Материалы портала «Научная Россия»

Ловушка для Ихтиандра

Экспедиция в Саяно-Шушенский заповедник выяснила, что снежный барс способен переплыть водохранилище шириной более 800 метров

Чтобы попасть в места описываемых событий, нужно сперва примерно час ехать от знаменитого поселка Шушенское в Хакассии до плотины не менее знаменитой Саяно-Шушенской ГЭС. Потом на катере, по широкой ленте водохранилища, изменившего облик когда-то порожистого и узкого каньона верховьев Енисея. Наш путь — вверх по реке, к дальним отрогам Кантегирского хребта, туда, где горная тайга сменяется крутыми и сухими каменистыми склонами. Там, на самой границе с республикой Тыва, находятся места обитания снежного барса — зверя, почти исчезнувшего из пределов России. Зверя, о котором мы до сих пор знаем крайне мало, труднейшего в изучении и таинственного в повадках, прекрасного и удивительного.

 

Снежный барс, или ирбис, всегда был для человека существом полулегендарным, символом мощи и благородства. На гербах древних городов белого барса изображали крылатым, приписывая ему мистическую власть. Мало кому удавалось видеть ирбиса в природе, и о том, что этот «призрак снегов» незримо присутствует где-то рядом в горах, людям говорили лишь оставленные им следы.  В прошлом ирбис был многочислен в самых труднодоступных горных системах Центральной Азии — массивах Тибета, Индийских Гималаев, Гиндукуша и Памира — там, где берут начало великие реки, где находятся высочайшие вершины планеты. Снежным котам комфортно на высоте до 7000 м над уровнем моря, и личные владения каждого барса, в зависимости от рельефа местности, могут составлять от 12 до 40 км2. В Южной Сибири область распространения снежного барса охватывает Алтай и Саяны до юго-западной границы Монголии — это крайний северный предел его современного ареала. Численность его в России зоологи оценивают лишь как 1–2% от общей численности вида. Каждая новая достоверная встреча снежного барса в горах Алтая или Саян — это событие и повод для научной статьи. В Западном Саяне ирбис обитает на высотах от 540 до 1200 м над уровнем моря, охотно использует горные леса и заросли кустарников в речных ущельях, пищей ему служат дикие копытные.

В Саяно-Шушенском заповеднике с 2008 года, с появлением фотоловушек снежный барс перестал быть «призраком». Началась большая наука. Были составлены «паспорта» на 14 зверей, появились первые важнейшие данные о динамике численности барсов на территории, о их биологии, пространственно-временной структуре популяции.

Рисунок темных пятен на шкуре барса строго индивидуален — как отпечатки пальцев у человека. За пять лет здесь были составлены своеобразные «паспорта» на 14 зверей. Один из самых знаменитых барсов Западных Саян — это Монгол, который прославился на весь мир участием в его судьбе президента страны. Прозвище Монгол — потому что на снимках с фотоловушек отчетливо виден слегка раскосый разрез глаз. По данным заповедника, это старый матерый самец, резидент территории. Этот ошейник у него уже второй по счету. Первый — «президентский» — он получил в марте 2011 года. Монгол, будучи старожилом и консерватором, ответил пока лишь на малое количество вопросов.

«Несмотря на малочисленность, группировка барсов Саяно-Шушенского заповедника является наиболее стабильной в Южной Сибири, — рассказывает Виктор Лукаревский, старший научный сотрудник ИПЭЭ РАН им. Северцева, один из ведущих российских экспертов по крупным кошачьим. — Но здесь этот вид находится в ситуации наибольшего риска, и чтобы выжить, ему нужно сохранить пространственные и генетические связи с популяциями Западной Монголии и Северо-Западного Китая. По тем данным. которые здесь получены за 5 лет, постоянно в заповеднике живут 2–3 самки и 2–4 самца. В период гона появляются "пришлые" самцы, кочующие по окрестным горам. Котята, достигнув двухлетнего возраста, покидают территорию родителей. Считается, что звери расселяются на прилежащие территории. Такое утверждение верно лишь отчасти, потому что у всех крупных кошек молодые самцы действительно расселяются на значительные расстояния, тогда как самки остаются и поселяются рядом с участком обитания матери. Нам неизвестна судьба многих родившихся здесь самок. Нам неизвестно, куда уходят молодые самцы. Это лишь часть многих и многих вопросов, ответы на которые нам еще только предстоит получить».

Территория Саяно-Шушенского заповедника огромна — почти 400 000 га. Это невысокие (около полутора тысяч метров) горы, проходимые лишь по немногочисленным тропам, пронизанные сетью быстрых и бурных речек и ручьев. Они покрыты вековой тайгой, густо населенной зверьем, богатой всеми богатствами Сибири. Сама география заповедника позволяет безо всякого вреда для природы показывать эти интереснейшие места туристам с борта речного катера. На нескольких кордонах оборудованы для посетителей уютные гостевые домики — без особой роскоши, но с явным знанием дела. Область расстановки фотоловушек — это самый дальний, южный край заповедника.


Главная опасность для снежных барсов — браконьерский лов петлями. Петля — это толстая упругая проволока, настороженная на лесной тропе, она намертво захлестывает шею или ногу попавшего в него животного. Петли ставят на кабаргу. Ценится кабарожья «струя» — секрет околоанальных желез, находящий применение в народной медицине. У кабарги, попавшей в петлю, вырезают железы со струей, а тушу просто бросают в лесу. За одну железу с этой массой, в зависимости от веса, скупщики дают от 15 до 20 тыс. рублей. Легкий и подлый заработок, распространенный в краях, где трудно найти работу. За поимку браконьера  с поличным следует штраф. Но с поличным в тайге поймать петельщика почти невозможно. Прошедшей весной стало известно о настоящей трагедии, случившейся в этих горах. В кабарожью петлю попала самка-барсиха, водящая выводок — двух котят. Эта  самка неоднократно регистрировалась в заповеднике, на протяжении нескольких лет приносила потомство. На снимке с фотоловушки отчетливо была видна проволочная удавка, захлестнувшая ее шею. Специалист, наблюдавший барсов, забил тревогу слишком поздно, и снаряженная заповедником для оказания животному ветеринарной помощи экспедиция опоздала. Вся семья барсов погибла. 

«Нашим инспекторским группам остается только снимать эти удавки десятками штук, — говорит директор Саяно-Шушенского заповедника Геннадий Киселев. Причем необходимо по-настоящему прочесывать тайгу, день за днем, чтобы был какой-то результат. Здесь очень трудный ландшафт, нужно лазить по каменистым склонам, это очень тяжело физически, нужна закалка и терпение. А ведь каждая петля может стоить жизни барсу. Потеря каждого зверя для нас просто невосполнима — их можно по пальцам пересчитать. В конце июля опергруппа привезла из рейда 104 петли. В предыдущий рейд — 297.

2013 год был для нас годом больших потерь, но это не повод кричать на весь мир, что все барсы погибли. Ситуация рабочая, мы принимаем ее такой, какая она есть, и мы будем работать».

 

 

 

Рано утром следующего дня выезжаем к фотоловушкам. Они не проверялись с начала июля. Первая — в устье горного ручья. Пусто. Вторая — на противоположном берегу, в скалах охранной зоны. Долго листаем картинки, на которых запечатлены любопытные горные козы. Есть первый портрет! Совсем недавно ночью сюда приходил барс. Катер сворачивает в приток Енисея. Третья фотоловушка стоит на почти отвесной скале недалеко от берега. Виктор Лукаревский внимательно осматривает камни и клочок земли около камеры и показывает нам «поскреб» — место, где барс оставил следы задних лап, энергично метя свою территорию. Камера, в свою очередь, дает портрет зверя. Это знаменитый Монгол. Его нетрудно узнать по спутниковому ошейнику. И дальше, одна за другой, камеры вновь показывают нам Монгола, шествующего по скале, выглядывающего из-за камня и даже скачущего, азартно задрав свой великолепный хвост. Одна из ловушек запечатлела визит во владения Монгола молодого барса-самца, коему Монгол был явно не рад. К вечеру у нас есть и еще несколько портретов барсов, которые нам предстоит идентифицировать вечером на базе.

Вечером садимся за анализ снимков. Результат немного остужает наш азарт — на снимках всего два зверя. Это Монгол и еще один — тот самый молодой самец, явный претендент на соперничество с матерым хозяином заповедного берега. Зато камеры преподнесли нам интересный сюрприз — этот молодой нахал с интервалом буквально в сутки отметился на ловушках по обе стороны Енисея! Снежный кот преспокойно переплыл водную преграду шириной не менее 800 метров.  «Это просто… Ихтиандр какой-то!» — восклицает директор Саяно-Шушенского заоведника Геннадий Киселев. Ну что ж, барс-пловец вполне заслужил такую кличку.

По данным, фотоловушек, наш Ихтиандр прошелся по одному берегу реки, потом переплыл ее и пошел в обратную сторону по другому берегу, возможно, стремясь замкнуть круг. Этот зверь и ранее неоднократно попадал в объективы фотоловушек, но теперь мы знаем точно — на противоположный берег Енисея он может попасть не только по льду зимой, но и вплавь летом. Это маленькое — но открытие. Еще одну радостную находку принес нам следующий день — фотоловушка запечатлела молодую самку ирбиса. Она уже показывалась перед объективами раньше и есть в каталоге барсов Саяно-Шушенского заповедника.

«Сам факт способности барса переплывать реки не столь важен, как важно то, что оба берега — это единая территория, на которой живет единая группировка зверей, — говорит Виктор Лукаревский. — Получается, что для них водное пространство не является преградой. Один берег реки заповедный, второй — всего лишь охранная зона. А это означает, что судьба каждого барса зависит теперь и от того, что происходит на соседней неохраняемой территории. Эта новость крайне важна для сохранения этой популяции! Что еще важно — большинство фотоловушек установлены в прибрежной зоне, и хотя эффективность их работы высокая –—12 проходов барсов за 1 месяц, я считаю, что необходимо установить новые группы камер в глубине территории, особенно учитывая то, что самки часто используют более укромные места. А самки — это для нас сейчас самое важное! Снижение численности снежного барса в Саяно-Шушенском заповеднике в последний год обусловлено гибелью взрослой самки, которая не смогла «вывести» своих котят к периоду гона и таким образом обеспечить указанную за прошедшие годы стабильность численности в 7–8 снежных барсов. По нашим данным работы, например с леопардом, самки оставляют «селфи» на ловушках  в 4,2 раза реже самцов, особенно в период, когда у них появляются маленькие котята. Так что эта самка, очень возможно, — молодая мамаша и осенью может показать нам свой выводок. Это большая радость и большая надежда! И конечно, огромная ответственность!

Длинный и крайне тяжелый маршрут по гребням скал и крутым распадкам, поиски барсовых следов вдали от берега реки принесли нам новую информацию – поскребы и метки разной свежести, но безусловно, этого лета. О том, как барсы обходят свои территории в летнее время, как делят эти угодья более старые и более молодые звери, о том, где могут находиться выводки, куда уходят детеныши, достигающие возраста самостоятельности, мы пока ничего не знаем. Нужны новые и новые исследования.

 

 

 

барс ихтиандр барс монгол браконьерский лов петлями идентификация снежных барсов исследования снежного барса в саяно-шушенском заповеднике фотоловушки

Назад

Социальные сети

Комментарии

  • Андрей, 21 августа 2014 г. 17:41:09

    На фото 15 и 22 числа, если обратить внимание, разные звери! Как мне кажется на фото где барс на фоне Енисея, вовсе не ихтиандр, а вовсе самка!

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий