Материалы портала «Научная Россия»

НеМИФИческая роль университетской науки

Сегодня МИФИ - один из базовых опорных вузов госкорпорации «Росатом» и ее основной партнер в сфере научно-инновационного сотрудничества. Об истории успеха, научных разработках и перспективах рассказывает проректор НИЯУ МИФИ по научной работе Анатолий Петр

Московский инженерно-физический институт стал одним из первых вузов, получивших статус исследовательского университета. Сегодня Национальный исследовательский ядерный университет МИФИ - один из базовых опорных вузов госкорпорации «Росатом» и ее основной партнер в сфере научно-инновационного сотрудничества. Об истории успеха, научных разработках и перспективах рассказывает проректор НИЯУ МИФИ по научной работе Анатолий Николаевич Петровский 

Считается, что в XXI в. в каждом университете, тем более в исследовательском, должны присутствовать три основных компонента: наука, образование и инновации. Именно сочетание этих трех составляющих и дает возможность готовить тех специалистов, которые будут востребованы высокотехнологическими предприятиями и в первую очередь ГК «Росатом». Инновации – это мерило результативности наших исследований, с одной стороны, а с другой - показатель полезности нашего взаимоотношения с промышленными предприятиями реального сектора экономики.

Понятно, что для развития науки на том уровне, которого от нас требует нынешний век, нужно прежде всего развивать материально-техническую базу в наших лабораториях, что, собственно, и делалось в МИФИ последние несколько лет. Тем более что мы получили статус исследовательского университета одними из первых. Все университеты с подобным статусом имеют свои собственные программы, а программа МИФИ была утверждена непосредственно премьер-министром (в то время Владимиром Путиным), поэтому на нас это накладывает дополнительные обязательства с точки зрения ее выполнения. В рамках этой программы мы ведем научные исследования в самых разных областях, особенно в тех, которые в первую очередь необходимы «Росатому». С другой стороны, развивая науку, мы понимаем, что «Росатом», в свою очередь, приняв программу инновационного развития, тоже будет продвигать ядерные технологии, которые связаны не только с генерацией.

Например, много сил вкладывается в развитие лазерных и плазменных технологий: сегодня лазерные технологии вместе с робототехникой фактически пришли и заняли достойное место, прежде всего при сооружении атомных реакторов и при решении других технологических проблем, значительно сокращая время этих операций и в значительной степени решая проблему высококвалифицированных рабочих. Сейчас большое внимание мы уделяем созданию центра, связанного с разработкой защищенных информационных технологий. Не секрет, что их развитие в системах АСУ ТП привело к тому, что все так называемые критически важные объекты стали мало защищенными с точки зрения хакерских атак. Когда такие объекты подвергаются подобным действиям, мы получаем не очень приятную ситуацию. В создаваемом центре будут вестись работы по подготовке кадров и исследовательские работы. Способы вхождения в наши информационные и управленческие сети с каждым годом становятся все более изощренными, поэтому здесь нужно работать на опережение, тогда мы эти проблемы тоже решим. 

Попасть в пятерку

Все работы по созданию и развитию национального исследовательского университета позволили подойти к программе, которая теперь кратко называется 5/100. Как известно, была инициатива президента – отобрать 15 вузов и дать им определенные средства и время для того, чтобы они попали в первую сотню ведущих университетов мира. Это программа на выбывание: на финише должно остаться пять учебных заведений. Уже после первого этапа один вуз выбыл. И нас уже не 15, а 14. Но мы надеемся, что мы это соревнование выдержим и останемся в пятерке.

Справка

Анатолий Николаевич Петровский

Проректор по научной работе НИЯУ МИФИ, кандидат физико-математических наук.

В 1969 г. окончил факультет экспериментальной и теоретической физики (кафедра физики твердого тела), после чего остался работать в МИФИ.

В 1977 г. защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата физико-математических наук.

В 1983 г. назначен на должность заместителя руководителя научно-исследовательской частью МИФИ.

В 1993 г. стоял у истоков создания международного научно-технологического парка «Технопарк в Москворечье» (при МИФИ), став его директором. До 1997 г. руководил международной деятельностью института, создав нормативную базу, которая позволила МИФИ функционировать как открытому вузу и принимать зарубежных коллег.

Руководит работой межкафедральных центров, научной и инновационной деятельностью института.

Кроме того, здесь у МИФИ добавились и дополнительные сложности, связанные с тем, что попадание в первые 100 вузов предполагает, что вуз должен быть очень мобилен с точки зрения международного сотрудничества. У университета были определенные проблемы, поскольку до 2010 г. мы вообще не могли никого принимать на работу в силу определенных обстоятельств. Только в последнее время эти ограничения в отношении МИФИ были сняты. Международная мобильность предполагает, что к нам будут приезжать не только преподаватели, но и научные сотрудники, студенты, постдоки, аспиранты и работать вместе с нами. С другой стороны, эти профессора и научные сотрудники могли бы проводить здесь мастер-классы, читать лекции, вести семинары. Определенный опыт у нас уже наметился, т.к. еще до этой программы в рамках постановления № 220 была запущена организация лабораторий под руководством ведущих зарубежных и отечественных ученых. В рамках этого постановления мы уже получили возможность организовать шесть таких лабораторий. Практически все они связаны с тематикой, которая имеет непосредственное отношение к «Росатому»: разработка детекторов для регистрации нейтрино, новые технологии в области физического материаловедения, разработка электронной аппаратуры для так называемых мегасайенс-установок (эксперимент FAIR в Германии).

На примере таких лабораторий отрабатывали систему, как их создавать и как принимать ученых на работу. Когда мы говорим о международной мобильности, мы должны понимать, что ученые и тем более студенты, аспиранты, которые могли бы приезжать из зарубежных вузов, должны видеть перед собой лаборатории такого же уровня и так же хорошо оборудованные, как и в собственных университетах. Приезжая в подобные лаборатории, они могли бы более спокойно взаимодействовать с нашими специалистами, и это давало бы возможность не терять время на адаптацию, тем более что у нас современная аппаратура. Сегодня никаких ограничений на это нет. Мы в состоянии купить практически любой прибор для того, чтобы только вести исследования на нужном уровне. Ситуация кардинально изменилась по сравнению с 1990-ми гг., тогда мы знали, что делать и как, но не было необходимого оборудования. Безусловно, еще не все лаборатории оснащены так, как нам хотелось бы. Эту проблему мы будем частично решать в рамках данной программы.

Когда мы покупаем дорогостоящее оборудование, которое делается мировыми производителями, мы прекрасно понимаем, что такое же оборудование будет и у других лабораторий. Однако есть и такое, которое мы делаем самостоятельно. Более того, как известно, Министерство образования и науки ведет специальный всероссийский перечень уникального оборудования. Причем первое же требование так и звучит: у данного оборудования не должно быть аналогов в мире.

Здесь самый яркий пример – наша лаборатория «Невод»: большой нейтринный детектор (целый бассейн). Эта разработка попала в перечень уникальных российских установок. У нас есть в рамках программы попадания в 5/100 планы расширения возможностей данной установки. Если наши планы реализуются, то мы ее превратим в мегасайенс-установку. Она реально будет обладать теми параметрами, которыми на поверхности Земли не обладает ни одна другая. Установка создается в творческом взаимодействии с рядом итальянских университетов и лабораторий. Недавно у нас была делегация лаборатории Туринского университета, мы с ними договорились о дальнейшем взаимодействии. Мы оснащаем наш центр, в том числе и с помощью итальянской стороны, чтобы он через год-два вышел на тот уровень, когда можно говорить, что на территории МИФИ действительно работает мегасайенс-установка.

Второй пример из этой же области. В рамках развития работ по радиационной стойкости элементной базы создается мощный экспериментальный центр, где будут сосредоточены абсолютно все методики, в том числе методики, разработанные непосредственно МИФИ. Тем самым мы перекроем весь диапазон возможного воздействия различных частиц на элементную базу электронных приборов. К этому, наверное, при определенных условиях, можно присоединить наш центр по нано- и СВЧ-электронике.

Сочетание научных школ, постоянного притока молодежи и хорошего оснащения лабораторий создает определенную неповторимость, которая, с моей точки зрения, дает огромные преимущества университету по сравнению с теми же академическими институтами. У нас здесь все: техника, школа и молодежь.

Принцип подготовки специалистов на прочном научном фундаменте был заложен не нами, а еще отцами атомного проекта

Студенты уже со второго курса могут включаться в научноисследовательскую работу, и для них это система отчетности

Фундаментальные и прикладные

Я не очень люблю разделение науки на фундаментальные исследования и на прикладные. Мне более понятно, что есть наука, которая дает фундаментальный результат как новый источник знания. Все лаборатории и центры университета будут в основном работать на получение фундаментальных результатов, которые смогут продвигать и нас, и все научное сообщество в познании того, что нас окружает.

Однако мы прекрасно понимаем, что нужно заниматься и теми исследованиями, которые дают прикладной результат. Тогда мы сможем говорить о том, что наши исследования не заканчиваются только на получении новых знаний. Мы идем дальше и получаем прикладной результат, который при определенных условиях превращается в товар и продается на рынке. Так формируется инновационный цикл.

Мы достаточно аккуратно произносим слово «инновация» исходя из нашего большого опыта. Так исторически получилось, что МИФИ был одним из первых вузов в стране, создавших технопарк, – мы с коллегами занимались этим еще в 1992-1993 гг. Тогда это движение, к сожалению, поддерживалось только внутри высшей школы, а слова «инновации» и «технопарк» произносились только внутри системы Министерства образования. Сегодня об этом говорят абсолютно все: «Инновационная экономика – это экономика, основанная на знаниях». Чтобы прикладные исследования доходили до рынка, нужно развивать инновации, т.е. создавать вокруг университета инновационную среду. В ней должны работать уже другие субъекты: малые предприятия. Мы имеем право их создавать, так же как и все структуры, которые этому способствуют. Это будут и бизнес-инкубаторы, технопарки, а в последнее время появилась еще новая структура – инжиниринговый центр.

На этом я остановлюсь подробнее, т.к. мы это направление развиваем в рамках программы «Росатома». Когда она будет полностью запущена и в нее включатся многие предприятия, она должна будет обеспечивать выпуск гражданской продукции более чем на 200 млрд руб. в год. Чтобы выйти на такой уровень, нужно искать инновационные разработки, которые есть в научных центрах, в том числе в университетах. Мы в этом плане благодарны «Росатому», что они нас включили в создание инновационной продукции. Инжиниринговый центр помогает нам отойти от того, что было раньше.

Когда были инкубатор, технопарк, малые предприятия, обычно все заканчивалось тем, что малое предприятие постепенно осваивало инновационные продукты и в небольших объемах реализовывало на рынке. В этом месте всегда была великая путаница, когда говорили, что нужно как можно больше малых предприятий, – именно они должны давать основной вклад в ВВП. На самом деле все обстоит не так, потому что малые инновационные предприятия на рынке ничего не определяют. Весь рынок высоких технологий поделен между крупными фирмами, а малые инновационные предприятия должны быть вовлечены в эти большие инновационные хабы. И там они действительно работают. Они берут на себя часть выпуска определенной продукции, но на рынок выходит, как правило, некий комплексный продукт.

Что мы успели сделать за последние несколько лет? Мы создали определенную систему инжинирингового центра, который заканчивается опытным заводом. Почему мы так сделали? Потому что тем предприятиям «Росатома», которые сейчас частично переключают на выпуск гражданской продукции, уже мало дать просто один образец, если он даже будет сертифицированным. Нам предложили показать, как он производится, мы показали фактические возможности всего технологического цикла. После этого нас попросили дать описание этого технологического цикла, а затем подготовить кадры для того, чтобы люди на этих заводах могли начать производить.

Понятно, для чего им нужен полный технологический цикл: чтобы увидеть все собственными глазами и четко составить для себя план. Например, у нас есть завод в Лесном, который собирается производить эндоскопические капсулы. Он будет их поставлять на рынок, а мы должны провести для них технологический маркетинг. Таким образом, заводу мы передаем целый пакет услуг: образец, технологическую карту, результаты технологического маркетинга, учебные программы подготовки и переподготовки и авторское сопровождение. Берите, масштабируйте, выпускайте. Еще мы берем на себя переподготовку медицинского персонала, который будет потом пользоваться вашим продуктом.

Следом идут уже другая разработка, третья... Сейчас мы в рамках инжинирингового центра отрабатываем несколько таких направлений: медицинское оборудование, потом оборудование, которое, в отличие от многих других, работает на различные системы защиты в АСУ ТП. Это не просто обучение тому, как надо работать на компьютере, а реальные изделия, которые ставятся в компьютерные сети для защиты от несанкционированного доступа.

Кроме того, здесь разрабатывается целый набор сенсоров, элементов СВЧ и наноэлектроника. При том что эти изделия идут в основном в оборонную промышленность, мы все равно будем искать ниши и для гражданской продукции. 

Ранняя подготовка

Принцип подготовки специалистов на прочном научном фундаменте был заложен не нами, а еще отцами атомного проекта. Именно поэтому МИФИ развивался немного не так, как например, Физтех. У нас все кафедры еще в Советском Союзе всегда имели очень мощную научно-техническую базу для проведения исследований. У студентов с первого курса была потенциальная возможность заняться научными исследованиями. Сегодня, в новых условиях, мы на уровне кафедр имеем студенческие КБ. Студенты уже со второго курса могут включаться в научно-исследовательскую работу, и для них это система отчетности, т.е. зачеты и преддипломная практика.

Когда говорят, что в университетах мало науки, это точно не относится к МИФИ. Я недавно с удивлением обнаружил, что вузы, которые попали в число 15, имеют в своем бюджете объем научных работ в районе 10%. У нас сегодня научный бюджет составляет в общем бюджете института около 40%, а задача, которая перед нами стоит в рамках 5/100, – выйти через несколько лет на 50-52%, чтобы наука давала достойный вклад в общий бюджет университета.

Мы будем по-прежнему активно участвовать во всех федеральных программах. Тем более что появился Российский научный фонд, Министерство образования и науки опять запустило много новых программ и продолжает старые. Есть еще Министерство промышленности и торговли, «Росатом», «Роскосмос», «Ростех» – со всеми этими структурами мы будем обязательно взаимодействовать. Будем увеличивать свой научный бюджет и за счет прямых связей с промышленными предприятиями. Естественно, в первую очередь с «Росатомом», тем более что там тоже приняты, с одной стороны, такие амбициозные программы, как «Прорыв», а с другой - идет реализация программы инновационного развития «Росатома», которая позволит госкомпании стать технологической компанией, не только строящей атомные электростанции, но и конкурентоспособной в других секторах высокотехнологического рынка.

Я думаю, что мы на правильном пути. Мы совершенно точно понимаем, как работать в этой так называемой «тройной спирали». Иногда говорят: наука, бизнес, образование; наука, бизнес, промышленность. Но все понимают, что в этой триаде можно промышленность назвать бизнесом. На самом деле, здесь важно все: государственно-частное партнерство, подготовка кадров, и, самое главное, оснащение университета и выход заводов на совершенно новый уровень. Понятно, что мы уже точно вылезли из той ямы, которая была в 1990-е гг. С моей точки зрения, сегодня не надо никуда ехать, нужно работать здесь. Мы для молодежи создавали, создаем и, я думаю, будем создавать еще лучшие условия, чтобы каждый человек мог себя реализовать полностью на благо нашей страны.

Подготовил Виктор Фридман



анатолий николаевич петровский мифи росатом

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий