170 лет назад родился граф Алексей Александрович Бобринский.

Богу слава, жизнь тебе.

Девиз дворянского рода Бобринских

За несколько месяцев до восшествия на престол Екатерина II родила сына. Отцом ребенка был Григорий Орлов, в то время — казначей Канцелярии главной артиллерии и фортификации. Ребенка, родившегося вне брака, нарекли Алексеем. Он стал родоначальником династии Бобринских, к которой принадлежали многие выдающиеся деятели Российской империи. Одним из них был родившийся 31 мая 1852 г. граф Алексей Александрович Бобринский — праправнук великой императрицы и ее фаворита Григория Орлова.

Алексей учился на юридическом факультете Санкт-Петербургского Императорского университета, а в 1872 г. начал служить в Канцелярии Комитета министров. Спустя три года его избрали петербургским уездным предводителем дворянства, а в 1878 г. — губернским предводителем. Этот пост он занимал 21 год. Однако главным делом его жизни, несомненно, была работа в Императорской археологической комиссии. В 1886 г. он стал ее председателем. А.А. Бобринский провел много времени в археологических экспедициях (в основном в Киевской губернии и около Керчи), участвовал в раскопках более полутысячи курганов. Во время раскопок запорожского кургана Солоха на левом берегу Днепра он обнаружил золотой скифский гребень, который сейчас хранится в Эрмитаже. 

Скифский гребень, найденный во время раскопок кургана Солоха

Скифский гребень, найденный во время раскопок кургана Солоха

Источник: spb.ru

Старое фото кургана Солоха

Старое фото кургана Солоха

Источник: sfu-kras.ru

В этой же экспедиции А.А. Бобринский собрал уникальную коллекцию старинной бронзы. Часть находок он передал Московскому обществу естествознания и Киевскому музею древностей. Перу А.А. Бобринского принадлежит множество работ о доисторической, классической и русской археологии.

Благодаря А.А. Бобринскому значительно расширился круг интересов Императорской археологической комиссии, граф привлек к работе многих выдающихся ученых и исследователей. В 1880-е гг. в геополитике Российской империи произошли значительные изменения. Наряду с освоением недавно приобретенных земель увеличился интерес к историческому территориальному ядру России. В это время появились многочисленные архивные комиссии и краеведческие общества, в том числе региональные. «В этот процесс органично вписываются действия главы (А.А. Бобринского. — Примеч. авт.) и членов Императорской археологической комиссии по расширению круга исследуемых памятников за счет древностей внутренних земель империи. Внимание к древностям “центральной России” в эти годы также питалось общеевропейской исторической парадигмой, направлявшей интересы историков на изучение национальных особенностей собственного государства», — отметил историк А.С. Смирнов. В 1889 г. благодаря усилиям А.А. Бобринского вышло Высочайшее постановление, наделявшее Императорскую археологическую комиссию правом выдавать разрешения проводить раскопки на всех не частных землях Российской империи.

В драматичные послереволюционные годы А.А. Бобринскому, как и другим представителям его круга, пришлось нелегко. «События 1917–1918 гг. кардинально изменили жизнь председателя Археологической комиссии графа Алексея Александровича Бобринского. Отчаянно борясь с трудностями повседневной жизни в революционном Петрограде, А.А. Бобринский пытался найти новый язык с новой властью», — пишет А.С. Смирнов. Пытаясь решить огромный спектр личных проблем, граф не оставлял без внимания и Археологическую комиссию. Он всячески пытался убедить новую власть в необходимости сохранить комиссию. В письме председателю Совета министров Временного правительства князю Г.Е. Львову А.А. Бобринский замечал: «Важно только одно — избежать, поскольку возможно, всяких сотрясений в правильно налаженной, путем больших усилий, деятельности Археологической комиссии <…>, работа в ней идет успешно и было бы крайне жаль приостанавливать это маленькое, но правильно действующее государственное колесо».

Не забыл граф и о сотрудниках комиссии. Несмотря на личные проблемы, он старался улучшить условия труда в комиссии и добиться того, чтобы новая власть обеспечивала материальное положение сотрудников. В первой половине 1918 г. А.А. Бобринский выдвинул проект реформирования комиссии. Он говорил о том, что необходимо расширить состав комиссии, предложил новый принцип ее внутренней структуры. Идеи графа не остались без внимания. В мае 1918 г. А.В. Луначарский поддержал требование «учредить две новые должности помощников архитектора Археологической комиссии» и «учредить две должности техников <…> и одну должность архивариуса, а также средства на разъезды архитектора».

Однако полноценного диалога с новой властью не получилось. Бóльшая часть прошений и обращений А.А. Бобринского остались без ответа. В 1919 г. граф покинул Россию и, подобно многим соотечественникам, уже никогда в нее не вернулся.

Источник фото: wikipedia.org