Материалы портала «Научная Россия»

Океан задает загадки

Океан задает загадки
О совместной работе специалистов по морским экосистемам, косатках и таинственных командорских ремнезубах рассказал Евгений Мамаев, морской биолог, замдиректора по науке гос. заповедника «Командорский»

В Москве закончило работу 23-е заседание рабочей группы по Российско-американскому Соглашению о сотрудничестве в области охраны окружающей среды и природных ресурсов между правительствами РФ и США. О совместной работе специалистов по морским экосистемам, некоторых результатах их исследований, тенденциях, косатках и командорских ремнезубах, про которых почти никто почти ничего не знает — в интервью морского биолога, заместителя директора по науке государственного заповедника «Командорский» Евгения Мамаева.

 

Россия и США граничат друг с другом в северной части Тихого океана. У этого региона — совершено особенная история, государственная граница двух держав проведена здесь между островами одного архипелага, по океанской акватории, населенной живыми существами, многие из которых являются неотъемлемой частью экосистемы региона, представляют большую экономическую ценность, важны для аборигенного промысла. Многие популяции рыб, морских млекопитающих и перелетных птиц являются общими для обеих стран.

Россия и США давно ведут диалог по вопросам охраны дикой природы. Чтобы иметь возможность контролировать состояние видов дикой природы и проводить научные исследования, биологи осуществляют совместные природоохранные мероприятия, среди которых — обмен информацией, научные исследования на земле, в воздухе, в море и применение спутниковых технологий. Первым международным договором в области охраны животных стала Конвенция об охране морского котика в северной части Тихого океана, заключенная в 1911 году. Другой пример недавнего сотрудничества — российско-американская Комиссия по белому медведю, первое заседание которой состоялось в 2009 году. В комиссию входят члены государственных организаций и представители коренных народов севера.

Название изображения

— Евгений, на таких совещаниях подводятся итоги каким-то периодам исследований?

Конечно. Изучение морских млекопитающих является общим для Тихоокеанского региона. Такие виды, как морж, ларга, антур, белый медведь, калан, северный морской котик, сивуч, и так другие. Это общие виды, общие исследования. Они должны координироваться, согласовываться, должен идти обмен информацией. Эта рабочая группа собирается раз в 2 года, то в России, то в Америке. Практика этих рабочих групп началась еще при СССР, когда было заключено межправительственное соглашение между СССР и США. Предыдущая рабочая группа был в 2013 году, на этом совещании мы подводили итоги тому, что было сделано за прошедший период. Делились планами о том, что будем делать дальше.

— Командорские острова и заповедник «Командорский» — это такое уникальное место, перекресток океанских путей. Можно ли по состоянию популяций морских млекопитающих Командоров судить о состоянии их популяций в Северной Пацифике?

Можно сказать и так. Как показало заседание этой рабочей группы, процессы, происходящие с фауной морских млекопитающих, в этом регионе достаточно общие. Американские специалисты отметили то, что у них происходит с численностью разных видов ластоногих, и то, что происходит у нас на Командорах — достаточно близко. Но вместе с тем Командоры нельзя считать неким эталоном Алеутской гряды. Потому что сами острова очень небольшие по площади, и, несмотря на то, что здесь обитают практически все те виды тюленей и китообразных, которые встречаются на Алеутах, Аляске, побережье Камчатки, их жизнь на Командорах, динамика многих процессов все же имеет определенные отличия. Командоры совершенно уникальны, потому что на относительно небольшой площади здесь имеется удивительное экосистемное многообразие и богатство живого мира.

Название изображения

— И каковы же сегодняшние взгляды на состояние популяций морских млекопитающих в этом регионе?

По Командорским островам мы провели анализ большей части имеющейся литературы, как исторической, так и более современной. Учеты численности таких видов, как калан, антур, мы проводили в 2015 году; до этого регулярно проводились учеты сивуча, северного морского котика. По всем этим видам на Командорах отчетливо видна тенденция к сокращению численности. И практически то же самое отмечают и американские исследователи на своей части ареала.

— С чем это может быть связано?

Сложно сказать. Этот вопрос активно обсуждался на рабочей группе. Мы интересовались у американских коллег, как они объясняют существенное сокращение численности северного морского котика на островах Прибылова. Они затрудняются ответить однозначно. Как правило, выдвигаются сразу несколько гипотез. Таких, как рыбный промысел, загрязнение моря тяжелыми металлами, поливинилхлоридами, замусоривание моря обрывками сетей, веревками, которые уже стали серьезным фактором, приводящим к дополнительной смертности морских млекопитающих. В последние годы увеличилось хищничество косаток на северного морского котика, в частности. Есть и целый ряд других, более глобальных причин, таких как сокращение кормовой базы, доступной для этих видов, что может быть связано и с климатическими изменениями. Но однозначного ответа пока нет ни у кого — ни у наших, ни у американских исследователей.

Название изображения

— Мы отмечаем сокращение даже тех видов, что были вполне обычными?

К сожалению, это так. Северный морской котик — хороший пример. Наши американские коллеги рассказали, что отмечается падение численности северного морского котика у них на островах Прибылова. А острова Прибылова — это основное место размножения котика в принципе вообще в Тихом океане. Там находится самое большое по численности лежбище. Сокращение численности там началось в 1980-е годы. Оно идет достаточно интенсивными темпами. Сейчас популяция там за эти 40 лет сократилась почти на 80%!

У нас, на Командорских островах, по сведениям, которые мы собираем в последние годы, тоже обозначилась эта тенденция. Если еще 10 лет назад мы оценивали численность популяции северного морского котика в 200-220 тыс. особей — то сейчас мы ее оцениваем приблизительно в 150, максимум — 180 тысяч. Конкретно сейчас я не берусь привести точные цифры, потому что для этого обязательно нужно провести учеты щенков, которые не проводились на наших лежбищах несколько лет. В этом году мы планируем сделать эту работу. Среди специалистов принято то, что численность популяции котиков корректней всего оценивать по численности новорожденных щенков. Она, как правило, составляет 30% от общей численности популяции.

Название изображения

То же самое — и по калану. Наши американские коллеги отметили буквально лавинообразное сокращение численности калана на Алеутских островах, практически на всей Алеутской гряде. У нас признаки этого проявились еще в 2008 году, а сейчас, после того, как в прошлом году мы провели учет калана по всем Командорским островам, стало понятно, что эти процессы усиливаются, и идет такая же деградация популяции, как и на соседних Алеутах.

— Что же можно сделать с этим, каковы приоритеты?

Сначала все-таки надо понять причины. А они пока не известны. Прослеживается некая синергия между всеми теми факторами, которые я перечислил. Объемы рыболовного промысла, например, все более и более возрастают, из океана изымается все больше и больше гидробионтов, и возможно — именно этот фактор решающий. Но с полной уверенностью утверждать это невозможно. Исходя из этого, трудно предлагать какие-то меры, чтобы остановить этот процесс.

С другой стороны — всегда и у всех групп существуют так называемые популяционные «волны жизни» — чередования максимальной и минимальной численности. Другое дело, если в этот процесс вмешиваются какие-то антропогенные факторы, на которые природа и популяции животных не могут так быстро отреагировать. Все осложняется тем, что морские млекопитающие, например, моржи, как правило, размножаются не очень часто — раз в несколько лет. Рождают только по одному детенышу, в отличие от наземных животных. Поэтому при спаде численности у морских млекопитающих нет возможности быстро численность нарастить.

Название изображения

Но если заглянуть, например, лет на 100 назад, мы вспомним такой факт, что популяция, например, северного морского котика, была почти полностью истреблена промыслом. В дальнейшем, после введения запрета на промысел, его популяция очень быстро восстановилась, в том числе — на Командорских островах. Другое дело — что если раньше считалось, что в XVIII-XIX веках на Командорских островах численность котика оценивали в миллион — миллион двести особей (по другим данным в 800 тыс.), то сейчас максимальная численность составляла 220 000. То есть популяция восстановилась, хотя и в меньшем объеме.

— Критично ли для них «бутылочное горлышко»?

Для двух видов морских млекопитающих — котика и сивуча — до этой опасной стадии, к счастью, пока еще далеко.

Можно обратиться к совершенно свежему опыту — к тому, что произошло с популяцией сивуча. В 1960-70-е годы мировая численность сивуча (он также является эндемиком Тихого океана) оценивалась в 300-350 тысяч особей во всей Северной Пацифике. Затем, в 70-80-е годы стали отмечать сокращение численности сивуча по отдельным лежбищам. А когда уже в конце 80-х годов провели полный учет по всему ареалу, начиная от побережья Японии, далее Курильские острова, Камчатка, Охотское море, Командоры, Алеутские острова, Аляска, и вплоть до Калифорнии — крайней границы обитания сивуча — оказалось, что численность сивуча составила где-то примерно 60 тысяч особей. То есть, сокращение было в 6-7 раз!

Сейчас специалисты оценивают ее примерно в 90 тысяч. То есть, эта кривая пошла постепенно вверх. Но при этом в отдельных частях ареала численность продолжает сокращаться — как на Командорских островах и западной части Алеутской гряды. Звери, которые обитают здесь, являются как бы отдельной субпопуляцией. Ее выделяют теперь как западную субпопуляцию. В ней пока продолжается деградация численности и сокращение лежбищ. В восточной субпопуляции, напротив, отмечается рост — то есть, спад прекратился, численность стабилизировалась, и сейчас пошел рост. На Курильских островах, как прозвучало сейчас в докладе моего коллеги Владимира Бурканова на рабочей группе, численность в последние годы стала восстанавливаться, численность щенков стала расти, по данным на 2012 год. Но вот учеты прошлого 2015 года обнаружили, что и здесь тоже вновь началось сокращение численности приплода. С чем это связано — непонятно.

Название изображения

— Каковы взгляды на генетику этой популяции?

В западной и восточной субпопуляциях сивуча генетические отличия есть. Они выявлены по митохондриальной ДНК, которая передается по материнской линии. Генетику этих популяций ученые изучают по генетике самок. Эти исследования были начаты еще в 1970-80-е годы. Первые статьи по использованию этого метода для разграничения популяции были написаны именно тогда. Сейчас эта работа тоже продолжается.

И именно на основании этих исследований были сделаны предположения о выделении этих субпопуляций. Понятно, что границы достаточно условны, так как сивучи — кочующий вид. Но тем не менее, сивучей, которые родились на Командорах, отмечали даже на побережье юго-восточной Аляски — а это почти 3000 км. Хотя обычный ареал для командорских сивучей очерчен диаметром в 600 км вокруг Командоров. Подавляющая масса наших сивучей дальше этого не путешествует. На Командоры они возвращаются к сезону размножения. Но отдельные звери, как мы видим, могут уходить и дальше.

А по самкам было показано, что большинство из них очень сильно привязаны к своему нативному лежбищу — то есть, тому месту, где они родились. Они стремятся вернуться, чтобы родить щенка, именно туда. За более чем 20-ти летний период детального изучения сивуча на Командорах — это работа, которая выполняется группой Владимира Бурканова из Камчатского филиала Института Географии, тоже было показано, что случаев, когда самка, родившаяся на Командорах, уходит размножаться, скажем, на мыс Козлова на Камчатке — буквально единицы из более чем 600 помеченных животных.

Название изображения

— Мы не можем определить причины гибели животных, потому что они гибнут в море?

У специалистов по морским млекопитающим есть свой методологический аппарат, который позволяет ответить и на такие вопросы. В отличие от наземных млекопитающих, где можно найти следы, помет, тропы и прочие свидетельства, в работе с обитателями моря исследователи, как правило, этого лишены.

Например, так называемая береговая смертность, когда животное погибает на берегу, составляет у северного морского котика всего 4% от общей численности популяции. У сивуча — от 4 до 10%. Конечно, это ничто, и поэтому делать какие-то выводы очень сложно. Тем не менее, есть разные возможности для определения здоровья популяции. Для этого берут кровь, собирают массовый материал на лежбищах. Как правило, эта работа проводится со щенками, с которыми можно манипулировать человеку. У котиков можно отлавливать еще и самок.

Кроме крови, берутся еще ряд мазков, пробы шерсти и иногда — тканей организма. Лабораторные исследования этого материала показывают, есть ли в популяции циркуляция каких-то патогенов. Для сивучей например, было показано, что они являются носителями стафилококков определенной группы, ряда других видов заболеваний. Можно установить, есть ли загрязнение тяжелыми металлами. По отдельным параметрам специалисты сейчас приводят данные о том, что превышены коэффициенты по тяжелым металлам.

Название изображения

— Получается, что не меньше рождается детенышей, а больше гибнет взрослых?

Возможно. В принципе, до 50% составляет смертность детенышей на первом году жизни. С возрастом смертность молодых животных сокращается. У сивучей были показаны такие интересные моменты, что разные популяции развиваются по-разному. У тех сивучей, которые рождаются на Курилах, отмечается несколько более повышенная смертность в щенячьем возрасте, в первый год жизни. У командорских сивучей эта смертность ниже. Но возрастает смертность в период достижения половозрелости. А у курильских она наоборот снижается. То есть, эти две субпопуляции развиваются по-разному. С этим связывали и с особенности динамики численности популяции — то, что в курильской численность росла, а в командорской снижалась. Но поскольку сейчас отмечено вновь снижение численности на Курилах, интерпретировать вновь стало сложно.

— Расскажите пожалуйста о факторе хищничество косаток. За счет чего возрастает степень их влияния на популяции ластногих?

Специалисты отмечают, что прослеживается такая тенденция — возросло хищничество косаток, возможно, и их численность. Но это — пока только гипотеза. С косатками вопрос очень интересный. Косатка, особенно хищная — это вообще загадка. Причем загадка такая, которая пока никак нам всем не поддается. В американской части ареала косаток стали изучать еще в 1970-е годы. Ранее считалось, что косатка — это всеядный вид, питается всем — от головоногих моллюсков и рыбы до тюленей, каланов и китов.

Специалисты обратили внимание на то, что косатки отличаются друг от друга по спектру своего питания. По мере накопления данных, выяснилось, что косатки очень четко внутри своего вида делятся на три экологических типа. Первый экологический тип питается исключительно рыбой и беспозвоночными — то есть, холоднокровными животными. Другие — исключительно теплокровными — морскими млекопитающими и в ряде мест — птицами. Есть еще третья, совершенно особенная и таинственная группа, так называемых «оффшорных» косаток — это животные, которые держатся далеко в открытом море. О том, что это могут быть подвиды или даже отдельные виды, речи пока не шло.

Название изображения

Провели как генетические, так и этологические и морфологические исследования. Оказалось, что эти разные группы косаток очень существенно по целому ряду параметров отличаются друг от друга. Рыбоядные, как правило, крупнее по размерам, имеют характерную форму и окраску седловидного пятна за спинным плавником. Группы у них достаточно многочисленны — до 20 животных в одной семейной группе бывает.

Хищные, или так называемые плотоядные косатки — меньше по размеру, также имеют особенности формы и окраски седловидного пятна, и держатся не многочисленными группами, а группами от 2 до 7 животных. Этого им хватает для того, чтобы прокормиться. Для добывания рыбы косаткам выгодно охотиться группой. Они окружают косяк рыбы, кружат, бьют хвостами периодически, и потом как урожай собирают оглушенную рыбу. На морских млекопитающих охотиться сложнее, особенно — на подвижных тюленей.

Рыбоядные косатки во время охоты очень активно обмениваются голосовыми сообщениями — скрипами, свистами, активно используют эхолокацию. Нам известно, что большинство морских млекопитающих обладают хорошим слухом. Поэтому хищные косатки охотятся на тюленей, как правило, молча. Одна-две особи подходят к жертве или жертвам, догоняют, окружают. Я сам многократно наблюдал, например, охоту косаток на северного морского котика на Юго-Восточном лежбище на острове Медном. Косатки окружают жертву, обездвиживают ударами хвоста и затем либо играют с ней, как кошка с мышью, подкидывают ее хвостом, перебрасывают от одного к другому. Либо сразу поедают и ищут следующую жертву.

Название изображения

При дальнейших исследованиях и при генетическом анализе оказалось, что эти группы косаток друг с другом уже не спариваются как минимум, 600 тысяч лет! То есть, внутри одного вида сформировались такие группировки, которые держатся обособленно. Сейчас речь идет о том, чтобы все же выделять их как отдельные подвиды или даже в отдельные виды — как виды-двойники у мелких мышевидных грызунов, которые трудно отличить по морфологическим признакам, а можно только по генетическим маркерам. Так, судя по всему, дело обстоит и с косаткой.

