Материалы портала «Научная Россия»

Как справиться с клещевыми инфекциями

Как справиться с клещевыми инфекциями
Кампания против болезни Лайма в США — отличная иллюстрация того, как современная наука борется с инфекциями, переносимыми клещами, и какие проблемы при этом возникают.

Каждую весну органы здравоохранения напоминают любителям отправиться на природу понежиться на первом солнышке об опасности клещей. Эти паукообразные членистоногие переносят далеко не только энцефалит, и далеко не только в России. Свыше 48 тыс. их видов расселились по климатическим зонам всех континентов и повсеместно угрожают здоровью людей. В последнее время эта угроза усилилась, благодаря потеплению климата, смещающего ареалы опасных болезней на север, и тому, что все больше людей в обеспеченных странах предпочитают селиться в сельской местности.

В Северной Африке, на Ближнем Востоке, в Восточной Азии и южной Европе (включая северное Причерноморье) клещи переносят конго-крымскую лихорадку, смертельную в 40% случаев. В отдельных районах Сенегала (Западная Африка) возвратным тифом, распространяемым ими же, болеет каждый 20-й местный житель. В США клещи переносят как минимум 16 опасных болезней, включая пятнистую лихорадку Скалистых гор. По обе стороны Атлантики свирепствует инфекционный клещевой боррелиоз, который также называют болезнью Лайма. Именно на ее примере мы рассмотрим современные методы борьбы с клещевыми инфекциями, которые описывает журнал Nature.

Но сначала немного вводных данных. Болезнь Лайма вызывают бактерии-спирохеты рода Borrelia. У большинства людей, особенно если вовремя начато лечение антибиотиками, боррелиоз не идет дальше жара, головных болей, утомленности и кожной сыпи, что неприятно, но не смертельно. Однако примерно у 20% людей, имеющих к тому предрасположенность, могут в результате развиться серьезные проблемы со зрением, сердцем и суставами. В США болезнь Лайма ежегодно диагностируется у почти 330 тыс. человек, и за последние 20 лет это количество утроилось. (Хотя, возможно, отчасти это объясняется повысившимся качеством диагностики.)

Лекарство не лучше болезни

Итак, как же бороться с болезнью Лайма? Самый простой ответ, который напрашивается сразу — разработать вакцину для людей. И такие попытки уже предпринимались. Первую вакцину создал в начале 1990-х гг. Стэнли Плоткин (Stanley Plotkin), эпидемиолог из университета Пеннсильвании (Филадельфия, США) после того, как его сын заразился боррелиозом и заработал в результате серьезные проблемы с сердцем. «Это дало мне дополнительный толчок в моей работе, хотя она и так шла полным ходом, — сказал Плоткин. — Отсутствие вакцины от болезни Лайма было настоящей трагедией национального здравоохранения».

Принцип действия созданной им вакцины LYMErix заключался в выработке в организме человека антител к белку OspA, находящемуся в оболочке бактерий Borrelia. Первые испытания вакцины показали 76%-ную эффективность, лекарство начала производить британская фармацевтическая компания SmithKline Beecham и одобрило к применению Управления по контролю за продуктами и лекарствами США. Но только для людей в возрасте от 15 до 70 лет и только в тех частях страны, где уровень заболеваемости болезнью Лайма особенно высок. Такие ограничения были связаны с большим количеством аутоиммунных побочных эффектов, в число которых входил артрит. Из-за них несколько пациентов подали против компании-производителя вакцины судебные иски, и в конце концов, в 2002 г., LYMErix сняли с производства. Плоткин до сих пор считает данное решение ошибкой.

Сейчас разработки новых вакцин от боррелиоза ведут как минимум два научных коллектива. Первый базируется в университете Стоуни-Брук и Брукхевенской национальной лаборатории в Нью-Йорке, второй — в университете Содружества Виргинии в Ричмонде (все — США). При этом если в Стоуни-Брук и Брукхевене используют ту же идею выработки антител к OspA, то ричмондцы концентрируются на другом белке бактериальной оболочки — OspC. Это позволяет не делать прививки одному и тому же человеку часто, так как антитела к OspC сами воспроизводятся в крови.

Новые вакцины, теоретически, не должны вызывать аутоиммунных побочных эффектов, но на практике могут «всплыть» другие проблемы. Да и эффективность этих разработок еще только предстоит доказать. Одним словом, человеческие вакцины пока не оправдывают возложенных на них ожиданий. Так что неудивительно, что ученые пробуют применять другие подходы.

Клещи, мыши и олени

Первый предлагает «ударить» по животным-переносчикам боррелиоза. Главными из них в дикой природе в США являются олени и мыши — именно на теле этих животных живут клещи, и через их кровь они могут передавать инфекцию друг другу. Горячие головы даже предлагали в штатах, где свирепствует болезнь Лайма, уничтожить большую часть оленей (с мышами, в силу их мелких размеров, сделать это едва ли возможно), но, к счастью, это предложение не прошло. Во-первых, это нарушило бы экологическое равновесие, а, во-вторых, исследование показало, что даже значительное уменьшение численности оленей не снижает существенно численность клещей — просто процент зараженных ими копытных повышается.

Совсем другое дело — это прививать животных-переносчиков против боррелиоза. Эта неожиданная на первый взгляд идея на самом деле уже продемонстрировала свою эффективность. Мария Гомес-Солецки (Maria Gomes-Solecki), микробиолог из университета Теннесси, разработала вакцину для мышей на основе белка OspA, которая добавляется в съедобную приманку. Эта вакцина тестировалась в сельской местности в течение пяти лет, в результате чего 28% местных мышей выработали у себя иммунитет к OspA, при этом количество инфицированных боррелиозом нимф (стадия жизненного цикла между личинкой и взрослой особью) клещей в этой местности снизилось на целых 75%! Гомес-Солецки предлагает в перспективе владельцам домов самим раскладывать у себя во дворах приманку с мышиной вакциной.

Еще один путь предполагает воздействие прямо на кровососов-переносчиков инфекции. Известно, что клещ, прокусывая кожу, впрыскивает в нашу кровь свою слюну, содержащую вещества, которые предотвращает ее (крови) свертывание и снимают боль, призванную сообщить нам об укусе. Значит, если как-то заблокировать действие этих веществ, клещи не смогут нас кусать незаметно, если смогут вообще.

Разработки в этом направлении тоже уже ведутся ученые из консорциума ANTIDotE (Anti-tick Vaccines to Prevent Tick-borne Diseases in Europe, т.е. «Противоклещевые вакцины для борьбы с клещевыми болезнями в Европе) — еще в 2011 г. они успешно идентифицировали соответствующие белки и разработали на их основе вакцину, которая, теоретически, подходит и людям и животным. Когда эту вакцину вводили кроликам, клещам становилось труднее их кусать. Аналогичный препарат планируют создать и в США.

Деньги, деньги…

Эффективная разработка и тестирование как описанных выше, так и других препаратов против болезней, переносимых клещами, во многом упирается в недостаток финансирования. На инфекции, подобные боррелиозу, приклеился ярлык «болезней богатых» из-за того, что они распространены в основном в благополучных странах Европы и Северной Америки.

«Они [грантодатели] спрашивают: стоит ли тратить доллары налогоплательщиков на борьбу с болезнью, распространенной на процветающем северо-востоке США, в то время, как есть так много болезней, которыми страдают бедные люди в других частях света? — пожаловался Ричард Остфелд (Richard Ostfeld), эколог-инфекционист из Института экосистемных исследований Кэри в Милбруке, штат Нью-Йорк, который тоже участвует в разработке методов борьбы с болезнью Лайма. — С одной стороны, это понятная позиция, но с другой, я думаю, она недооценивает влияние этой болезни на большое количество граждан, далеко не все из которых богаты, а некоторые — скорее наоборот».

Влияет также в основном нелетальный характер болезни Лайма: ежегодно она диагностируется в США у большего количества людей, чем рак предстательной железы, но последний, по данным Национального института здоровья, уносит в 10 раз больше жизней. Соответственно, на борьбу с боррелиозом спонсоры меньше хотят раскошеливаться.

И все же бороться с этой и другими болезнями, переносимыми клещами, нужно, поэтому Плоткин, Гомес-Солецки, Остфелд и их коллеги продолжают свою работу, которая, безусловно, находится на переднем краю современной эпидемиологии.

borrelia болезнь лайма боррелиоз вакцинация клещи

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий