Материалы портала «Научная Россия»

0 комментариев 676

Обозреватель журнала «В мире науки» Валерий ЧУМАКОВ: "Фортов – звучит громко"

Обозреватель журнала «В мире науки» Валерий ЧУМАКОВ: "Фортов – звучит громко"
Фортов принял руководство нашим журналом ещё в 2012

«Не обижайтесь, но не знаю, зачем мне это нужно (точнее, знаю, что не нужно), тратить столько времени на это интервью. Наверное, не могу отказать В.Е. Фортову». Так недавно ответил на нашу просьбу о встрече один очень известный российский учёный. Отсылка к Владимиру Евгеньевичу была вполне понятна: Фортов принял руководство нашим журналом ещё в 2012 году, после того, как из жизни ушёл основатель и первый главный редактор Сергей Петрович Капица. Когда я рассказал о таком комментарии самому Фортову, академик улыбнулся и сказал: «Это он лукавит».   

Но, конечно, лукавства никакого не было. Ибо Владимир Евгеньевич не только в академической, но и вообще в научной среде был непререкаемым авторитетом. Мне всегда казалось, что его фамилия происходит от слова «форте», «громко». Говорил он, правда, не громогласно, но так, что его все слышали, и в прямом, и в самом главном – переносном смысле. Академик Фортов никогда не боялся говорить правду. Видимо поэтому его недолюбливали многие чиновники, но глубоко уважали учёные. Не случайно, на выборах Президента РАН в конце мая 2013 года ему удалось удержать убедительную победу, обойдя уже в первом туре такого серьёзного конкурента-союзника, как нобелевский лауреат Жорес Алфёров. 

Владимир Евгеньевич принял Академию в тяжёлом состоянии, про которое нынешний Президент, академик Александр Сергеев сказал, что «российская наука попала в долину смерти». Многие помнят выступления в начале 2013-го Дмитрия Ливанова, тогда – министра образования и науки, называвшего РАН структурой «неэффективной, не отвечающей современным требованиям организации науки». А нобелевский лауреат Андрей Гейм тогда же открыто называл РАН «домом престарелых».

Основными тезисами предвыборной программы Владимира Фортова были как раз перемены в РАН: её омоложение, избавление от внутренней бюрократии, нацеленность на результат. Но все эти благие и вполне реальные намерения даже не разбились, а были именно разбиты спустя всего несколько месяцев, когда реформа РАН была запущена не со стороны Академии, а со стороны государства. Саму РАН фактически лишил не только институтов, но и вообще рычагов управления, которые были переданы в руки специально созданного Федерального агентства научных организаций (ФАНО). Сама же академия превратилась в рядовое ФГБУ (Федеральное государственное бюджетное учреждение) без каких-либо серьёзных полномочий.

Несмотря на это академик Фортов старался проводить свой план в действие. Ему удалось существенно омолодить состав Академии, введя в её структуру новое (правда пока почётное) звание Профессора РАН, присваивающееся молодым учёным. Но все попытки как-то преобразить академию, придать ей силу и авторитет, продвигались с огромным трудом. И спустя четыре года, не дожидаясь новых выборов, Владимир Евгеньевич сам освободил пост Президента, призвав учёных проголосовать за молодого и энергичного академика, директора нижегородского Института прикладной физики Александра Сергеева. 

За 10 лет работы в журнале «В мире науки» мне повезло шесть раз брать интервью у академика Фортова. Так вышло, что я взял у Владимира Евгеньевича и последнее. Произошло это примерно полтора месяца назад в здании Президиума РАН в Нескучном саду. В его кабинете, в котором мы бывали уже много-много раз, мы беседовали без масок. Сейчас я себя за это виню, хотя у меня – естественный иммунитет, я переболел COVID-19 ещё в мае –июне, а за несколько дней до интервью, по возвращении из командировки, сдал обязательный тест на коронавирус. Который дал отрицательный результат, так что причиной заражения я быть не мог, но подсознательно мысль о том, что снимать маску, даже при соблюдении санитарной дистанции, не следовало, из головы не уходит.

Фортов был весел и полон энергии. Одет был в синий чуть мешковатый джемпер. Предложил всей нашей команде, как обычно, кофе с конфетами… На этот раз интервью вышло не длинным, всего 18 минут. Где-то ближе к концу беседы он сказал: 

- Я счастлив, что занимаюсь физикой. Физика прекрасна своей непредсказуемостью…

академик владимир евгеньевич фортов валерий чумаков

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Информация предоставлена Информационным агентством "Научная Россия". Свидетельство о регистрации СМИ: ИА № ФС77-62580, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций 31 июля 2015 года.