Материалы портала «Научная Россия»

И академик, и поэт, и просветитель, и историк

И академик, и поэт, и просветитель, и историк
Пушкин и наука

«Учись, мой сын: наука сокращает нам опыты быстротекущей жизни». Эти слова Александр Сергеевич Пушкин вложил в уста Бориса Годунова. И все вы слышали пушкинское краткое, в пять строчек всего, стихотворение:

О сколько нам открытий чудных

Готовят просвещенья дух

И опыт, сын ошибок трудных,

И гений, парадоксов друг,

И случай, бог изобретатель...

Ему ли, Александру Сергеевичу, было не знать…

Просвещеннейший человек своего времени

Пушкин получил недурное по тому веку образование – в программу Царскосельского лицея, который он закончил, входила история, математика, русский и иностранные языки, логика, правоведение, политическая экономия, география, начала физики и космографии. Пушкина по справедливости считают основоположником современного русского литературного языка, и одного это с лихвой хватило бы для того, чтобы причислить Александра Сергеевича к величайшим русским ученым. Так мало этого – Пушкина по праву считают выдающимся русским историком. Он считал, что надо внести «светильник философии в темные архивы истории». Свой светильник Пушкин внес, и это прежде всего «История Пугачева». «Я прочел со вниманием все, что было напечатано о Пугачеве, – писал впоследствии Пушкин – «Истории» и сверх того восемнадцать толстых томов… разных рукописей, указов, донесений и проч. Я посетил места, где произошли главные события эпохи, мною описанной, поверяя мертвые документы словами еще живых, но уже престарелых очевидцев, и вновь поверяя их дряхлеющую память исторической критикою». А ведь была еще «История Петра Первого», «Заметки по русской истории XVIII века» и другие работы и замыслы, частью оставшиеся незавершенными, а частью и неначатыми – ведь Александр Сергеевич прожил менее тридцати восьми лет.

Глубокий и оригинальный мыслитель

И это мы еще не упомянули о Пушкине-просветителе, издателе журнала «Современник», в котором была опубликована чуть ли не первая в России статья о теории вероятности. Ее автор Петр Козловский вспоминал: «Иногда случалось Пушкину читать в некоторых из наших журналов полезные статьи о науках естественных, переведенные из иностранных журналов или из книг; Пушкин покупал книги Лапласа по теории философии, теории вероятностей и книги по астрономии». А вот что писал о Пушкине известный литературовед Борис Мейлах: «Он – глубокий и оригинальный мыслитель. Его наблюдения, размышления и выводы философского и философско-исторического, социологического, эстетического, нравственного плана поражают точностью суждений».

Так стоит ли удивляться, что современники оценили научные заслуги Пушкина. В декабре 1832 года он был практически единогласно избран в члены Российской Академии, которую не надо путать с Санкт-Петербургской, потому что Российская занималась только изучением русского языка и словесности. Надо сказать, что избрание поэта не обрадовало: по словам Вяземского, бесконечные толки о словарях были Пушкину скучны, а завтраки огорчали дурной кухней настолько, что язвительный классик подумывал даже подать свое первое в Академии предложение: нанять хорошего повара. Тем самым Пушкин уподобился бы сэру Исаака Ньютону, который отчаянно скучал в Палате лордов и произнес там единственную речь с просьбой закрыть окно, из которого дует.

 

пушкин

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий