Материалы портала «Научная Россия»

На пути к сотрудничеству

Участники конференции научных работников России заявили готовность научного сообщества к диалогу с новыми органами управления наукой и право ученых на участие в процессе реформирования.

В Москве в Физическом институте им. П.Н. Лебедева состоялась Конференция научных работников России. Организаторы конференции ― академики РАН Валерий Рубаков и Александр Кулешов, член совета молодых ученых Александр Сафонов ― сразу подчеркнули: конференция нужна не в противовес общему собранию, она необходима, чтобы продемонстрировать готовность всего научного сообщества к действиям и к диалогу с новыми органами управления наукой. Подвести итоги первых 9 месяцев реформы РАН и заявить право ученых на участие в процессе реформирования ― вот задачи, для решения которых 25 марта в ФИАН пришли более тысячи сотрудников академии, других научных организаций, а также вузов.

 

Вступительное слово Александра Кулешова,  академика РАН, директора Института проблем передачи информации им. А. А. Харкевича РАН

Илья Бетеров, сотрудник Института физики полупроводников СО РАН из Новосибирского Академгородка, сформулировал вопрос о том, как именно должна будет работать система руководства наукой

Около трети участников ― не из Москвы и Московской области.  В работе конференции приняли участие общественные деятели, а также представители государственных и общественных научных организаций, в том числе ФАНО, Министерства образования и науки РФ, Российского научного фонда, президиума РАН, профсоюза работников РАН. На форуме выступили президент РАН Владимир Фортов, руководитель Федерального агентства научных организаций Михаил Котюков и руководитель вновь созданного Российского научного фонда Александр Хлунов.

Основные вопросы, которые обсудили участники конференции:
- Поправки к закону о РАН: цели и задачи
- Новый закон о науке: над чем работать и как взаимодействовать
- Научные работники — институты — ФАНО — РАН — МОН ― РНФ. Вопросы взаимодействия и механизмы работы
- Оценка эффективности научных групп, лабораторий, организаций
- Усиление грантового финансирования. Как и на каких принципах?

Предлагаем вам подборку наиболее ярких фрагментов дискуссии на конференции.

Из обращения председателя Оргкомитета конференции академика В.Е. Захарова к участникам конференции:
«Я хотел бы, чтобы на Конференции снова ясно прозвучали основные идеи:
Во-первых: Наука должна управляться учёными. Администраторы должны вмешиваться в научный процесс самым минимальным образом.
Во-вторых: Наука в России остается непозволительно недофинансированной. Учёные должны всячески разъяснять обществу этот факт, добиваться увеличения
финансирования и достойной оплаты своего труда.
В-третьих: Мы должны обращаться к российскому обществу со следующим посланием: дело науки – это не только дело учёных. Это дело всего общества. И не только потому, что без науки невозможен технологический прогресс».

Директор Института проблем передачи информации им. А.А. Харкевича Александр Кулешов:
«Мы должны стать частью того механизма, который принимает решения. Если раньше существовала виртуальная возможность сотрудников институтов быть услышанными, то сейчас этот механизм полностью утрачен.»

Илья Бетеров, Институт физики полупроводников СО РАН (Новосибирск):
«Мир ушел далеко вперед в научном отношении, нужно догонять и определять, а как это делать, если механизмы принятия решений непрозрачные и не учитываются реалии сегодняшнего дня? Самый главный вопрос — когда закончится та неопределенность, в которой находится сегодня наука?»

Петр Арсеев,  ст. научный сотрудник  Физического института имени П.Н.Лебедева РАН, считает, что  принятая "сверху" система оценки эффективности научного труда неприемлема для научного сообщества

Александр Буфетов,  председатель Совета молодых ученых Математического института им. В. А. Стеклова РАН считает, что грант не должны быть главным источником оплаты труда ученых.


Петр Арсеев, Физический институт им. П.Н. Лебедева (ФИАН) (Москва):
«Много говорилось о важности экспертной функции РАН. Что может быть важнее оценки институтов РАН? Мы видим, что часто цели оценки, которые ставят чиновники, это из нескольких выбрать лучшее из лучших, а остальные — уничтожить. Но конкурентоспособность возникает только тогда, когда есть разные группы и разные люди. Поэтому эксперт должен думать не о том, как закрыть какой-то институт, а как его развить и поддержать».
 

Вячеслав Вдовин, ведущий научный сотрудник Института прикладной физики РАН (Нижний Новгород) о том, что, по мнению научного сообщества, должен содержать закон о науке и чего в нем быть не должно.

Ирина Сапрыкина, сотрудник института археологии РАН, член комиссии по контролю за состоянием науки: "Наука переживает сейчас период безвременья и безвластия".


Александр Буфетов, Математический институт им. В.А. Стеклова (МИАН), CNRS, (France):
«Основные тезисы моего доклада:
 - зарплата должна быть гарантированной
- позиции должны быть постоянными
- дебюрократизация
- разрешение участвовать/руководить грантами иностранцам/учащимся, работающим в России
- долгосрочные проекты (до 5 лет)
- сохранение принципа: достойные исследователи получают гранты».

Вячеслав Вдовин, Институт прикладной физики РАН (Нижний Новгород):
«Поправки к закону о науке будут делаться, надеюсь, поправки научного сообщества будут услышаны. Я больше 35 лет работаю в системе РАН, за 20 лет я не пропустил ни одного общего собрания, и впервые я не получил на него приглашения. И не только я. Впервые мы будем стоять в стороночке».

Владимир Фортов, президент РАН:
«27 марта будет проведено объединительное собрание трех академий. Мы подготовили Проект резолюции «О типовом уставе институтов Федерального агентства научных организаций». Если принятый нами устав по каким-то техническим причинам будет отклонен правительством, мы останемся вне правового поля, будем вне закона».

«Бюрократическое бумаготворчество — это отражение некомпетентности. Мы все представляем, кто и чего стоит и какую работу выполняет. Проблемы бюрократии, стоящие перед нашей наукой — очень важные».

«Сокращения — это больной вопрос. Здесь есть сложная тема, которая выходит за рамки ФАНО и за рамки РАН. Это произошло: институты выделены в одну организацию, получилась самая крупная конструкция на земном шаре (ФАНО), 1007 организаций. Но организация такая — похожа на перестановку кроватей. Это ничтожные зарплаты. Крайняя изношенность фондов. Отсутствие оборудования и вычислительной техники. Я встречался с президентом и вчера с премьер-министром. К этой задаче придется обращаться и работать рука об руку. Президент согласился с тем, что конструкция получилась очень тяжелой. И предложил дать варианты по разрешению этих проблем».

Михаил Котюков, руководитель ФАНО:
«ФАНО не принимало участия в формировании бюджета на 2014–2016 годы, ибо агентство появилось после. Сейчас с Фортовым предметно общаемся и часть средств друг другу перераспределяем. Как сформировано госзадание — в ФАНО, но от институтов был приложен план научно-исследовательской работы институтов. Эту практику не считаю неэффективной. Надо сохранить взаимодействие и дальше. Я за то, чтобы это было максимально прозрачно всем участникам системы».

Академик РАН Валерий Рубаков подчеркнул, что сегодня наука переживает трудный переходный период, в котором вопросов больше, чем ответов.

Виктор Калинушкин, председатель профсоюза работников РАН, убежден, что новый устав не вызовет разногласий и будет утвержден правительством РФ.


Михаил Котюков, руководитель ФАНО:

«Деньги на популяризацию науки — полностью в составе РАН».

«Система оценки не может быть основана только на наукометрических показателях. Об этом же договорились на совете при президенте в конце прошлого года. Вопрос ключевой — как отобрать экспертов. Эти вещи нужно обсуждать и встречаться многократно, чтобы найти оптимальную конструкцию».

Итоги конференции оценивают Григорий Рубцов, н.с. Института ядерных исследований РАН, Кирилл Болдырев, с.н.с. Института спектроскопии РАН, и Антон Трушечкин, н.с. Математического института им. Стеклова РАН.

Итоги конференции оценивают Григорий Рубцов, н.с. Института ядерных исследований РАН, Кирилл Болдырев, с.н.с. Института спектроскопии РАН, и Антон Трушечкин, н.с. Математического института им. Стеклова РАН.


Михаил Котюков, руководитель ФАНО:

«По типовому уставу учреждений такого документа нет. Мы планируем делать такую работу совместно с институтами. Мы сформировали рабочую группу на основе региональных центров. Они будут связующим звеном. Будем продолжать разрабатывать конкретные
положения, которые

могут стать примером такого устава».

 «2014 год отведен для приведения устава в соответствие с законодательством. Время еще есть: 2014 год — год, когда проходит апробация».

Александр Хлунов, директор РНФ:
«Законом предусмотрены специальные процедуры для согласования и одобрения кандидатур директоров, другое не предусмотрено. Живем пока по этой конструкции. Пока сохраняются действующие уставы, которые не противоречат законодательству». 

Ирина Сапрыкина, сотрудник института археологии РАН, член комиссии по контролю за состоянием науки:
«Наука переживает сейчас период безвременья и безвластия.  Мы видим только первые шаги, которые делает сейчас ФАНО. Пока ничего не ясно – ни как будет осуществляться руководство наукой, ни как будут формироваться научные задания институтам. Если раньше в системе РАН мы целенаправленно занимались только научными исследованиями, то в системе ФАНО существует опасность, что мы можем заниматься еще какими-то дополнительными вещами, которые к науке не имеют отношения».


По итогам конференции участники приняли резолюцию «Организация науки в России: первоочередные задачи». Ее основные требования таковы.

Фундаментальная наука должна стать главным направлением в перечне приоритетных направлений развития науки, технологий и техники в нашей стране. Это положение должно быть отражено в новом Законе о науке и в соответствующих постановлениях и актах правительственных структур.

Любые принципиальные решения в сфере науки и образования, готовящиеся органами государственной власти, включая Минобрнауки и ФАНО, должны приниматься только после обсуждения и согласования с научным сообществом.

Российская академия наук по-прежнему должна объединять ее членов и научных сотрудников институтов. В названиях институтов, подведомственных ФАНО, должно сохраниться указание на их принадлежность к Российской академии наук.

Должно быть обеспечено самоуправление научных коллективов на всех уровнях. В качестве инструмента, реализующего механизмы самоуправления, необходимо использовать создаваемые на основе выборности ученые советы институтов и их подразделений.

конференции научных работников реформа ран

Назад

Иллюстрации

Все фото

Социальные сети

Комментарии

  • Александр, 14 января 2015 г. 19:23:31

    Вот РАН - это как раз и есть труба, в которую улетают деньги налогоплательщиков.
    Только токамаки чего стоят...

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий