Материалы портала «Научная Россия»

Нобелевский лауреат осудил ведущие научные журналы

Нобелевский лауреат осудил ведущие научные журналы
По мнению американского биолога Рэнди Шекмана, Nature, Cell и Science слишком подвержены тенденции к «охоте за жареным»

Ведущие научные журналы, публикации в которых во многих случаях являются ключевым критерием, определяющим репутацию учёных, в действительности не отображают научный процесс как он есть и представляют собой тиранию, от которой нужно избавляться. Такое мнение высказал нобелевский лауреат нынешнего года по физиологии и медицине американский биолог Рэнди Шекман (Randy Schekman), заявив, что отныне его лаборатория не будет посылать статьи в Nature, Science и Cell. Причинам бойкота этих изданий профессор посвятил колонку в британской газете The Guardian накануне вручения ему награды.

«Я учёный. Мой мир – это мир профессионалов, которые делают великое дело в интересах человечества. Но он обезображен нецелесообразными стимулами. В нём преобладают структуры, поощряющие стремление к личной репутации и продвижению по службе, и поэтому наибольшее вознаграждение получает тот, кто берётся за самую модную работу, а не тот, кто работает лучше всех. Те из нас, кто следует этим стимулам, мыслят вполне разумно (я и сам следовал им), но не всегда наилучшим образом служат интересам своей профессии, не говоря уже об интересах человечества и общества», – пишет Шекман.

Он сравнивает ситуацию в науке с финансовым кризисом, одним из факторов которого явилась система менеджерских бонусов. По мнению учёного, денежные вознаграждения за публикации в «большой тройке» научных журналов, а также отслеживание по ним исследовательской активности и любое основанное на этом принятие решений могут нанести такой же ущерб.

Многие, но далеко не все публикуемые в Nature, Science и Cell работы являются действительно выдающимися, и уж точно этими тремя не ограничивается весь перечень изданий, которые дают дорогу выдающимся исследованиям, отмечает нобелиат. По его мнению, журналы агрессивно продвигают свои бренды, заботясь больше о подписке, чем о стимулировании самых важных исследований. Поэтому, как и все СМИ, они подвержены тенденции к охоте за сенсациями.

«Для рекламы эксклюзивных брендов проделывается трюк под названием «импакт-фактор»: измеряется, сколько раз опубликованные в данном журнале статьи цитируются в последующих исследованиях. Чем лучше статья, говорят нам, тем чаще она цитируется, поэтому лучшие журналы получают самый высокий рейтинг. Тем не менее, это глубоко ошибочная мера, служение которой стало самоцелью… Средний рейтинг журнала ничего не говорит о качестве отдельной статьи. Кроме того, цитирование далеко не всегда связано с качеством. Статья может широко цитироваться не только потому, что это хорошая наука, но и потому, что она на модную тему, провокационна или ошибочна. Редакторы журналов категории люкс прекрасно это понимают, поэтому принимают статьи, которые могут наделать шуму обращением к горячей теме или неоднозначными заявлениями. В результате учёные начинают заниматься выдуванием пузырей вместо более важной и скромной работы – например, вместо попыток воспроизвести исследования», – пишет Шекман.

Проводя подобную политику, указывает он, журнал Science недавно отозвал целый ряд нашумевших статей о клонировании человеческих эмбрионов, о корреляции между мусором и насилием, а также о генетических профилях долгожителей. Что ещё хуже, он до сих пор не отозвал работу, утверждавшую, что в ДНК микроорганизмов мышьяк может использоваться вместо фосфора, несмотря на крайне убедительную научную критику этого заявления.

Несмотря на всё вышеизложенное, у учёных есть повод для оптимизма, уверен биолог. Ведь в последнее время появилось множество электронных журналов с открытым доступом, одним из которых является eLife, выходящий под редакцией самого Рэнди Шекмана.

«Рождённые в Интернете, они могут принять любые статьи, отвечающие стандартам качества, без искусственных барьеров. Многие из них редактируются практикующими учёными, способными оценить ценность работы без учёта индекса цитирования», – пишет он о таких журналах.

«Спонсоры и университеты тоже могли бы сыграть положительную роль. Они должны сказать комитетам, которые распределяют гранты и должности, что не стоить судить о статьях по тому, где они опубликованы. Качество науки, а не бренд журнала – вот что имеет значение. Самое главное, мы, учёные, должны принять меры. Подобно многим другим успешным исследователям, я опубликовал несколько работ на страницах крупных брендов, и в их числе были те, которые позволили мне стать лауреатом Нобелевской премии по медицине. Но больше такого не будет. Моя лаборатория отныне будет игнорировать элитные журналы, и я призываю всех остальных сделать то же самое», – заявил Шекман.

Ряд учёных, прежде всего те, кто когда-либо работал или работает с нобелевским лауреатом, поддержали его аргументы. А главный редактор Nature Филип Кэмпбелл (Philip Campbell) заявил, что само исследовательское сообщество переоценивает значение импакт-фактора.

«Мои коллеги и я уже не раз в течение последних лет выражали беспокойство по поводу слишком больших надежд, возлагаемых на этот фактор как применительно к Nature, так и к любым другим изданиям», – сказал Кэмпбелл, сообщив, что его издательская группа недавно провела опрос среди 20 тысяч научных работников, которые в числе трёх критериев выбора места публикации назвали именно репутацию журнала и импакт-фактор, а также долю работ по их отрасли науки.

Редакторы журналов Science и Cell, в свою очередь, в комментариях тому же «Гардиану» заверили аудиторию, что для их изданий определяющим принципом является именно научность, а вовсе не сила бренда, и в критериях отбора статей нет ничего искусственного.

Источник: www.theguardian.com

cell nature randy schekman science

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий