая покрасоваться перед подругой, подошел к окну и сказал — «Вот, смотри, Попка-дурак!» На что попугай помолчал-помолчал, а потом ответил парню: «Сам дурак! Сделал паузу и добавил — Да еще какой дурак!» Я не сомневаюсь в том, что все, кто держал попугаев, согласятся, что они говорят «к месту».

Так что да, «только в клетках говорят попугаи», но насколько они забывают на свободе человеческий язык, все-таки никто не изучал. А вот то, что в лесу они очень успешно могут подражать другим птицам, другим звукам — это хорошо известно.

— Ну а что же происходит в наших широтах? Кто из обитателей наших лесов отличается способностями к звукоподражанию?

Наши широты в изобилии населены воробьинообразными птицами, которых часто еще называют «певчими». Их как раз хорошо изучали в природе. Среди них одни из лучших звукоподражателей — это врановые птицы, которые в неволе, как и попугаи, могут выучиться говорить, и говорят они тогда голосом, напоминающим человеческий, хотя и достаточно искаженным. Наиболее способными считаются вóроны, некоторые ворóны и сороки.

Один из главных наших лесных пересмешников — это скворец. Рассказывают, что у них иногда вообще вся песня сложена из чужих звуков — в ней слышны воробей, певчий дрозд, овсянка, пеночка-весничка, соловей и даже лягушка. Мало того — туда замешаны и звуки человеческого жилья — блеяние козы, мычание коровы, стук молотка, шарканье пилы и даже тарахтенье мотоцикла. Те, кто держал скворцов дома, говорят, что скворец, обучившийся человеческим фразам, произносит их немножко шепеляво — такой у него акцент.

Южные родственницы скворцов — майны — отличаются еще большими способностями. Например, священная майна, — обитательница Юго-Восточной Азии, — подражает человеку практически без искажения его голоса. Причем если попугай, чаще всего, подражает какому-то одному человеку, то майны могут имитировать голос всех людей, с которыми они общаются. И очевидцы говорят, что это настолько чисто, что можно услышать самый настоящий голос человека.

Сойка, не обладающая высокими вокальными способностями в исполнении собственной хрипловатой «песни», весной часто вставляет в нее позаимствованные голоса — например, певчего дрозда. Зеленая пеночка, или пеночка-пересмешка заимствует песни соседей не целиком, а повторяет только избранные места из них, отдельные позывы и выкрики. Еще одна птичка-пересмешник — варакушка. У нее длинная, разнообразная и красивая песня. Но если выбросить из нее все позаимствованные чужие звуки, то от этого богатства звуков останется только скромное чириканье и стрекотание. В этом, возможно, один из смыслов пересмешничества — обогатить и украсить свою скромную песню, сделать ее певучей и разнообразной.

Еще одна группа, которая широко известна как подражатель — это камышевки. Они не имитируют голос человека, но зато прекрасно имитируют голоса птиц, которые живут рядом с ними. Это песни, это позывы, это еще и голоса птиц, которых они встречают во время зимовки в Африке. Эти звуки они запоминают, а потом издают их в своей «бесконечной песне», которую исполняют при гнездовании. Они часто имитируют в ней тревожные ноты и сигналы. Зачем им нужно это делать? Считается, что возможно, тревожные крики позволяют им отпугивать каких-то хищников, передавать соседям информацию о том, что может быть, где-то рядом опасно. А может и наоборот, чтобы никто больше не приближался и не мешал добывать корм. Так ли это все — это пока большой знак вопроса. Исследований пока крайне мало. Хотя если брать кусочки их песни, в которых есть тревожные ноты, то они прекрасно действуют как сигнал тревоги для того вида, у которого камышевки их позаимствовали.

— Мы подошли вплотную к вопросу о том, зачем вообще птицам звукоподражание.

Почему в процессе эволюции именно у этих групп образовалась такая способность — все-таки в большой степени остается загадкой. С точки зрения морфологии, устройства организма птицы — тоже однозначного ответа пока нет. Вокальным запоминанием управляют особые элементы в лобных долях головного мозга, и данный навык у всех трех птичьих групп, судя по всему, эволюционировал независимо. За производство звуков отвечают голосовые связки. У попугая, например, всего три пары этих связок. У колибри их тоже две или три. А у певчих птиц их от трех до семи. И, тем не менее, все эти группы звукоподражают, независимо от количества связок. Вероятно, такая способность есть почти у всех птиц, но не все ею научились пользоваться.

Много гипотез было высказано в отношении того, для чего это им нужно. Даже такая была версия — просто некий переизбыток энергии в брачный сезон. Сейчас выдвинуты две такие научные гипотезы, причем противоположного содержания. Первая состоит в том, что птицы звукоподражают для того, чтобы создать видимость переизбытка птичьего населения на том или ином участке местности, чтобы предотвратить появление «вселенцев». Те птицы, что прилетают позже, слышат массу разнородных голосов, и это служит им сигналом того, что угодья заняты, корма будет не хватать. Вторая гипотеза — если самец подражает голосам птиц других видов, что живут в той же местности, когда самка откладывает яйца, она будет слышать голоса этих чужих видов и думать, что поет ее самец. И эти голоса соседей, даже если ее собственный самец молчит, будут стимулировать ее к откладыванию большего количества яиц. То есть, заведомо предполагается, что самка ориентирована на то, что ее партнер поет чужим голосом. И это способствует большему успеху гнездования.

Все гипотезы, которые выдвигаются, все же всего многообразия не описывают. Отпугивать соперников от своего гнезда нужно всем, а пересмешниками становятся лишь немногие. Например, зяблик, который, прилетая, поет свою песенку, наверное, самую известную среди птичьих. Сразу же по возвращении с зимовки, зяблик имитирует голоса где-то до 60 других видов. А спустя некоторое время все эти «вставные» элементы из его песенки исчезают. Почему они у одних исчезают, а у других нет — это загадка. С перелетными птицами — вообще немало вопросов. Есть такое явление, как «осенняя подпесня», которую птицы поют не так, как весной, а очень тихо. И вот в нее как раз они могут вставлять огромное количество всяческих имитонов.

— Насколько важную роль в формировании песни для птенцов играют голоса их родителей?

Птенцы, слышавшие голос чужого вида, но воспринимавшие его, как голос родителей, могут очень успешно подражать этим звукам. Это, опять-таки известно из условий, когда птенцы воспитываются в неволе. Например, канарейки. Известен случай, описанный знаменитым орнитологом Алексеем Мальчевским, когда молодой кенар, с которым с самых первых дней нежно разговаривала его хозяйка, впоследствии строил свою песню почти целиком из ее слов: «Вот такие птички, миленькие птички, пинчи-пинчи-пинчи!» То есть, при этом строй песенки был совершенно канареечный, но со словами человеческого языка. Известно, что до революции канареек учили петь «Боже, царя храни», а после — «Интернационал».

Совсем удивительный случай — это когда начал произносить отдельные слова птенец-выкормыш серой мухоловки, который в свою «бормочущую» песню начал вставлять слова из человеческой речи.

Возникает закономерный вопрос — а как же кукушка?

Да, птенец кукушки — «подкидыш» слышит голоса только своих приемных родителей, но ставши взрослым, никогда им не подражает, говорит только голосом своего вида. Вероятно, это тот случай, когда голос играет не самую главную роль. Наиболее важна генетическая программа, характерная для птиц — облигатных паразитов, которые никогда сами не воспитывают птенцов. Но с другой стороны сейчас вот выдвигается такая гипотеза, что кукушки-родители, отложившие яйцо в гнездо приемных родителей, держатся неподалеку от их гнезда. И не просто держатся — они стараются исполнять вблизи гнезда свои сигналы, чтобы птенец их слышал. Такую работу сделали специалисты из института Конрада Лоренца. И есть люди, рассказывавшие, что наблюдали кукушек, которые кукуют вблизи гнезда, где сидит их птенец. Насколько все это правда, еще предстоит выяснить.

— А может орнитолог отличить в лесу пересмешника?

Да, это можно, если птица как-то транспонирует «чужие» звуки, например, повышает или понижает тон. А бывает и вовсе так, что иногда слышишь, что где-нибудь на опушке, в кронах какая-нибудь коза кричит. Или там поет какая-нибудь наземная птица — например, перепел. Если посмотреть на осциллограмму, сонограмму, можно, вероятно, отличить звукоподражание от оригинальной песни. Хотя вот есть такой интересный пример: однажды на Звенигородской биостанции я воспитывала птенцов зяблика рядом с вольерой, где сидели пищухи — мелкие зверьки из отряда зайцеобразных. И мои маленькие зябличата в возрасте 20-30 дней стали кричать как эти самые пищухи. На сонограмме это выглядело абсолютно одинаково! И для чего они вдруг начали подражать пищухам — тоже непонятно — ведь за окном вовсю пели зяблики.

Птицы относятся к тем группам животных, для которых в социальном поведении, в общении важнейшую роль играет голос, а не инстинкт, не генетическая программа. Именно этим обусловлено огромное богатство, разнообразие птичьих песен, их голосов, и конечно, звукоподражание тоже. В этом — одна из самых интригующих затей природы и эволюции, и большой простор для новых исследований.

айрин пепперберг звукоподражание у птиц ирина бёме попугай алекс

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий