Материалы портала «Научная Россия»

Прогулка в мертвый лес

Прогулка в мертвый лес
Специалисты провели исследование того, как через несколько лет будут выглядеть погибшие от короеда-типографа ельники, если они не подвергнутся санитарным рубкам и будут оставлены на милость естественных природных процессов.

Ельники Подмосковья гибнут на глазах, превращаясь в частоколы из мертвых деревьев или уродливые вырубки — вспышка размножения короеда-типографа, начавшаяся в 2010 году, охватила обширную территорию на Европейской части России. Площади ельников, погибших к 2015 году от короеда-типографа и сопутствующих факторов, исчисляются сотнями тысяч гектаров. В одной только Московской области, по разным оценкам, от 80 до 120 тысяч гектаров. В 2015-2016 годах ожидается пик естественного распада усохших ельников — т.е. через три-четыре года после их наиболее массовой гибели, пришедшейся на 2012 г.

Пресловутый короед-типограф — естественный и самый обычный обитатель темнохвойных (еловых, пихтовых и кедровых) лесов нашей страны. Он не налетел внезапно на ельники, подобно стае саранчи. Типограф встречался и встречается повсеместно, и лишь иногда такие жуткие «волны жизни» оставляют в лесах высохшие проплешины. Известно, что в конце XVIII века в результате массового размножения типографа в Германии и Австрии усохло около 2 млн. деревьев. В 1835 — 1836 годах усыхание ели, сопровождающиеся размножением типографа, произошло в Южной Германии. В 1860-х годах в России началось массовое размножение типографа в Лисинском лесничестве, где только за год было выбрано 74 тысячи мертвых деревьев. В 1944—1955 годах в Германии погибли еловые древостои с общим запасом 20 млн. м3. Известно также, что за последнее столетие в лесах Европейской части России отдельные вспышки численности вредителя случались, однако не были столь массовыми, как сейчас, и не охватывали столь обширные территории одновременно.

Обычная численность типографа невелика, и он не может справиться со здоровыми деревьями ели. Деревья на свой лад обороняются от вредителя — они способны заливать входные отверстия короедов смолой (в результате чего жуки вязнут, задыхаются и гибнут), а также отчасти менять свой метаболизм, выделяя больше токсичных для короеда компонентов смолы. В здоровом диком лесу короед-типограф — не вредитель, а просто один из великого множества обитателей этого леса, в той или иной степени влияющих на его жизнь и развитие.

По-настоящему опасен он становится по нескольким причинам. Первая и главная — ослабление лесных экосистем. Например, в старых одновозрастных ельниках, часто искусственных, высаженных на рубеже XIX и XX столетий, деревья находятся в состоянии жесткой конкуренции за ресурсы — свет, воду и почву. Подобные леса-монокультуры часто находятся в зеленых и лесопарковых зонах крупных городов. Такого же рода леса возникали самостоятельно в тех местах, где на месте вырубленных старовозрастных сосняков буйно разрастался еловый подрост. Как считают специалисты, именно такие массивы чистых старых загущенных ельников стали основными жертвами типографа в последние годы.

Сложилась ситуация совпадения многих неблагоприятных факторов. Ураганные ветры с вывалом деревьев в 2009—2011 годах, экстремальные засухи и жаркие лета 2010—2013 годов, давшие возможность короеду оставить два поколения за один сезон, варварское хозяйствование, оставлявшее в лесу большие объемы сваленной, но не вывезенной еловой древесины. Кроме того, массовая застройка в Подмосковье влекла за собой фрагментацию ельников, которые в результате ослабевали и не могли сопротивляться короеду.

Эффективных мер борьбы с массовым размножением короеда-типографа на этапе катастрофического нарастания его численности не существует. Есть технологии борьбы с ним, которые в отдельных случаях могут защитить наиболее ценные участки леса или даже отдельные деревья, но эти технологии, как правило, неприменимы на больших площадях. Эффективной может оказаться обработка инсектицидами всего ствола в период заселения его короедом — но это требует ручной работы верхолазов, и в масштабах сколько-нибудь крупного леса такую работу выполнить невозможно, тем более, что такая обработка может потребоваться не один раз за сезон. Часть жуков может быть в период лета выловлена и убита с помощью специальных феромонных ловушек или ловчих стволов — но, как правило, основная часть короедов минует эти ловушки и стволы. В реальности феромонные ловушки и ловчие стволы используются больше для определения численности вредителей и ее динамики, чем для уничтожения вредителей.

Ограничить распространение вредителя могли бы оперативно проводимые санитарные рубки. Но бюрократизация в сфере лесного хозяйства безнадежно проиграла жуку. Печальный факт: лесное хозяйство страны не смогло быстро отреагировать на угрозу массового размножения короеда-типографа в 2009—2010 годах, когда еще можно было существенно повлиять на развитие ситуации.

Ельники, погибшие в 2010-2013 годах от короеда-типографа, не удалось вырубить и расчистить даже в Подмосковье, утверждают специалисты и природоохранники. По предварительной оценке, площадь сплошных санитарных рубок, проведенных в короедниках Московской области в 2013 году, составляет менее одной десятой от общей площади пострадавших лесов. Погибшие от короеда ельники уже сейчас массово распадаются. Эффективность их расчистки будет с каждым годом снижаться, и через год-два эти работы придется в основном свернуть, их не выдержит никакой бюджет. Возможно, лесохозяйственникам удастся справиться с теми погибшими массивами, что находятся непосредственно вблизи крупных населенных пунктов — они будут вырублены и расчищены, и кое-где, возможно, даже проведут лесовосстановительные работы. А распад и возобновление десятков тысяч гектаров тех погибших ельников, до которых не дойдут руки, будут происходить естественным образом, примерно так же, как они происходили в диких лесах до появления какого бы то ни было лесного хозяйства.

Как же будут выглядеть эти леса спустя несколько лет? На Лесном форуме Гринпис приводятся интересные данные об исследовании зарастания старых короедников в Подмосковье. В конце 90-х годов вредитель вызвал усыхание ельников, например, в Одинцовском районе, и никаких лесохозяйственных мероприятий в них не проводилось. С тех пор прошло около 15 лет. Погибшие еловые стволы полностью вывалены — местами с корнями. Образовавшийся валеж разложился в разной степени, в зависимости от времени падения деревьев. Валежины, лежащие на земле, особенно на затененных участках с наиболее сомкнутым пологом лиственных деревьев, разложились сильнее, местами уже до состояния древесной трухи; те, которые оказались приподнятыми над землей, особенно на сравнительно открытых участках, разложились слабо.

Сейчас на этих участках сформировался сомкнутый древесный полог главным образом из рябины, высота которой достигает местами 8-10 метров. Рябина образовывала ранее в этих лесах густой подлесок, и после усыхания быстро тронулась в рост. Кроме рябины, в состав лиственного полога, развившегося после усыхания ельника входят другие лиственные деревья и крупные кустарники — ива козья, осина, береза, черемуха, лещина, местами дуб, липа, клен, вяз. Под пологом рябинников довольно обильно возобновляется и ель. В среднем количество молодых елей — около полутора-двух тысяч экземпляров на гектар; она возобновляется как на разлагающихся стволах, так и на поверхности почвы.
Оставить на милость природы (то есть на естественный распад и естественное же возобновление), по мнению ученых, можно в первую очередь участки, находящиеся в глубине лесных массивов, в окраинных районах — тех, которые меньше всего посещаются людьми и не граничат с поселениями и инфраструктурой.

И создавая новые леса, необходимо помнить о том, что лесные монокультуры имеют крайне сомнительную перспективу. Даже сравнительно небольшая примесь лиственных деревьев, особенно широколиственных — дуба, ясеня и других — существенно повышает жизнеспособность и устойчивость леса в целом.

жук-типограф лесной форум гринпис россии массовая гибель ельников в европейской части россии

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий