Материалы портала «Научная Россия»

Не бояться перемен

Интервью Андрея  Фурсенко журналу SCIENTIFIC AMERICAN - «В МИРЕ НАУКИ»

- Андрей Александрович, хотелось бы побеседовать об итогах уходящего года. Что важного произошло в науке и высшем образовании за этот период?

- Для науки и для образования год - это не срок. И то, и другое гораздо более инерционно и, наверное, считать надо пятилетками или десятилетиями. Но каждый год приносит что-то новое. В прошедшем году успешно развивались ведущие вузы, причем акцент был сделан не только на реализации образовательных программ, но и на участии университетов в науке. Интересные результаты получены и в высшей школе, и в академических институтах, связанных развитием ряда целевых программ, в том числе программы «Научные и педагогические кадры инновационной России». Мы поддержали команды молодых людей, участвующих в создании новых направлений.

Очень важное решение, принятое в этом году, - переход к опережающему финансированию двух фондов поддержки науки. Это Российский фонд фундаментальных исследований и Российский гуманитарно-научный фонд.

Было продолжено выполнение инновационных программ в университетах по заказам промышленности и реализация мегагрантов. В этом году было принято принципиальное решение: программы мегагрантов должны быть расширены и будут доступны для любых научных учреждений, включая институты РАН. Академическая наука и раньше принимала участие в таких работах, потому что многие представители академических институтов преподают и участвуют в работе вузов, но определенная дискриминация присутствовала. Сегодня она отменена, все имеют равные возможности, равные права на участие в конкурсных программах.

 - Какие общие тенденции развития российской науки вы бы отметили в прогнозе на будущий 2013 год?

- Стратегическую политику в стране формирует президент, и впервые за время новой России он создал управление по научно-образовательной политике в президентской администрации и принял решение о назначении помощника по этим вопросам. Преобразован Совет по науке и образованию при Президенте РФ и определены направления, по которым совет должен вырабатывать решения. Созданы соответствующие рабочие группы.

СПРАВКА

Андрей Александрович Фурсенко - с 21 мая 2012 г. помощник президента Российской Федерации. В 1971 г. окончил Ленинградский государственный университет имени А.А. Жданова. Доктор физико-математических наук. В 1971-1991 гг. работал младшим научным сотрудником, заведующим лабораторией, заместителем директора по научной работе, ведущим научным сотрудником Физико-технического института им. А.Ф. Иоффе АН СССР в Ленинграде. В 1991-1993 гг. - вице-президент АО «Центр перспективных технологий и разработок», г. Санкт-Петербург. В 1994-2001 гг. - генеральный директор Регионального фонда научно-технического развития Санкт-Петербурга.

С 2000 г. - председатель научного совета Фонда «Центр стратегических разработок “Северо-Запад”». В 2001-2002 гг. - заместитель министра промышленности, науки и технологий Российской Федерации. С июня 2002 г. - первый заместитель министра промышленности, науки и технологий Российской Федерации. С декабря 2003 г. - врио министра промышленности, науки и технологий Российской Федерации. 9 марта 2004 г. назначен министром образования и науки Российской Федерации.

Награжден Почетной грамотой Правительства Российской Федерации.

Обсуждались и вопросы развития грантовой системы, использование таких инструментов, как фонды. При этом совет предложил перейти от системы выдачи грантов как чего-то исключительно дополнительного по отношению к базовому финансированию, к поддержке проектов полного цикла. Имеется в виду, что грант должен быть по величине таков, чтобы на него можно было за три-пять лет выполнить от начала до конца работу (или, как минимум, важный этап исследования), зарекомендовав себя, предъявив себя как серьезного ученого, серьезную группу. И на основании этого, получив предложения, попасть в штат, занять постоянные позиции в том или ином институте или структуре.

Выработан план работы совета на будущий год. Первая задача - обсуждение инфраструктуры поддержки научной деятельности. Важнейший проект, кстати говоря. Предложение о том, что это должно быть обсуждено в ближайшее время, выдвинул Евгений Максимович Примаков во время подготовки первого заседания совета. Мы планируем также обсудить в следующем году вопросы, связанные с развитием фундаментальных исследований и академической науки, а кроме того темы повышения результативности работы научных организаций и вопросы кадрового обеспечения инженерной и научной деятельности.

 - Когда речь заходит о российской науке, очень часто мы слышим разного рода критику. Как бы вы оценили состояние дел в российской науке в целом?

- На мой взгляд, ситуация в российской науке в России лучше, чем об этом принято писать и говорить. К сожалению, у нас есть определенная традиция: мы всегда стремимся принижать наши возможности и достижения. Сегодня факт - то, что по вложениям государства в науку мы входим в число лидирующих стран. Справедливости ради надо сказать, что с внебюджетным финансированием дело обстоит гораздо хуже. По очень многим направлениям, которые сегодня признаны приоритетными в мире, мы были одними из идеологов и продолжаем оставаться важнейшими участниками. Это касается и крупных международных проектов. Самые значимые из них - ITER (проект Международного экспериментального термоядерного реактора), в котором Россия играет важную роль и выступает одним из инициаторов его создания. Это и CERN, проект Большого адронного коллайдера, в реализации которого роль России очень велика. И на недавней встрече в Женеве с министром образования и науки Дмитрием Викторовичем Ливановым руководство CERN еще раз подчеркнуло, что без России они развития не мыслят. Было подписано соглашение об ассоциированном членстве России в этом проекте. Это шаг к полному членству, что крайне важно.

Ряд проектов мы ведем с Германией. В первую очередь, это лазер на свободных электронах. При этом сегодня происходят определенные сдвиги и готовность со стороны наших партнеров в других странах участвовать в проектах на территории России. Это и реактор ПИК в Гатчине, и целый ряд других проектов.

Поэтому я хотел бы сказать: все не так плохо. И разговоры о приближающейся гибели российской науки, перефразируя известное высказывание Марка Твена, сильно преувеличены.

Есть еще один позитивный фактор, о котором очень мало говорят. На последнем совете по науке были представлены материалы: в течение последних пяти лет количество научных сотрудников в возрасте от 30 до 50 лет практически не меняется. Это значит, что работа последних лет дала свои результаты: те люди, которые пришли в науку 10-15 лет назад, остались в ней. Разговоры о сокращении доли ученых самого активного среднего возраста в российской науке не обоснованы. Безусловно, у нас в разных секторах есть дисбаланс: молодежи больше в вузовской науке, меньше в академической. Академическая наука в некотором смысле более консервативна, но и там ситуация меняется, наблюдается приток молодых людей. Это очень важный позитивный фактор, который говорит о том, что у нас неплохие перспективы.

Кроме того, есть проблемы с коммерциализацией, с привлечением внебюджетных средств. Хорошо понимая эти проблемы, мы ищем инструменты их решения. У нас нет никаких иллюзий по поводу того, что везде все хорошо, но точно так же нет подавленности, при которой мы бы полагали, что все плохо. Это я считаю очень хорошей новостью, с которой мы должны перейти в новый год.

 - Андрей Александрович, с какими словами вы бы обратились в преддверии Нового года к читателям журнала «В мире науки / ScientificAmerican» и всему нашему научному сообществу?

- В нашей жизни за последние несколько десятилетий очень многое поменялось. Я понимаю, что мы по природе своей все консерваторы, а наука и образование по определению сферы консервативные. Это очень важно, потому что позволяет передавать интеллектуальный код от поколения к поколению. Но без изменений нельзя развиваться. И когда весь мир меняется очень сильно, а наша страна выступает лидером изменений, мы должны не бояться перемен, а использовать их для движения вперед, при этом не стремясь к переменам ради перемен. Все должно быть хорошо продумано, обсуждено и, самое главное, объяснено тем, кто непосредственно участвует в этих изменениях: ученым, людям, которые имеют непосредственное отношение к образованию, как преподавателям, так и студентам, а также тем, кто напрямую в образовании и науке не задействован, но кому это небезразлично.

scientific american андрей фурсенко в мире науки

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий