Материалы портала «Научная Россия»

Табель о рангах

В 1722 году Петр Первый утвердил закон о государственной службе в Российской империи - «Табель о рангах». Вот какую классификацию он содержал.

В 1722 году Петр Первый утвердил закон о государственной службе в Российской империи.  Этот закон назывался «Табель о рангах». Задумывался он хорошо: царь хотел дать возможность социального лифта  талантливым людям из низших сословий. «Дабы тем охоту подать к службе и оным честь, а не нахалам и тунеядцам получать» – так это сформулировано в «Табели о рангах». Все чины «Табели» подразделялись на три типа: военные, cтатские и придворные и делились на четырнадцать классов. Военные чины объявлялись выше соответствующих им гражданских и даже придворных чинов. Это давало преимущества военным чинам в главном – переходе в дворянское сословие.

После Петра в «Табели» многое менялось, особенно существенные изменения произошли в 1884 году. Но, в целом, идея классификации и ранжирования должностей и последовательности чинопроизводства дожила до самой революции. Чтобы совсем не запутать читателя, мы приводим «Табель о рангах» в том виде, в котором она действовала в  XIX веке.  

XIV

Согласно «Табели», самый низший чин  среди статских – это коллежский регистратор. До 1845 года ему полагалось личное дворянство, потом – до самой революции – только почетное гражданство. И не надо думать, что чин ничтожный: ведь коллежским регистратором начинал не только попавший под лошадь Митя Кулдаров из чеховского рассказа «Нечаянная радость», но и  Ваня Хлестаков из гоголевского «Ревизора». Да и сам Николай Васильевич Гоголь тоже.

Среди военных самым нижним чином, согласно «Табели», до 1884 года в пехоте был прапорщик, в кавалерии – корнет, у казаков – хорунжий. Кстати, прапорщик и хорунжий –языковые родственники: оба слова означают «знаменосец». 

XIII -XII

К концу  XVIII века чин  тринадцатого класса «Табели о рангах» – провинциальный секретарь уже вышел из употребления. Выслужившему свой срок коллежскому регистратору присваивали чин губернского секретаря. «Чинишко паршивый» – так отзывается о губернском секретаре священник в одном из рассказов Лескова. Не согласимся со святым отцом: по «Табели о рангах» губернский секретарь соответствовал армейскому чину поручика, то есть нынешнему старшему лейтенанту. И не забудем о том, что губернским секретарем был в свое время Федор Александрович Головин, Председатель Государственной думы 1907 года. 

Если продолжать о военных, то губернскому секретарю до 1884 года соответствовал военный чин прапорщика в гвардии, сотника у казаков и мичмана во флоте. В 1884 году служивым  улыбнулась удача: к XII классу начали причислять уже пехотного подпоручика, корнета в кавалерии, и хорунжего у казаков. Так что корнет Оболенский в песне имел чин XII класса.

Чин XII класса полагался и придворным: камердинеру, кондитеру, мундшенку, то есть придворному официанту, и прочим мелким труженикам царского двора.

 XI-X

За чином XII  класса вроде бы должен следовать чин XI-го. Но не следует – тоже вышел из употребления. Стало быть, пропустив ранг корабельного секретаря,  претенденту сразу присваивали чин секретаря коллежского. Он уже мог занимать хоть и низшие, но руководящие должности. Чин коллежского секретаря в свое время имели Пушкин и Мусоргский. И каждый пехотный штабс-капитан до 1884 года, и всякий штаб-ротмистр в кавалерии, и гвардейский подпоручик и подъесаул у казаков и лейтенант на флоте. С 1884 года в X класс перевели поручиков, казацких сотников и флотских мичманов.

 IX

Помните романс Даргомыжского на слова Вейнберга «Он был титулярный советник, она – генеральская дочь»? Да, генеральские дочки смотрели на титулярных советников свысока. И, между прочим, напрасно. Чин титулярного советника давал уже личное дворянство. Среди титулярных советников встречались известные люди: хоть Чернышевского Николая Гавриловича возьмите. Их благородие, как известно объяснил всей читающей публике, что делать. Их благородиями, кстати, именовали все чины  с XIV  и по IX класс включительно.

И штабс-капитана Рыбникова из повести Куприна и штабс-капитана Овечкина из фильмов про неуловимых мстителей титуловали «ваше благородие», хотя в описываемые в книге и кино годы штабс-капитан уже был чином не X, как прежде, а IX класса. До 1884-го реформенного года, к IX классу относили пехотных капитанов, гвардейских поручиков, кавалерийских ротмистров, флотских капитан-лейтенантов, есаулов из казаков. После 1884 года в последний обер-офицерский чин возводили уже помимо помянутых пехотных штабс-капитанов, еще и штабс-ротмистров, подъесаулов и флотских лейтенантов. В придворных чинах это соответствовало камер-юнкеру (коим, кстати, был наш самый великий поэт, что его несказанно оскорбляло) и гоф-фурьеру. Камер-юнкер при настоящей придворной службе должен был состоять при особе императора, а гоф-фурьеры заведовали прислугой. 

 VIII

Асессор – в переводе с латыни «заседатель». В Древнем Риме и средневековой Европе асессор был судебным чиновником. В России коллежский асессор исполнял разные чиновничьи обязанности. И вызывал законную зависть младших по рангу. Его уже иначе титуловали: к асессору обращались «ваше высокоблагородие». Зарплата все еще была маловата, так что брали-с коллежские асессоры взятки, брали-с! Ничем не брезговали: в литературе упомянут случай, когда в качестве взятки фигурировали юные собачки породы «русская борзая».  Борзыми щенками, всякий знает, брал взятки коллежский асессор Аммос Федорович Ляпкин-Тяпкин, персонаж пьесы Гоголя «Ревизор».

В описываемом веке гражданскому чину коллежского асессора соответствовал придворный чин титулярного камергера, но его жаловали крайне редко. А потом и вовсе вывели из употребления.

Зато военные VIII класса были в изобилии: до 1884 года – пехотные майоры и казацкие войсковые старшины, после – капитаны в пехоте, ротмистры в кавалерии, есаулы у казаков, капитаны-лейтенанты, пока их не отменили в 1911 году, на флоте. С 1912 года чином VIII класса стал флотский лейтенант.

VII

«Надворными советниками» в Москве в позапрошлом веке любили иносказательно называть дворняжек обыкновенных. А мы говорим о породистом чиновнике: его высокоблагородие надворный советник равнялся подполковнику – не шутка. Два просвета на петлицах мундира и три звездочки, но без блёсток – до блёсток еще надо дорасти. Среди знаменитых надворных советников замечены Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин и Александр Иванович Герцен. Они равнялись подполковнику в пехоте, капитану 2-го ранга на флоте, капитану и кавалерийскому ротмистру в гвардии. С 1884 года к ним приравняли и войскового старшину у казаков.

VI

Гражданский чин шестого класса – коллежский советник – был уже солидным, он равнялся армейскому полковнику и капитану 1-го ранга на флоте, а также камер-фурьеру при дворе.  Дяденька в таком чине мог стать начальником отделения в солидном учреждении. Его  почтительно встречали в обществе – вспомните хотя бы прием, оказанный  местными помещиками коллежскому советнику Павлу Ивановичу Чичикову. Александр Грибоедов тоже был коллежским советником, когда заключал Туркманчайский мирный договор с Персией.

V

Ну, уж про статского советника знает всякий, читавший Акунина. Русская литература просто кишит статскими советниками: помимо акунинского героя Эраста Фандорина, статскими советниками были: Мамаев в пьесе «На всякого мудреца довольно простоты» Островского, Сорин в чеховской «Чайке»,  и даже нос, отделившийся от коллежского асессора Ковалёва в повести Гоголя. Статские советники, занимали должности вице-директоров департаментов и вице-губернаторов. При дворе им соответствовали церемониймейстеры, а военных чинов V класса к XIX веку уже не осталось.  

IV

Чины, начиная с четвертого ранга, – это белая кость, Ваше превосходительство, ордена со звездами и высокие должности. Среди заметных в истории и литературе действительных статских советников – историк и писатель Николай Михайлович Карамзин, историк и географ Василий Никитич Татищев, литератор и директор Пробирной Палатки Козьма Прутков. Последний, кстати, не дорос по службе до своих литературных отцов – один из создателей Козьмы, поэт и писатель Алексей Константинович Толстой служил при дворе егермейстером, что соответствовало тайному советнику. И если, дослужившись до титулярного советника, чиновник из простых становился дворянином сам, то действительный статский советник причислялся к благородному сословию вместе с потомством.

Из придворных чинов к IV классу относились те самые, известные из «Горя от ума» камергеры с ключом, который, боимся шокировать читателя, носили на левой поясничной пуговице.  Из военных – генерал-майоры и контр-адмиралы флота.

III

Чтобы получить чин тайного советника,  недостаточно было университетского диплома – их требовали уже у коллежских асессоров, если только они не служили на Кавказе. Его превосходительство действительный статский советник становился тайным советником по усмотрению государя императора. Галунные петлицы без просветов и три звездочки с блестками носили поэт Фёдор Тютчев и министр финансов, знаменитый оздоравливатель финансовой системы России Сергей Витте. Тайный советник мог стать министром или генерал-губернатором, сенатором и членом Государственного совета.

К военным чинам III класса относились лишь генерал-лейтенанты и вице-адмиралы. Зато придворных – целый букет: гофмаршал и гофмейстер, шталмейстер и егермейстер, обер-церемониймейстер и даже обер-форшнейдер, которого учредили в связи с коронацией Александра II специально для разрезания мяса на императорской тарелке.

II

Людей с высоким чином действительного тайного советника в Российской империи было не так уж много. По крайней мере, одного вы точно знаете: это секретарь императрицы Екатерины Второй, губернатор, министр юстиции, кавалер многих российских орденов, да к тому же еще известный поэт Гаврила Романович Державин.

Зато генералы от инфантерии (то есть пехоты), генералы от кавалерии и инженер-генералы и адмиралы в России вовсе не были редкостью. Что и неудивительно: одна лишь Кавказская война длилась чуть не 50 лет, а ведь были еще Русско-турецкие войны, Крымская и так далее.

С придворными чинами II класса  все просто: прибавьте к большинству чинов предыдущего класса приставку «обер» и дефис. Останется добавить только обер-шенка, то есть главного виночерпия,  шенка без приставки при дворе не существовало. 

I

За двести лет только 11 человек удостаивались высочайшего в Русской империи чина – канцлера. Среди известных вам из школьного курса истории Безбородко, Бестужева-Рюмина и Нессельроде выделяется одноклассник Пушкина по Царскосельскому лицею князь Горчаков. К тому же I классу относили  чин действительного тайного советника 1-го класса, который присваивали людям, если они в силу служебного положения не могли именоваться канцлерами. Они тоже немногочисленны – 13 человек за все про все, причем двое впоследствии стали канцлерами. Почти все они – представители знатных родов: Паниных, Голицыных, Лопухиных, Строгановых, Куракиных, Разумовских.

Гражданскому чину канцлера в «Табели о рангах» соответствовал генерал-фельдмаршал, и тут выбор знаменитостей еще богаче: Барклай-де-Толли, Кутузов-Смоленский, Румянцев-Задунайский, Потёмкин-Таврический. Суворов-Рымникский тоже был генерал-фельдмаршалом, но позже ему присвоили звание генералиссимуса, стоящее вне системы чинов. Генерал-адмиралами, то есть обладателями чина I класса в XIX веке были лишь пара великих князей и император Павел I, павший на самой заре того века, причем вовсе не в морской битве.



табель о рангах

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий