Материалы портала «Научная Россия»

0 комментариев 904

"То, что случилось на Камчатке - это большая природная проблема, но не техногенная катастрофа"

Сергей Чалов, доцент кафедры гидрологии суши географического факультета МГУ

Авачинский залив – часть акватории Тихого океана, примыкающая к Авачинской бухте, где расположен Петропавловск-Камчатский. Ее территория на север от Авачинской бухты до р. Налычево – самое популярное туристическое место на Камчатке. В августе 2020 года мы с детьми гуляли и купались на одном из пляжей этого берега – самой его южной части, бухте около озера Приливного, около мыса Скалистого: чистая и холодная вода, черный песок. Не было никаких даже признаков страшилок, о которых все заговорили в сентябре.

В

Рисунок 1. Пляж Авачинского залива Тихого океана, примыкающий с юга к Халактырскому пляжу. Около мыса Скалистого в августе 2020 года. Фотографии сделаны 16 августа 2020 года – за три недели до события, когда об этих местах узнала вся Россия

А в сентябре заговорили о том, что здесь океан отравлен. Неделю назад версиями произошедших явлений большей частью общества представлялся:

  1. Нефтяное пятно – топливо, пришедшее в океан с какой-либо из объектов Вооруженных Сил РФ, кругом распространенных на Камчатке и примыкающих к пострадавшему морю. Здесь есть три таких объекта: 90 авиационный полигон, полигон Радыгино, учебно-тактическое поле Мокрый песок. Версия сбросов топлива или каких-то еще неустановленных загрязнителей активно звучала, например, здесь.
  2. Сброс ядохимикатов с Козельского полигона ядохимикатов. Эта версия выглядела убедительной после обзора в Медузе.

Что есть на самом деле?

11-12 октября мы (сотрудники МГУ, географического и биологического факультетов, и ИПЭЭ РАН им. А.Н. Северцова) обследовали все водотоки, дренирующие восточные склоны Козельского вулкана, между полигоном Радыгино и р. Налычево. Именно объекты в пределах этой территории рассматривались как потенциальные источники техногенного воздействия, от которых предполагался сброс неустановленных загрязнителей в океан.

По результатам выполненных работ однозначно установлено, что в последнее время не было каких-либо значительных поступлений загрязняющих веществ техногенного происхождения в русловую сеть притоков Авачинского залива и в сам залив, которые могли бы привести к воздействиям на прибрежную экосистему океана.

При этом рекогносцировочной фотосъемкой с низколетальных аппаратов были охвачены несколько десятков километров нижнего течения р. Налычева, р. Мутнушка, руч. Козельский. Отсутствуют следы каких-либо воздействий на русловую сеть с территорий военных объектов: 90 авиационного полигона, полигона Радыгино, учебно-тактического поля Мокрый песок. Козельское захоронение ядохимикатов также находится в стабильном состоянии, никаких возможных путей проникновения ядохимикатов на прилегающие территории и в водные объекты нет. Качество воды и отложений всех водотоков в пределах нормы, в Налычево присутствует молодь лососевых, органилептические свойства в норме, фоновые значения ph (от 7 до 8.5), электропроводности (от 5 до 80 мкСм/см), кислорода (во всех реках условия насыщения около 100 %), мутность воды в реках в пределах 5 мг/л.

Сразу надо прокомментировать важный момент: на этой территории хозяйственная деятельность имеет место быть. Все эти военные полигоны, туристы, рыбацкие катера и разные корабли оставляют следы. Именно эти «следы» отмечались разными лабораториями, которые отбирали в огромном количестве разные пробы и фиксировали превышения над нормативами ряда техногенных загрязнителей – например, нефтепродуктов в несколько раз и др. Это значит, что человек воздействует на природу, и там, где есть люди, подобные превышения должны быть. Но это не авария, не слив тонн нефти, не техногенная катастрофа. Кроме того, эта территория – область современного вулканизма. Здесь в результате размыва рыхлых пирокластических отложений, выщелачивания эффузивных пород, растворения тонкодисперсных пеплов, поступления термальных растворов в реки попадают токсичные элементы. Это – природный фон. Его надо изучать и знать!

О реке Налычева (рис. 2) все узнали по космическим снимкам сентября. На них прекрасные шлейфы мутности рассматривались как признак техногенной аварии. Но в период нашего обследования мутность воды была меньше среднемноголетних фоновых значений: 3-4 мг/л. Низкие значения мутности в целом нехарактерны для водотоков Авачинской группы вулканов, однако в начале октября осадки отсутствовали, что определило пониженную эрозионную активность на территории. Шлейфы мутности из р. Налычева, широко обсуждавшиеся ранее, являются типичными и будут регулярно повторяться после дождей и в периоды снеготаяния.  

р

Рисунок 2. Устье р. Налычева 12 октября 2020 года. В воде и донных отложениях отсутствуют какие-либо следы антропогенных выбросов

Был обследован Козельский полигон ядохимикатов. Он находится в стабильном состоянии. И хотя на поверхности могильника присутствуют слабые эрозионные врезы, они полностью изолированы от прилегающей территории и никаких следов разрушений могильника не выявляется. Соответственно, нет никаких поводов говорить о том, что отсюда происходят какие-то загрязнения. Местные ведомства проводят его плановый мониторинг, ни разу никаких проблем не выявлялось. Списывать на в целом стандартный полигон захоронения проблему просто из-за того, что этот полигон есть на территории (причем на удалении несколько километров от ближайших ручьев и на нескольких десятках километров от океана) нельзя. Преодолеть такое расстояние загрязняющие вещества могут только по речной сети, а полигон никак с этой речной сетью не соединен. И реки, как было сказано выше, чистые.

т

Рисунок 3. Козельский полигон ядохимикатов, расположенный в лесном массиве, не имеющий каких-либо путей соединения с русловой сетью (фотография 12 октября 2020 года)

Таким образом, следов катастрофических, массовых поступлений загрязняющих веществ техногенного происхождения в русловую сеть притоков Авачинского залива, НЕТ. Это та единственная и очевидная правда, от которой надо отталкиваться и переключать поиск причин в другое русло. А это русло – тот самый «красный прилив».

Чтобы дать очевидную версию произошедшего, следует перенести внимание на пляж и оценить ситуацию на нем. Так вот 11-12 октября 2020 года в бухте Большая Лагерная были отмечены массовые штормовые выбросы на уровне верхней литорапи-супралиторали в юго-восточной части бухты полосой длиной около 20 м (шириной 50 см), представленные панцирями морских ежей, фрагментами морских звезд, раковинами брюхоногих моллюсков, единичными экземплярами хитонов и крабов. Время выброса явно составляет более двух недель.

Предположительно именно с этого места были сделаны резонансные фотоснимки, попавшие в интернет. В свежих выбросах доминируют водоросли, а также встречаются панцири морских ежей и единичные крабы. Кроме того, обнаружены живые мидии, балянусы, раки-отшельники, а на верхней литорали встречаются представители бокоплавов. Во всех исследованных точках не обнаружено гибели морских птиц, морских млекопитающих и рыб.

Отсутствие гибели крупных позвоночных животных позволяет говорить, что количество токсинов в тканях гидробионтов было незначительным. Причиной гибели выброшенных ранее гидробионтов, вероятно, является кислородное голодание вследствие замора, возникшего после массового развития микроводорослей – или «красный прилив». Анализ проб воды и песка, отобранных 6 октября 2020 года на приливно-отливной полосе Халактырского пляжа, показал массовое оседание на грунт мертвых и отмиравших клеток планктонных динофлагеллят различных видов, для одного из которых – Dinophysis fortii – научно подтверждена потенциальная токсичность.

Кроме того, в пробах воды и тканей мидий, отобранных 5 октября 2020 г. и проанализированными сотрудниками ТИБОХ ДВО РАН, установлено наличие токсина метилового эфира окадаевой кислоты, продуцируемого микроводороослями рода Dinophysis.

Здесь же возникает феномен присутствие этих мелких частиц в «водяной пыли», распространяющейся в период штормов по побережью в воздухе. А отсюда эти водоросли попадают на глаза и вызывают то, на что жаловались. теперь известные на всю страну серферы.

Другое проявление – это пищевые цепочки, которые имеют очень жесткие проявления: съел краба – обжег рот. Такими историями сегодня полон Петропавловск-Камчатский. А сама проблема типичная – читаем научные статьи, и находим массу исследований на тему токсичных эффектов динофлагеллят.

ЗЩ

Рисунок 4. Иллюстрация из статьи Marine harmful algal blooms, human health and wellbeing: challenges and opportunities in the 21st century в журнале J Mar Biol Assoc UK: Пути поступления токсикантов от водорослей рода Dinophysis по трофическим цепям https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4676275

Если немного углубиться в изучение этих водорослей, то станут ясны следующие факты. Им хорошо в теплых водах. Про них прекрасно знают и их боятся вдоль всего побережья юго-восточной Азии. По мере потепления океана их встречаемость постепенно смещается на север. В 2015 году по всему западному побережью США вплоть до Аляски отмечались рекордные по массе продукции диатомых токсичных микроводорослей (https://news.ucsc.edu/2015/05/algal-bloom.html).

Подтверждает эту теорию и конкретная синоптическая ситуация этого года. Составленная струдником КамчатНИРО В.В. Коломейцевым карта аномалий температуры отлично иллюстрирует ситуацию, в которой оказался Тихий океан возле Петропавловска-Камчатского в сентября. Средние температуры воды на несколько градусов выше нормы – прекрасные условия для распространения водорослей.

у

Рисунок 5. Карта аномалий температуры воды сентября 2020 года. Все восточное побережье Камчатки – красная зона. Здесь повышены температуры воды по сравнению с нормой на несколько градусов (карта составлена В.В. Коломейцевым)

Кстати, такие события уже регистрировались и на Камчатке. Еще в 1995 году вышел Атлас справочник Коноваловой, Г. В. «Красные приливы» у Восточной Камчатки. Атлас содержит сведения о случаях «цветения» воды в море у берегов Восточной Камчатки, известных также под названием «красные приливы». Даны иллюстрации и описания микроскопических организмов, вызывающих «красные приливы» и (или) являющихся ядовитыми. Рассматриваются причины и возможные последствия этого явления, угрожающего жизни людей, морских животных и благополучию прибрежных экосистем в целом.

Читаем аннотацию (стр. 3): «В Камчатской области "красные приливы" долгое время не воспринимались как опасные явления. Не потому, что их не было, или они не были токсичны. "Красные приливы" у берегов Камчатки возникали, их наблюдали, но, вследствие эпизодичности этих явлений и слабой заселенности побережий, контакты с ними были не часты. А негативные последствия таких контактов, даже со смертельным исходом, не привлекали к себе устойчивого внимания из-за особенностей развитая региона, в частности, гораздо более высокой и, в отличие от воздействия "красных приливов", стабильной смертности от несчастных случаев». Это написано в 1995 году! Все то, о чем сейчас говорят и спорят.

Вот полная ссылка на эту книгу. Коновалова, Г.В. «Красные приливы» у Восточной Камчатки: посвящается памяти Игоря Ивановича Куренкова : (атлас-справочник) / Г. В. Коновалова ; Камч. ин-т экологии и природопользования ДВО РАН, Камч. обл. комитет по охране природы ; [авт. предисл. Р. Моисеев]. — Петропавловск-Камчатский: Камшат, 1995. — 56 с. : ил. — Прилож.: с. 50–52.

ТАКИМ ОБРАЗОМ, бурное цветение микроводорослей – это логичная и научно подтверждаемая причина заморов и гибели морских жителей в прибрежной зоне на Камчатке в районе Петропавловска-Камчатского.

Что будет дальше?

Сейчас дно океана полным полно умерших звезд и моллюсков. Погибли те, кто не может уплыть от аннексии. Будет шторм – их снова выбросит на берег, и снова можно будет сделать массу страшных фотографий. Но – это будет то, что уже погибло.

Что будет в будущем? Океан будет теплеть, и такие водорослевые вбросы будут нормой. Это нужно понимать. Надо мониторить эти взлеты водорослей. Тогда можно не закрывать пляж, а будет вводить временный режим предупреждения в случае повторения подобных ситуаций.

И в заключение философское отступление. Мы столкнулись с новой формой проявления глобальных изменений климата. Хороший повод, чтобы задуматься о природе, о мире, о нашем влиянии на мир, в котором мы будем жить. Эта проблема водорослей гораздо шире, чем гибель морских звезд и брюхоногих моллюсков. Потому что, во-первых, изменения климата, способствующие приходу динофлагеллят на Камчатку, имеют мощную антропогенную причину – выбросы парниковых газов самая известная из них. Во-вторых, потому что можно сколько угодно переживать за погибшую фауну, но на 10 мертвых морских ежей на пляжах Камчатки точно найдется одна брошенная пластиковая бутылка, не говоря о мелком мусоре. Все это теперь веками будет частью этого океана, за который мы переживаем. Не хочется выглядеть фаталистом, но как мы относимся к природе, так и она относится к нам. Изменить температуру океана мы не можем, и повернуть вековую кривую климатических изменений тоже, а вот сделать берег океана чистым люди могут. Этот большой бескрайний Океан скажет нам спасибо.

Сергей Чалов, доцент кафедры гидрологии суши
географического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

[Фотографии и рисунки для публикации предоставлены пресс-службой географического факультета МГУ]

авачинский залив географический факультет мгу доцент кафедры гидрологии суши географического факультета мгу сергей чалов мгу имени м в ломоносова тихий океан трагедия на камчатке

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Информация предоставлена Информационным агентством "Научная Россия". Свидетельство о регистрации СМИ: ИА № ФС77-62580, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций 31 июля 2015 года.