В 1970-80 годах наши американские коллеги стали изучать косаток у себя. Есть такое самое изученное место у острова Ванкувер, это юго-восточная Аляска. Хищные косатки туда приходят периодически, какое-то время охотятся, потом исчезают. Их американские ученые назвали транзитными. Тех косаток, что питаются рыбой, они назвали резидентными, остающимися там на все время нереста лосося. Наши же специалисты пользуются просто понятиями «хищные» и «рыбоядные» косатки. Изучение хищных косаток очень сложно. Как отмечают американские специалисты, эти животные, как правило, появляются очень неожиданно. Даже когда ты знаешь, где они часто держатся и охотятся, точно сказать, когда они придут, не может никто. Они — как призраки — появились, поохотились и исчезли. Соответственно, по хищным косаткам очень мало информации.

А к берегам Командоров какие косатки приходят чаще?

У Командорских островов основную численность составляют рыбоядные косатки, они там все проходящие, как показали многочисленные исследования. Идет группа косаток, проходит вдоль побережья, скажем, у острова Медного, потом появляется у острова Беринга, и уходит куда-то. Отдельных животных отмечали у побережья Камчатки, у Карагинского острова. Но таких случаев повторных регистраций наших командорских косаток очень немного. Но мы знаем, что они здесь проходят, рыбачат в акватории, а потом уходят.

Та же история с плотоядными косатками. Как мы заметили на острове Медном, группа, которую я впервые наблюдал на Командорах в 2003 году, почти все лето держится у лежбища. Хотя и непостоянно. Они появляются неожиданно, охотятся день-два, исчезают, через 3-5 дней опять появляются и охотятся на котиков. В 2010 году мы эту же группу впервые увидели у Урильего лежбища, там не так часто проводятся наблюдения в последние десятилетия, обнаружить там косаток было большой удачей.

Мы проводили учет северных морских котиков, и тут пришли косатки. Удалось установить, что это та же самая группа, что мы когда-то видели у Юго-Восточного лежбища, расстояние между ними примерно 25 км. То есть эта группа ходит по некому кругу — охотится у одного лежбища, уходит, охотится у другого, круг замыкается, и так все лето. Куда они уходят потом, никто не знает, сравнивали с каталогами американских коллег, но там их не обнаружили.

Название изображения

Для фотоидентификации косаток создаются специальные каталоги формы плавников, седловидного пятна, разных царапин, пятен и так далее. На телах наших косаток имелись отметины от присосок так называемых сигарных акул, а они водятся только в тропических водах, это примерно широта Японских островов. Очевидно, эти косатки ходят в тропические воды, видимо, следуя за своим основным кормовым объектом — котиком. Косатки очень специализированы, если они привыкли кормиться лососем, то будут только его добывать, если северный морской котик — то только он. Котик на зиму мигрирует в открытые воды Тихого океана, на широту Японии, скорее всего, косатки следуют за ним.

О численности косаток полноценно мы не можем пока судить. Как докладывала на рабочей группе моя коллега Ольга Белонович, по ее подсчетам в водах Командорских островов отмечено сейчас около 38-40 особей плотоядных косаток. Сколько их на самом деле, сказать сложно, работы ведутся не настолько интенсивно, как хотелось бы. В Америке в районе 300-400 хищных косаток удалось идентифицировать, но цифра тоже примерная. Американские коллеги также затрудняются назвать количество особей данного экотипа, которые держатся у Алеутских островов. Как показали исследования, это все разные группы — у Алеутских островов, у острова Ванкувер Юго-Восточной Аляски, у островов Прибылова. Можно что-то прикинуть по численности, но это будет именно прикидка — достоверных данных все равно нет.

Название изображения

— А есть ли какие-то методики мечения косаток?

Это сложная методика, но она практикуется. Метили и американские коллеги, и на рабочей группе прозвучал интересный доклад по спутниковому радиомечению косаток, которое провели специалисты ВНИРО. Косаток отлавливали в районе Шантарских островов в 2015 году. Удалось проследить путь четырех косаток от Шантарских островов до Магадана. Косатки шли вдоль берега, судя по продемонстрированной карте в полосе шириной 50-100 км, четко следуя береговой черте. К какому экотипу относятся эти косатки — неизвестно. Хотя есть данные, что Шантарские острова — это место повышенной концентрации именно плотоядных косаток.

Название изображения

— А что происходит с китами в акватории Командоров?

Ситуация прямо противоположная ластоногим и калану — в последние годы численность китов буквально растет. Эта тенденция впервые была отмечена в конце 1990-х — начале 2000-х годов. Тогда я проводил наблюдения на Юго-Восточном лежбище и впервые за многие десятилетия до этого отметил достаточно большую по тем временам агрегацию горбатых китов, около 19 животных одновременно. Во времена китобойного промысла акватория Командоров была чуть ли не одним из основных мест, где добывали китов. Начиная с 20-х — 30-х годов там велся именно промышленный забой китов, животных добывали гарпунными пушками, вытаскивали на палубу китобойного судна и быстро разделывали с использованием паровых и гидравлических машин.

Это существенно отличалось от того, как добывали китов, скажем, в XIX веке. Кита подвешивали тогда рядом с боком судна, разделывали ножами — это было очень сложно и медленно. С усовершенствованием техники и технологии добычи, животных стали убивать в гораздо больших количествах. Этот период промышленного китобойного промысла очень жестко воздействовал на популяцию.

В России он начался как раз у побережья Камчатки и Командорских островов. Первая китобойная флотилия «Вега», на которой работали, в основном, норвежские китобойцы и обучали русских, появилась именно в наших водах. Затем появилась китобойная база «Алеут», и тоже начала свою деятельность у восточного побережья Камчатки и в водах Командорских островов. Основная добыча китов была именно у Командоров, потому что там почти всегда их численность была довольно высокой.

Я долго искал данные по численности, в разных местах и источниках, в этот раз на совещании беседовал с отдельными специалистами. Есть данные по забою и вылову китов, а вот по учетам численности так и не удалось ничего обнаружить пока. Но судя по добыче китов — их было очень много. Основными добываемыми видами на Командорах были финвал и горбач из усатых китов и северный плавун и кашалот из зубатых. Интенсивный промысел продолжался до 1966 года. Тогда был запрещен забой горбатого кита, в середине 70-х годов был введен запрет на все остальные виды на Командорах. К этому времени киты были почти полностью выбиты здесь, их отмечали единицы.

И вдруг в конце 90х я наблюдаю группу сразу из 19 горбачей! Это невероятная разница и огромный скачок. Когда я сообщил об этом своим коллегам, которые 20 лет проработали на Командорах, они, мягко говоря, очень удивились. Как так — за 20 лет ни одного горбача, и тут сразу такое скопление? За 2000-е годы наблюдения показали, что китов мы видим все больше и больше. 2010 год был абсолютно уникальным в плане горбатых китов. У острова Медного мы за один раз могли наблюдать до 60-70 китов одновременно! Это невероятное зрелище — фонтаны по всему горизонту. А на Беринга этим же летом и осенью за один учет наблюдалось до 150 горбатых китов, это колоссальное скопление. Сейчас за раз наблюдается 40-50 горбачей, и это тоже большие цифры! Это стало регулярным событием.

Название изображения

— То есть море, с точки зрения китов, хуже не стало?

Стало лучше. Они питаются мелкими ракообразными, эуфазиидами, их они отфильтровывают. Также они могут питаться стайной рыбой — сельдью, песчанкой, мойвой. В этих объектах они могут конкурировать с котиками за еду, но здесь еще надо учитывать, на какой глубине кто кормится. Горбатые киты кормятся на небольшой глубине, особенно, если питаются ракообразными, ныряют на глубину 15-20 метров, до 50. Котики же могут кормиться на глубине до 250 м. Основная глубина для них тоже метров 50, но по исследованиям, которые проводят специалисты на лежбищах Командорских островов — 50-70% их рациона составляют головоногие моллюски, кальмары определенных размеров. Так что, скорее всего, у котиков и китов в данном случае экологические ниши различные. Но все же точно мы пока не можем сказать, что составляет основу питания у горбачей на Командорах. По некоторым источникам это все-таки планктонные организмы, а не стайная рыба.

— А что можно сказать о загадочном командорском ремнезубе? Он вообще есть в природе-то?

Судя по тому, что на берегу иногда обнаруживают погибших ремнезубов — этот вид в природе есть. Есть пять-семь случаев регистрации выброшенных трупов на берегах островов. Несколько большее количество подобных случаев отмечалось на берегах Японии, достаточно много находок павших командорских ремнезубов на Алеутских островах, на побережье Северной Америки. А вот «живьем» в водах командорских островов ремнезуба ни разу не наблюдали. В наших широтах за всю историю командорского ремнезуба наблюдали всего один-два раза у Алеутских островов, они находились в группе с обыкновенными клюворылами. Так что командорский ремнезуб — это абсолютно таинственный вид!

 — Для вас, как для исследователя, есть сейчас какая-то главная тайна в море? Что интригует больше всего, что хочется понять, разгадать?

Сколько видов — столько и тайн, столько и ключей к разгадке моря. За свою научную жизнь, которая началась в 1991 году на Командорах и длится по сей день, мне довелось заниматься с той или иной степенью полноты самыми разными видами морских млекопитающих. Первым моим основным объектом изучения был сивуч, на его изучение была потрачена почти четверть века моей сознательной жизни. Это были и северный морской котик, и калан, и антур. Калан был моим студенческим объектом, про него я писал свою дипломную работу.

В последние годы много занимаюсь и китообразными — это и горбатый кит, и кашалот, и северный плавун, всего 9 видов, которые мне удалось наблюдать, собирать по ним материал, заниматься фотоидентификацией, отмечать места регистрации, фиксировать поведение.

С каким бы видом я ни сталкивался — все они оказываются одой сплошной загадкой. Как только ты что-то нащупываешь, понимаешь, что надо делать еще какой-то шаг, иначе связи не прослеживаются. Например, по сивучу, которого я изучал очень детально — это поведение на репродуктивном лежбище. Удалось узнать, что секачи-самцы способны занимать одну и ту же территорию на лежбище до семи лет. В среднем, это три года, но бывают и исключения до семи лет, потом секача прогоняют подрастающие молодые самцы.

Я задался вопросом — а как они выбирают это место? Спонтанно? Просто приходят на то место, где они родились? Или сивуч выбирает, присматривает себе место? Я проводил много наблюдений, в том числе за полусекачами, незрелыми еще самцами, которые еще не занимают свою территорию. Собрал данные, где они выходят, сколько времени проводят. Возник новый вопрос — почему они выбирают именно это место, связано ли это с местом их рождения? Тут помогает работа по мечению сивуча — это дает возможность проследить всю их жизнь, где и в каком месте родился щенок, как формировалась дальше его жизнь, куда он выходил с матерью, где он потом стал секачом и занял свою территорию… В общем, постоянно идет такое «распутывание клубка», и он оказывается поистине бесконечным.

Название изображения

Сейчас провели учеты калана, выяснили, что с 2008 года идет устойчивая тенденция по сокращению его численности. Мы имеем факт. Но с чем это связано? То ли это болезни, то ли нехватка кормовых ресурсов? Но исследований по кормовой базе калана в эти годы не проводилось, не было заложено достаточного количества контрольных площадей на дне акватории, чтобы выяснить, сколько у нас морских ежей, моллюсков. Мы не знаем ключевых факторов, не можем сейчас схватиться ни за одну из ниточек, чтобы распутать это.

Можем взять анализы крови у каланов, но такие работы уже проводились, никаких циркулирующих инфекций на данный момент не было выявлено. А вот самое основное — насколько богата или бедна кормовая база морской выдры, мы не знаем. Мы планируем заняться сейчас этими работами, к нам в команду приходит новый специалист по морским беспозвоночным, кандидат наук, мы надеемся с его помощью и привлечением некоторых других специалистов заложить контрольные площади и начать мониторинг бентосных сообществ, с такой прикладной задачей, как описание кормовой базы калана. Мы хотим сделать серию подводных исследований и готовимся к этому сейчас.

Научная работа — это одна из основ жизни нашего заповедника, это наши большие планы, и если хотите — наша стратегия развития. Ведь Командоры — это самой природой созданная «станция» для изучения океана и его обитателей.

Название изображения

Беседовала Екатерина Головина

евгений мамаев изучеие биологии морских млекопитающих командорский заповедник российско-американское соглашение о сотрудничестве в области охраны окружающей среды и природных ресурсов северная пацифика

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий