Материалы портала «Научная Россия»

Генетика внутренней свободы

Редакция журнала «В мире науки» обратилась с просьбой к друзьям и коллегам Сергея Петровича поделиться своими воспоминаниями о нем.

Те, кто знали Сергея Капицу много лет, и те, кому довелось встретиться с ним раз в жизни, готовы с одинаковой радостью делиться воспоминаниями о нем. О его необыкновенной человеческой яркости и обаянии, врожденной интеллигентности, глубине и профессиональности, о преподавательской беспристрастности, о точности ученого и мудрости просветителя мы вспоминаем сегодня вместе с ними.

 

Телеканал «Россия-24», корреспондент Гуля Балтаева при содействии телекомпании «Очевидное-Невероятное» и директора и главного продюсера журнала "В мире науки" Светланы Поповой создали фильм-воспоминание о Сергее Капице, который мы предлагаем вашему вниманию. 

Работа над фильмом продолжалась в течение всего этого года, запись интервью велась, в том числе, в студии-библиотеке, где снимались выпуски программы «Очевидное-невероятное» последних лет. 

В этом фильме о Сергее Петровиче рассказывают люди, которые работали с Капицей,  учились у него, приходили на программу «Очевидное-невероятное». Это самые ближайшие его друзья и коллеги, ученые мирового уровня, люди искусства.

Сергей Капица оставил свой след в их жизни, и они рассказывают нам об этом. 

 

     

 В нашей публикации мы знакомим вас с полными видеоверсиями интервью, предоставленными нам телеканалом «Россия-24». Полные текстовые версии читайте в сентябрьском номере журнала "В мире науки".  

Владимир Фортов
Президент РАН, главный редактор журнала «В мире науки»

Помню, как я впервые его увидел. Я пришел учиться в Физтех, а Сергей Петрович возглавлял там кафедру общей физики. У студентов Физтеха всегда был выбор – пойти к одному лектору или к другому. Аудитория, в которой читал Капица, всегда была переполнена. Его курс лекций был интересен тем, что он иногда переходил от стандартного изложения материала, особенно скучного, на неожиданные факты. Например, мог попросить своего лаборанта рассказать о Южном Полюсе, на котором тот недавно побывал, а потом порассуждать, почему там дуют именно такие ветры или почему у пингвинов атрофированы крылья. Это всегда было импровизацией. Было ясно, что физика – его жизнь.
Я ему очень благодарен за то, что он высказал много нетривиальных мыслей о нашей Академии наук. Эти были мысли критического содержания, он как никто видел ее слабости, особенно последнее время. Но его критика была деликатной и конструктивной.

 

Светлана Попова
Директор, главный продюсер телекомпании "Очевидное-невероятное", журнала "В мире науки"

Мы встретились 12 лет назад на благотворительном вечере. И как ни странно, через небольшое количество времени – примерно через 30 минут, мы пришли к обоюдному решению, что будем возрождать программу. В тот момент программа уже 5 лет не выходила. Когда в эфир на канале ТВ Центр вышла программа, он был счастлив!

Последние 3 года программа снималась именно в этой студии, в том числе потому, что Сергею Петровичу нужно было отдыхать, это был целый большой процесс, когда приезжали Сергеем Петровичем и мной выбранные гости, они совещались, пили чай, разговаривали, потом шли сниматься, и иногда гости потом спрашивали – а были ли съемки?... Настолько это было комфортно и хорошо. Сергей Петрович умел создать это пространство комфорта.

 

 

 Валерий Гергиев
Дирижер, художественный руководитель Мариинского театра

Сегодня технический уровень всевозможных гаджетов позволяет увидеть на их экранах любое видео, любую телепрограмму прошлых лет. Я очень надеюсь, что айпэды, айфоны и другие мобильные средства связи будут еще совершенствоваться, чтобы с их экранов на наших детей, на всех молодых людей смотрел своими умными, глубокими и проницательными глазами Сергей Петрович и помогал им открывать мир, как когда-то всем нам.

 

 

 

 

 

 Ирина Антонова
Президент ГМИИ им. А.С. Пушкина

У него была удивительная внутренняя свобода, которая сочеталась с невероятной воспитанностью и деликатностью. Даже если он с чем-то не соглашался и видел, что перед ним не его единомышленник, он всегда демонстрировал уважение к чужому мнению, оставаясь при этом на своей точке зрения. Такая способность к диалогу не так часто встречается.
Когда я сделала в Пушкинском музее выставку «Диалоги в пространстве культуры», Сергей Петрович был очень этим взволнован. Он принес мне книгу, в которой диалог рассматривался в более широком понимании – между народами, культурами, нациями, странами. Он говорил, что проблема диалога, то есть умения слышать друг друга и в некоем соприкосновении высекать искры, становится одной из самых актуальных в разных областях знания. 

 

 Александр Жуков
Первый заместитель председателя Государственной Думы Федерального Собрания РФ

Я, как и все в Советском Союзе, с большим интересом смотрел программу «Очевидное – невероятное». Она появилась в 1973 году, когда я стал студентом. Она стала для многих открытием, окном в научный мир. До этого я никогда не слышал, чтобы кто-нибудь так просто и увлекательно рассказывал о самых сложных и серьезных научных проблемах. Мне запомнилась одна из первых передач про черные дыры, про рождение Вселенной. Такие темы трудно воспринимать без соответствующей подготовки, но когда это делал Сергей Петрович, все казалось простым, наглядным и настолько интересным, что многие молодые люди после этого хотели заниматься наукой. 

 

 

 

Константин Скрябин
Академик РАН, директор Центра «Биоинженерия» РАН

Несомненно, Сергей Петрович был человеком мира. Он умел глобально смотреть на частные, как будто мелкие проблемы и доносить свои мысли до простых людей. В этом была его уникальность.
Сергей Петрович был счастливым человеком, потому что занимался делом, которое, с одной стороны, было служением, с другой – огромным удовольствием. Он был и ученым, и просветителем. В этом тоже его уникальность. Он воплощал в себе черты и традиции русской интеллигентной семьи и в то же время был абсолютно современным человеком, остро чувствовал сегодняшний день. Он не боялся говорить правду, а не то, что хочет слышать аудитория. Научная правда, если о ней правильно рассказать, интересна и привлекательна для человека. В этом состояло удивительное искусство Сергея Петровича. 

 

 Борис Величковский
Директор института психологии Дрезденского технического университета, директор Института когнитивных исследований РНЦ «Курчатовский институт» 

«Есть ли сознание у моей кошки?» Этот вопрос Сергей Петрович задал мне во время записи программы «Очевидное – невероятное». Так я узнал, что он иногда любит задавать неудобные вопросы. 
В это время Сергей Петрович увлекся глобальными проблемами демографии. Он открыл, как он полагал, грядущий перелом всех тенденций демографического развития.
Буквально за несколько дней до смерти Сергея Петровича я увидел в газете International Herald Tribune огромную статью о сломе демографических тенденций в Индии. Я успел ее передать Сергею Петровичу, получил от него благодарность. Он сказал, что ему уже несколько человек позвонили и сообщили об этой публикации. Эта статья подтверждала, что события протекают именно так, как он предсказал. По-видимому, Сергей Петрович сделал грандиозное открытие, которое сейчас подтверждается и будет иметь колоссальные последствия для процесса глобализации в геополитическом масштабе. 

Александр Асеев 
Председатель Сибирского отделения РАН

Нам было легко и приятно общаться. Он много рассказывал о своем детстве в Англии. Мне это было интересно, потому что я тоже провел в Англии довольно много времени, правда, не в Кембридже, а в Оксфорде.  Он вспоминал, как приезжал с отцом к нам в Академгородок, сколько надежд было связано с развитием науки в Сибири. В то время это было прорывом.
Будучи физиком до мозга костей, он в последние годы жизни стал понимать, что решение многих проблем лежит не в области технических или точных наук, а в гуманитарной сфере. Это позволило ему применить математические и физические подходы для того, чтобы понять, что происходит с людьми, цивилизацией в целом. 

 

 

 

Эвелина Закамская
Ведущая телеканала «Россия 24»

Я его спрашивала, есть ли сегодня люди, сопоставимые по масштабу и по уровню с теми, с кем он общался и кого приглашал в свою программу. А это были самые великие, самые интересные и яркие личности своего времени, причем не одного, а нескольких поколений. Он сказал, что такие герои, безусловно, есть, их нужно уметь искать. Объектом его интереса было не столько научное открытие, сколько человек. Буквально за несколько месяцев до его ухода мы сидели у него дома и обсуждали, какие идеи и какие герои сегодня меняют мир. Так появился наш новый проект «Идеи, меняющие мир», в котором мы продолжаем искать таких героев. И мы их находим. 

 

 

  

Анатолий Сагалевич
Исследователь Мирового океана с применением глубоководных обитаемых аппаратов, профессор, Герой Российской Федерации

Когда я первый раз пришел к Сергею Петровичу на съемку программы «Очевидное – невероятное», сразу почувствовал атмосферу полного доверия.
Всего мы записали с ним четыре программы. Предмет нашего первого разговора – гидротермальные источники, т. н. «черные курильщики» – не был ему близок, но он очень быстро вошел в курс дела. Вторая программа была посвящена гибели кораблей «Титаник» и «Бисмарк». Сергей Петрович спросил: «А вы думали, что эти затонувшие суда, которые были гордостью Англии и Германии, сейчас стали неотъемлемой частью океана?» Это очень интересный взгляд, действительно они стали его частью, и внимание многих исследователей до сих пор к ним приковано. История не закончилась, исследователи хотят узнать, что привело к этой аварии, какие были предпосылки, какие люди там были. Все это уже история, но человек так устроен, что редко извлекает из нее уроки. 

 

Вячеслав Иванов
Академик РАН, профессор Калифорнийского Университета, директор Института Мировой культуры им. М.В. Ломоносова 

Внутренняя свобода Сергея Петровича в большой степени унаследована от родителей. Это были смелые и свободные люди, оказавшиеся в несвободной стране. И они выдержали это испытание.
Мы познакомились в юности, я хорошо знал всю его семью. Я считаю поведение Сергея удивительным. Он был очень хорошим начинающим ученым, написал успешную кандидатскую работу. И в этот  момент случилась беда – его отца, Петра Леонидовича, лишили всех должностей, он мог заниматься исследованиями только в домашней лаборатории на даче. Ему нужен был помощник, и, конечно, им стал старший сын. Во-первых, он был физик с хорошим образованием, а во-вторых, он не боялся.  Потом у него произошел другой поворот в судьбе. Сергей Петрович выбрал самый нестандартный для советского ученого путь – просветительство, пожертвовав своей научной карьерой, может быть, академическим званием.
Он тяготился тем, что многие ученые его воспринимали как популяризатора, так как всегда оставался ученым и делал интересные работы по физике, а к концу жизни по демографии.
Он никогда не отступал от своих научных убеждений, был очень последовательным и мужественным человеком. 

Андрей Кокошин 
Академик РАН, директор Института проблем международной безопасности РАН, декан факультета мировой политики МГУ им. М.В. Ломоносова

Программа «Очевидное – невероятное» с самого начала отличалась высокой степенью свободы, в ней позволялось гораздо больше, чем в других. Сергей Петрович так блистательно ее вел, на таком высоком интеллектуальном уровне, что это не могло не привлекать к программе думающую образованную публику. Я участвовал в нескольких программах, в которых обсуждались проблемы стратегической стабильности, избавления мира от ядерной угрозы. Как физик он прекрасно понимал, что такое ядерное оружие и какую опасность оно несет людям. Наверное, это понимание он унаследовал на генетическом уровне.
Он был понятен миллионам телезрителей, однако никогда не упрощал беседу до такой степени, чтобы это выглядело неприемлемым для знающих людей. Это особое мастерство, мало кто умеет это делать.

 

Подготовили Ольга Беленицкая, Екатерина Головина

 

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий