Материалы портала «Научная Россия»

Правила Парижского соглашения вырабатывают в Марокко

Правила Парижского соглашения вырабатывают в Марокко
22-я конференция по изменению климата ООН (COP22) проходит в Марокко, где обсуждают планы по сокращению выбросов парниковых газов.

В городе Марракеш в Марокко начались 22-е по счету климатические переговоры ООН — COP22, в которых участвуют все стороны Рамочной конвенции об изменении климата (РКИК) и множество наблюдателей со всего мира. Гвоздь программы — Парижское соглашение, принятое вместо Киотского протокола в прошлом году в Париже, приобрело силу международного закона. Но с тех пор произошло немало событий, которые могут в среднесрочной перспективе повлиять на воплощение задуманного. В первую очередь, это вновь избранный президент США, известный негативным отношением к самой идее изменения климата. Посмотрим, какие задачи стоят перед участниками COP22.

Напомним, что Парижское соглашение — это международный документ, который провозглашает борьбу с изменением климата и его последствиями. Поскольку причиной изменения климата, которое выражается в резком росте средней глобальной температуры, считаются выбросы промышленных парниковых газов, то решено начать их сокращать. Парижское соглашение не содержит объемов, на которые нужно сокращать выбросы.

Однако к 2020 году, когда документ начнет реализовываться, мир должен знать, как это делать и по какой схеме. Еще год назад стороны соглашения подготовили национальные планы сокращения парниковых газов и, кажется, на этом успокоились. Теперь в Марокко участникам соглашения предстоит преодолеть собственную инерцию и выработать «дорожную карту» реализации Парижского соглашения. Задача эта кропотливая и рутинная, поэтому нынешние переговоры носят во многом технический характер и служат подготовкой к большой климатической конференции, которая состоится в 2018 году, — это так называемый «диалог содействия».

Именно в 2018 году должен выйти шестой доклад Межправительственной комиссии по изменению климата (IPCC), посвященный последствиям изменения климата при условии, что глобальная температура вырастет на 1,5 градуса Цельсия от доиндустриального уровня. Сейчас этот показатель равен 0,6-1 градус в зависимости от региона. Этот во многом футуристический доклад задуман по настоянию стран, наиболее уязвимых к последствиям природных катаклизмов, вызванных глобальным потеплением. Это островные и прибрежные государства тихоокеанского региона, некоторые страны Юго-Восточной Азии и Африки. Ради них в Парижское соглашение включили положение о том, что мир сделает все возможное, чтобы избежать превышения температуры на 1,5 градуса. Цель недостижимая, если верить прогнозам IPCC. Согласно им, если тренд сохранится, то к концу века среднегодовая глобальная температура прибавит все 3 градуса.

Ратифицировали не все

Парижское соглашение может стать основой для создания экономики нового типа — низкоуглеродной или даже безуглеродной. Это означает, что мы не будем сжигать нефть и газ для получения энергии, а будем использовать другие, углеродонейтральные источники. Из 196 стран, принявших Парижское соглашение, ратифицировали его, то есть провели через законодательные органы, только сто стран. В их числе лидеры по выбросам парниковых газов — Китай, США, Евросоюз и Индия. Однако ряд крупных, промышленно развитых стран, документ еще не легализовали: Великобритания, Япония, Австралия, Россия и другие. Возможно, кто-то из них, но точно не Россия, ратифицирует соглашение в эти дни в Марокко, для этого будут возможности.

Наше правительство, в целом декларируя поддержку Парижского соглашение, реально не готово его ратифицировать. Дмитрий Медведев 3 ноября только подписал план подготовки к ратификации, пишет «Коммерсант». Согласно плану, правительство должно оценить экономические последствия ратификации, разработать стратегию долгосрочного низкоуглеродного развития и национальный план адаптации, создать модель государственного регулирования выбросов парниковых газов.

Ранее говорили о 2019 и 2020 годах для ратификации Парижского соглашения, но точной информации нет. Вероятно, событие откладывается по просьбам бизнес-сообщества, которое, как сообщает «Коммерсант», опасается угроз, которые несут экономике резкое сокращение использования углеводородного топлива. «Возможно, Россия затянет ратификацию еще года на два. Тут сложно предсказать. Лучше, чтобы этого не было, но это вопрос политический. На экономику сам процесс ратификации не влияет», — сказал Алексей Кокорин, руководитель программы «Климат и энергетика» WWF России, комментируя для Научной России текущую ситуацию и ожидания от COP22.

Не только российский бизнес волнуется из-за Парижского соглашения. Углеводородное лобби напряглось во всем мире. Недаром представители Exxon Mobil, Chevron, Вritish Petroleum, Shell, Всемирной угольной ассоциации участвуют в климатических переговорах в Марокко в статусе наблюдателей, отмечает белорусский «Зялёны партал».

Прозрачность и финансы

Помимо технических, но оттого не менее важных, решений, обеспечивающих правила отчетности, прозрачность, сопоставимость данных, участники COP22 обсудят проекты по снижению выбросов CO2. Марокко станет площадкой для встреч и подписания соглашений между странами по реализации экологических программ, озеленению экономик, внедрению чистых технологий в наиболее бедных странах. Для помощи слаборазвитым и бедным странам создают «зеленый фонд» размером в 100 млрд долларов, что позволит осуществить трансфер технологий, условно говоря, «с севера на юг».

Ожидается также высокая активность на локальных уровнях — поиск партнеров, заключение договоренностей между городами, сообществами, регионами, особенно в Африке, поскольку это сейчас «принимающая сторона». Коренные народы Севера России тоже участвую в процессе, ведь будучи представлены сами по себе, они маловероятно получат международную поддержку экологических программ и программ смягчения последствий изменения климата, а в составе больших международных ассоциаций коренных народов, вполне добьются успеха. Потому что «поддержка государства, конечно, недостаточна», — пояснил Алексей Кокорин.

Потери и ущерб

В том случае, когда эффект от изменения климата невозможно предотвратить или смягчить, международными соглашениями предусмотрен Варшавский механизм компенсации «потерь и ущерба» (loss and damage). Варшавский механизм приняли в 2013 году. Согласно ему, промышленно развитые страны, которые больше всех сжигают нефти, газа и угля, должны исправлять ситуацию в бедных странах, пострадавших от последствий изменения климата.

Многие понимают, что Варшавский механизм нужно расширять и развивать, поэтому в Марокко планируют выработать пятилетний план его реализации. Включат ли в него, скажем, помощь климатическим беженцам — переселенцам островных государств, чьи земли затоплены? К примеру, 15% из всех покинувших тихоокеанское государство Тувалу с 2005 по 2015 годы сделали это по причинам, связанным с климатом: на острове стало невозможно вести хозяйство. Власти даже думают переселить все население на Фиджи или в Новую Зеландию.

Россия поддерживает всякого рода помощь уязвимым странам, передачу технологий и компетенций, однако, считает, что помогать нуждающимся должны все страны, которые в состоянии, а не только «развитые». К примеру, Китай и Россия состоят в списках «развивающихся», но по сути давно переросли это состояние. Россия также не скрывает, что ее интерес сосредоточивается у собственных границ. Мы охотнее поможем исправить «потери и ущерб» своим соседям — Киргизии, Казахстану, чем скажем, африканским странам.

Национальные планы

Основной механизм борьбы с глобальным потеплением, заложенный в Парижском соглашении, — сильное сокращение промышленных выбросов парниковых газов. ООН предложила каждой стране самой просчитать, как она будет это делать и в каких объемах. Когда национальные планы (INDC) были собраны, сразу же начались призывы ужесточить их и сделать «более амбициозными», потому что в сумме планы не дают нужного снижения объемов выбросов. Наоборот, к 2030 году, согласно планам, мировая промышленность будет выбрасывать 54-56 гигатонн эквивалента CO2. Сейчас мы выбрасываем в атмосферу около 50 гигатонн.

Объемы выбросов — важный показатель, поскольку концентрация диоксида углерода в атмосфере продолжает расти. В этом сентябре она вновь превысила 400 ppm (частей на миллиона). По данным ученых, такой концентрации диоксида углерода атмосфера Земли не знала последние пару миллионов лет. Среднегодовые температуры также бьют рекорды. 2015 год стал самым жарким за всю историю наблюдений. Рекордным стали и прошедшие месяцы 2016 года.

Впрочем, маловероятно, что планы будут пересматривать прямо сейчас, полагает Алексей Кокорин. Страны хорошо просчитали свои возможности, и сделать больше того, что они предложили, не смогут. «Скорее в Марокко будет закладываться основа для будущего пересмотра», — сказал он. Согласно Парижскому соглашению, INDC нужно пересматривать в сторону ужесточения каждые пять лет.

Новые лица, свежие тренды

Переговорам в Марокко предшествовал целый ряд изменений в международном климатическом процессе. Помимо вступившего в силу Парижского соглашения, ранее, в октябре, внесена поправка в Монреальский протокол о постепенном исключении из промышленности гидрофторуглеродов — сильного парникового газа, достигнута договоренность о регулировании выбросов от международной авиации.

Обновились лица климатической политики. Еще осенью прошлого года главой IPCC стал южнокорейский ученый Хесонг Ли (Hoesung Lee), который сразу объявил о модернизации работы комиссии. Исполнительным директором РКИК ООН стала мексиканский дипломат Патриция Эспиноза(Patricia Espinosa). А ее предшественница Кристина Фигурес (Christiana Figures), добившаяся принятия Парижского соглашения, баллотировалась на пост генерального секретаря ООН, но проиграла португальскому политику Антониу Гутеррешу (António Guterres). Он сменит Пан Ги Муна с 1 января 2017 года. Министр экологии Франции Сеголен Руояль (Marie-Ségolène Royal) заняла пост главы Парижского соглашения на время проведения COP22. Саму же конференцию возглавляет по традиции министр иностранных дел принимающей страны — это Салахеддин Мезур (Salaheddine Mezouar).

Главным же событием, которое уже сутки обсуждают все климатические медиа в мире, — избрание Дональда Трампа президентом США. Во время предвыборной кампании Трамп сделал множество популистских обещаний, в том числе — вывести США из Парижского соглашения. Как сообщала ранее BBC, Трамп называл Парижское соглашение вредным для бизнеса, а саму концепцию изменения климата мистификацией, выдуманной правительством Китаем.

Портал «Меньше двух градусов», выпускаемый российскими экологическими организациями-наблюдателями на переговорах, в статье «Трамп и климат» называет его «климатическим скептиком», и пишет, что «выход США из климатического процесса, что стало реальностью с избранием Дональда Трампа, может привести к очень серьезным последствиям». Однако пока непонятно, что в действительности будет делать вновь избранный американский президент. В любом случае переговоры в Марокко, начавшись на весьма благодатном международном фоне, получили серьезный повод для тревоги.

cop22 глобальное потепление климатические переговоры оон парижское соглашение по климату

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий