Материалы портала «Научная Россия»

Питомцы Зоосада

Свое 90-летие  отмечает самый первый и самый знаменитый юннатский кружок в России – Клуб юных биологов зоопарка

Московский зоопарк только что отметил свой полуторавековой Юбилей. И 13 декабря ему вновь предстоит не менее радостный и знаменательный праздник. Свое 90-летие будет отмечать самый первый и самый знаменитый юннатский (от «ЮНые НАТуралисты») кружок в России — Клуб юных биологов зоопарка — прославленный КЮБЗ.

Как гласят сухие строки Википедии,  «за годы работы КЮБЗа его членами были более 1700 человек, среди которых 9 академиков, 40 профессоров, около 100 докторов и более 200 кандидатов наук. Среди выпускников КЮБЗа известные деятели культуры — писатели, художники, скульпторы».Основоположник космической медицины Олег Газенко, прославленный исследователь Арктики Савва Успенский, знаменитая писательница-натуралист Вера Чаплина, знаменитый генетик и министр природопользования и охраны окружающей среды СССР Николай Воронцов, зоолог и замечательный художник-анималист Вадим Смирин, и многие, многие другие прославленные имена — блестящая плеяда российских ученых, создателей научных направлений, руководителей дальних экспедиций, блестящих педагогов, путешествеников, первопроходцев. Всех их объединяет удивительное романтическое КЮБЗовское братство, дружбы, не прерывающиеся всю жизнь, невероятные истории экспедиций и открытий.

Рождение КЮБЗа в Московском зоопарке происходило не без страстей. Первый кружок, созданный в 1923 году, назывался Клуб Юных Натуралистов — КЮН. Михаил Завадовский, назначенный директором зоосада в 1924 году, призвал кружковцев помогать зверям практическим трудом. Однако юннаты оказались упрямы, не желали смешивать высокую науку с возней в вольерах, и даже настаивали, что они «не часть зоопарка», а лишь находятся «при зоопарке и используют зоопарк как экспериментальную базу» для работы в природе и для получения средств на организацию экспедиций. Такого научного нахальства Завадовский не потерпел. Сторонникам независимости пришлось переселиться на Биостанцию юных натуралистов в Сокольниках.  А меньшая часть юннатов, 26 человек, сохранивших верность зоопарку, стали первыми КЮБЗовцами.  Руководить ими взялся приглашенный Завадовским в зоосад в начале 1924 г. Петр Александрович Мантейфель — зоолог, натуралист, охотник, писатель, блестящий рассказчик и педагог, быстро получивший у юннатов прозвище «Дядя Петя». С тех пор КЮБЗ неотделим от зоопарка, а зоопарк без КЮБЗа — не зоопарк. Очень показательно то, что история КЮНа оказалась короткой. А КЮБЗ празднует теперь свой 90-летний юбилей. Может потому и празднует, что кюбзовцев объединяло не только общее дело и интересы, но и общее место, их собственная территория, где они были «своими» и знали, что там их всегда ждут.

Тогда, в 20-х годах, юннатская братия порой отличалась весьма отчаянными повадками, а многие дети росли в семьях с такой степенью скромности быта, какую  сегодня трудно себе даже представить. Дядя Петя — непререкаемый авторитет, учитель и наставник, сумел привить вольной кюбзе не только интерес и любовь к живому миру и его изучению, но и научил не теряться в опасности, быть выносливым и находчивым. Но может быть, самым главным был неписанный кодекс поведения и чести, бескорыстной дружбы, порядочности — основы братства и традиций, по которым кюбзовцы до сих пор безошибочно отличают «своих» от «чужих».  С тех пор, как говорится, «на кюбзовский свист кюбзист всегда отвечал свистом».

Кюбзовцы первого поколения просто в силу времени, с самого начала были очень серьезными личностями, и с ними ни за что не прошли бы наркомпросовские приемы «работы с детьми». «Дядя Петя» Мантейфель общался с ними почти как с равными, предлагал делать настоящие, а не придуманные важные дела, и эти самые важные дела успешно делались. Те, кто полагал, что наука кончается там, где начинается уборка вольеров, были сильно неправы. В 1928-29 годах с участием юннатов была проведена и увенчалась блестящим результатом настоящая серьезная научная работа — впервые в мире (!) в неволе было получено потомство соболей. За работу по разведению соболя в неволе ее научный руководитель — П.А. Мантейфель получил ученую степень кандидата биологических наук, а КЮБЗ — свою знаменитую эмблему — соболька на ветке.

Наиболее продвинутым кюбзовцам доверяли водить экскурсии. По воспоминаниям юннатки 20-х годов, профессора Елены Ильиной, это занятие было не из простых. «Чтобы получить разрешение на эту работу, надо было сдать строгий экзамен. Мы изучали всех представленных в зоопарке животных — их биологию, особенности… Нередко ведешь экскурсию и вдруг среди экскурсантов замечаешь Дядю Петю, который, представляясь посторонним, начинает задавать „ехидные“ вопросы. Если экскурсовод сбивался, нервничал, Дядя Петя уходил, но потом, иногда очень длительное время он беззлобно подтрунивал над неудачным выражением, допущенной ошибкой. Все это мобилизовывало, заставляло работать над собой. И не случайно кюбзовцы считались одними из лучших экскурсоводов». Кружковцы вообще были героями многих и многих зоопарковских историй, которые сейчас кажутся невероятными. Чего стоит, например, такая: «1929 год. Барс с помощью сложного, заранее отработанного прыжка выскочил из вольера и скрылся в одном из домов за пределами зоопарка. При прыжке с крыши дома был пойман за хвост членом КЮБЗа Григорием Ульяновым».

    И.П.Сосновскиий                                                                                       В.В.Чаплина

Первые кюбзовцы выросли в настоящее созвездие ученых, натуралистов и конечно, самых преданных работников зоопарка. Игорь Петрович Сосновский, например, прошел путь от кюбзовца до директора. В зоопарке он проработал, по сути, всю свою жизнь, за исключением тех лет, что провел на фронте Великой Отечественной, вернувшись в родной зоосад в чине капитана. Заступив в 1951 году на пост директора, он оставался им 26 лет. Вера Васильевна Чаплина — еще одна яркая «звезда» КЮБЗа, зоолог, натуралист, талантливая писательница, отдавшая зоопарку 30 лет работы. Первое время в КЮБЗе она считалась «трудным подростком»: прошла суровую школу беспризорника-детдомовца, потерявшись совсем маленькой после революции. В 1923 году Веру разыскала мать и привезла в Москву, а позже девочка пришла в зоопарк юннатом. Именно Вера Чаплина  придумала знаменитую «Площадку молодняка», такую любимую посетителями зоопарка, и долгое время заведовала ею, наблюдая звериных малышей и описывая их жизнь в своих статьях и книгах. Она спасала зоопарковских питомцев в эвакуации во время войны. Ее книги о жизни зверей в природе и в зоопарке переведены на многие языки.


          Г.Г.Богданович и лев Чандр

Галина Георгиевна Богданович в годы войны вместе с Верой Чаплиной трудилась в зоопарке, эвакуированном в Свердловск. А позже, уже спустя годы, она стала заведовать обезьянником и работать с едва ли не самыми сложными животными. Обезьяны — особенно человекообразные — считаются даже опасными для сотрудников. Но Галина Григорьевна этих условностей не признавала. В своей книжке «Питомцы Московского зоопарка» И.П.Сосновский рассказывает, как она однажды выхаживала детеныша гориллы по имени Батанга — малыша привезли в Россию больным, и целых десять дней и ночей не отходили от него ветеринарные специалисты и научные сотрудники. Когда Батанга пошел на поправку, он был очень слаб и совсем не мог спать. Галина Богданович каждый вечер стелила на деревянных полатях в клетке гориллёнка байковое одеяло. Батанга во время приготовления ко сну не отходил от нее ни на шаг, крепко держался за полы халата. Когда же «мама» укладывалась спать, он укладывался рядом, крепко обнимал её и не отпускал до утра. Со временем он окреп, освоился и стал спать без «мамы».

Первое поколение юннатов зоопарка имело особую судьбу. Уже в наши дни ветераны КЮБЗа составили историю кружка, постарались вспомнить всех своих товарищей, не потерять их следы. В 1934 году по доносу были арестованы и репрессированы 12 кюбзовцев, составлявших ядро кружка, их обвинили в «связях с иностранными шпионами». Это было страшное потрясение для всех. П.А.Мантейфель продолжал опекать своих кружковцев до 1936 года, пока сложные отношения с новым директором не вынудили его покинуть зоопарк. Но первые его воспитанники к этому времени уже выросли, и им было что рассказать и чему научить новичков. КЮБЗ продолжал жить.

Война. 1941 год, самый страшный, фашисты приближаются к Москве. Зоопарковских зверей эвакуируют в Свердловск. Молодые сотрудники зоопарка — вчерашние юннаты — один за другим уходят на фронт, и многие из них с него не вернулись. В эти годы было не до кружка натуралистов, однако уже в 1943 году, когда с Москвы было снято осадное положение, в зоопарке вновь появились неугомонные юннаты! Причем это поколение стало едва ли не одним из самых ярких.  В 1944-м зоопарк вернулся в Москву, а КЮБЗ вновь вернулся на Пресню. В это время руководителем кружка стала кюбзовка 30-х годов, впоследствии знаменитый зоолог, Евгения Карасева. Началась новая страница жизни лихого кюбзовского братства, с новыми подвигами, новыми экспедициями, новыми героями. В эти годы сложилось новое поколение будущих работников зоопарка, многие из которых стали знаменитыми на весь мир.

Будущий член Лондонского зоологического общества Стас Кудрявцев, например, по воспоминаниям товарищей, жил рядом с Зоопарком на Дружинниковской улице на втором этаже бревенчатого барака в одной комнатке с мамой и тетей. На единственном окошке был аквариум и клетка с певчими птицами. Жить в этой комнате было просто негде, и Стасик фактически все время, когда не спал и не был в школе, проводил в зоопарке, часами наблюдая птиц на пруду, зимой стоя на одной ноге (потому что вторую поджимал чтобы согреть). Станислав Михайлович стал лучшим специалистом Советского Союза по зоопаркам, объехал практически все зоопарки Европы и Северной Америки, Китая, был признан и любим коллегами во всем мире, называвшими его «Стас» или «Стэн».

Легендарный Домик КЮБЗа — деревянный, крашенный зеленой краской, с табличкой «Лекторий», с двумя комнатами и печкой, которую кружковцы топили зимой,  находился на старой территории рядом со «вторым прудом», поблизости от соболятника и вольеры знаменитого моржа Барона. Домик давал КЮБЗУ приют в послевоенные годы, и вплоть до годов 80-х. Он мог бы стать настоящим музеем — и не только юннатского движения. Там вели научные споры и готовились к экспедициям, принимали новичков, распивали чаи, пели песни, влюблялись, провожали на выезды, рисовали неполиткорректные стенгазеты  КЮБЗовцы, как минимум, пяти поколений.  Факт, который мало кто из кружковцев оспорил бы — иногда Домик, в своем широком смысле, значил для них куда больше, чем родительская квартира. В дощатых стенах из бравой лохматой юннатской вольницы волшебным образом получалась особая научная элита. Домик вырастил докторов наук и заведующих кафедрами, деятелей охраны природы, создателей научных школ, руководителей дальних экспедиций, педагогов, писателей и художников. И разумеется, немало нынешних работников зоопарка. Они работают сейчас на самых разных должностях — и самых ответственных, и куда менее заметных. Но друг друга все равно частенько зовут по кюбзовским кличкам — так уж повелось.

вера чаплина галина богданович евгения карасева игорь сосновский кружок юных биологов зоопарка московский зоопарк николай воронцов олег газенко петр мантейфель савва успенский станислав кудрявцев

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий