Материалы портала «Научная Россия»

Философия смыслов, меняющая мир

Александра Очирова – доктор философских наук, поэт, для которой концепция гуманистической модернизации смыслов – это идея, объединяющая

Сегодня в Государственном геологическом музее имени Владимира Вернадского РАН, расположенном на Красной площади, состоится представление новой книги «Смыслы» поэта, доктора философских наук, посла Доброй Воли ЮНЕСКО Александры Очировой, а также фильма телекомпании «Очевидное-невероятное» «Пространство внутреннего света», посвященного ее поэзии. «Смыслы» — десятый по счету сборник стихотворений Александры Очировой. Иллюстрациями к книге стали работы российского художника и скульптора Зураба Церетели. По словам самой поэта, именно способность обретения смыслов делает нас людьми, заставляет самосовершенствоваться, восходить, трансформировать мир, в котором мы живем. Во встрече примут участие ведущие деятели политики, культуры и искусства. Следите за новостями о мероприятии на нашем сайте. Пока предлагаем вашему вниманию интервью Александры Очировой журналу «В мире науке» и его видеоверсию.

 

Философия смыслов, меняющая мир

Александра Очирова – доктор философских наук, поэт, для которой концепция гуманистической модернизации смыслов – это идея, объединяющая людей и меняющая мир. Именно способность обретения смыслов, по её убеждению, делает нас людьми, заставляет самосовершенствоваться, восходить, трансформировать мир, в котором мы живем. Недаром слово «смысл» имеет общий корень со словами «мысль», «мыслить»: то, что нами не осознано как благое дело, бессмысленно. Платон, хоть и был идеалистом, ставил благо превыше всего. Здесь кроется немало опасностей и противоречий. Нередко под привлекательными масками скрывается то, что не является истинным смыслом, и распознать неявное зло – важная цель человечества. Такого рода цели должны нас объединять, и это особенно актуально сейчас, когда время и возможности для «ошибок трудных» исчерпаны, уверена Александра Очирова. Если человечество выберет неверный путь и применит выработанные им технологические возможности для саморазрушения, больше шансов у него может и не быть. Общая идея, меняющая мир, которую предлагает Александра Очирова, - становление новой общественной формации, «человека нравственного», который сформирует гуманистический миропорядок и сможет преодолеть глобальные угрозы, нависшие над планетой.  

- Александра Васильевна, всё ли должно иметь свой смысл?

- Абсолютно всё. Самое устойчивое в сознании – это именно смысл. Человек всегда находится в поиске. Поиск этот – часть его жизни, поэтому для меня тема смысла чрезвычайно важна. Но поиск смыслов определяет не только отдельную личность, но и путь человечества в целом. Поэтому самое важное для  устойчивого развития сегодня – формирование новых принципов толерантности, новых регламентов ответственности и нравственности. Без этого мир захлебнется в конфликтах и войнах, которые лишены всякого смысла. 

- У вас есть стихотворение, которое так и называется - «Смыслы». Там говорится о том, что во всем есть свой скрытый смысл – «в живых словах, и в чувствах, и в желаньях, и в цифрах, поселившихся в уме, что чередуют дни и расстоянья». В то же время вы говорите, что, например, война, смерть лишены смысла. Так есть ли бессмысленные вещи?

- Да, бессмысленные вещи есть, и они часто жестоки. Я полагаю, человечество сейчас возвращается к смыслам, утерянным когда-то. Война не может быть смыслом, потому что она разрушает, уничтожает человечество. Когда смысл теряется для отдельной личности, начинается внутренний кризис. А когда для всего общества, начинается кризис общественный. Есть вещи, объединяющие человечество, и самая важная из них – понять, что нас может не быть, и жизнь – самое ценное, что мы имеем. Все мы сегодня живем в информационном обществе, которое лишило мир границ. Возможности информационных технологий огромны, и это благо, но они не должны превращаться в самоцель. В виртуальных пространствах мы должны всегда сохранять свою идентичность, оставаться самими собой, не забывая о том, что самая большая роскошь – это роскошь человеческого общения. Важно не перестать быть цивилизацией с человеческим лицом. Самая большая задача сейчас – предложить человечеству то, что я пытаюсь много лет делать и своими стихами, и как общественный деятель, - это поиск общих смыслов, императивов развития человечества для того, чтобы сохранить цивилизацию и определить согласованные регламенты развития. Наше динамичное время предполагает богатство, почти безграничные возможности развития, а с другой стороны – нищета, голод, смерть, равнодушие как потеря своего лица. Поэтому, если раньше мы говорили о человеке разумном, человеке производящем, то сейчас мы должны расширить эти границы и «вывести» человека нравственного. Нравственность стала глобальной проблемой, и её мы должны впустить в законодательство. Гуманизм, который переводится как человеколюбие, должен стать основой нашей государственной политики.

- Но не кажется ли вам, что смысл войн – преподать человечеству горький урок?

- Войны проходили через всю человеческую историю, но такой способ самоутверждения – силовой, он в принципе животный, не человеческий. Это то бессмысленное, неразумное, что иногда одерживает над нами верх и не дает возможности перспектив развития, движения вперед. Вы правы, именно войны, разрушительные и кровопролитные, нередко разворачивали человечество в сторону гуманизма. Люди понимали, что этого делать нельзя, потому что это страшно и бесперспективно. Но сейчас средства ведения войны таковы, что она может привести к самоуничтожению человечества в считанные минуты. Уже некому будет извлекать горькие уроки. Осознание этой опасности, обретение ответственности, нравственности актуальны как никогда раньше. Мы должны формировать свой имидж как доброго, сильного государства.

- «Сильный» и «добрый» – это синонимы?

- Да. Недаром все русские богатыри были сильными – и телом, и духом. Или Прометей, который пошел против воли богов, проявив любовь и сострадание к людям, которые прозябали во мраке. 

- Замечательный русский философ Петр Чаадаев с горечью сказал, что единственным смыслом нашего существования является возможность дать миру очередной ужасающий пример. Как вы к такому высказыванию относитесь?

- Россия не раз спасала мир. Это особая страна, у которой свой спасительный лик, своя литература, иконопись, житийность, - всё то, что составляет так называемую русскую тайну. Да, мы много сделали страшных ошибок, бездумно брали то, что никогда у нас не приживется, ничего, кроме горького опыта, не принесет. Скажем, кровавый экран, на который нельзя, противопоказано смотреть детям. Наш народ должен сохранить свой собственный смысл, свою самость. Для этого у нас есть всё. Я считаю, что мы самая самодостаточная страна, надо лишь научиться управлять ею.

- Потрясает ваша готовность писать стихи в таком большом количестве. Как у вас это получается?

- С этим я родилась, моей заслуги здесь нет.  Академик Николаев, который составлял сборник моих избранных стихов, сказал, что это дар Божий. Рифма для меня – способ самовыражения. У меня математический склад ума, я не люблю лишних слов, длинных речей, поэтому все мои стихи очень лаконичны. Это философская поэзия, нацеленная на то, чтобы малыми средствами подвигнуть людей на процесс осмысления жизни, обретения смыслов.

- Получается, ваша Муза всегда рядом с вами?

- Я всегда хотела, чтобы ко мне приходила Муза, но она так ни разу и не пришла. Полагаю, что Муза и творчество – разные вещи. Ведь, если верить многочисленным литературным описаниям, приход Музы всегда мучителен, ему предшествуют какие-то особые состояния, похожие на транс, глубокая печаль… Мне всё это не свойственно. Записывать стихи для меня - радостный, легкий процесс. Именно поэтому очень долго я их не публиковала. Но люди, которых я очень уважаю и на мнение которых ориентируюсь, профессионалы, литераторы, критики, однажды убедили меня в том, что нужно писать, нужно публиковать. И я стала писать по книге в год. Сейчас таких книг уже десять… Для меня это похоже на поступок, потому что я очень сдержанный человек, и открывать до такой степени свое сердце, свой внутренний мир, как это происходит в стихах, для меня совсем не просто.

- Правда ли, что сейчас вы восстанавливаете церковь в селе, где выросли?

- Восстанавливаю, конечно, не я сама, а люди, которые умеют это делать – строители, те, кто занимается финансированием этих работ… Это мои друзья, и я надеюсь, что таких людей будет больше, потому что это часть национальной задачи – восстановление церквей. Я очень благодарна Владыке Павлу, Митрополиту Рязанскому, который лично побывал на месте, благословил нас. С тех пор прошел год, сделано очень многое. Восстановлен крест, купол, крыша, колонны, ведутся службы, назначен батюшка. Это и есть восстановление смыслов. Ведь когда-то там было огромное село с древней историей, большой ярмаркой, здесь формировались цены на зерно для Москвы и Новгорода, было много купеческих семей, даже дворянских поселений. Революция многое смела, от богатых домов остались лишь следы фундаментов, однако полностью уничтожить красоту не удалась. Это место, в котором ощущаешь себя как бы в центре бытия. Можно как циркулем прочертить горизонт и увидеть, что он круглый. Такой пуп Земли. У меня есть об этом такие строки:

Высокий смысл земного слова,
Что было Первым Бытиём,
Во всем вокруг витает снова
И продолжается в живом.
В живом, земном и неземном,
Соединяя поколенья
Со смыслом жизни и Творенья,
Где с материнским молоком
Мы всё на свете обретали –
И утолённые печали,
И наслаждение добром.
… И звон литых колоколов
Вершил торжественную волю –
И чей-то взгляд слезой и болью
На звуки резал смыслы слов… 

А церковь уникальная, одна из самых высоких и красивых в Европе. Колокольня - 79 метров. Я жила там до десяти лет, выросла рядом с церковью, и не было дня, чтобы я туда не приходила. Тогда она вся была во фресках, которые почти не сохранились. Помню, как там находился зерносклад. Это была попытка сломать веру. Но ничего не вышло. Человек, который поднялся, чтобы сбросить крест с купола, разбился.

- Время, когда вы росли, было пропитано атеистической пропагандой. Удалось ли в вашей семье сохранить традиции веры или вы пришли к этому самостоятельно?

- Тема веры есть во всех моих книгах. Её нельзя раскрыть до конца, как нельзя постичь непостижимое. Вера очень сильно отличается от науки именно потому, что она непостижима. Как сказал Эйнштейн, глядя в стакан с водой, мы всегда видим в нем Бога. Есть вопросы, на которые ответить нельзя, но возможность человека мыслить – это главное проявление его свободы. Я считаю, что изначально человек был свободным, но эту способность постепенно утратил, поскольку воспользовался ею неправильно. Те императивы, о которых рассуждали великие умы, сильно приближают его к смыслу. И не столь важно, атеист он или нет. Иногда человек сам не знает, верит ли он, потому что вера запрятана очень глубоко. Но в пограничных ситуациях люди всегда обращаются к Богу и всегда вспоминают мать. Есть такая поговорка: нет неверующих в окопе перед боем…

- Будучи явным лидером, не приходилось ли вам сталкиваться с непониманием сильного пола?

- Нет, такого никогда не было. Женщина может сказать о себе, что она человек, и это внеполовое понятие. Я женщина, мать, очень люблю свою семью, и это – тоже часть смыслов. Но я – человек, и это главное, системообразующее. Всё, что нас окружает – земля, воздух, памятники культуры, люди, - всё это не имеет пола, поэтому половая принадлежность неважна. Важно то, кем мы являемся по сути.

- Что для вас счастье?

- Счастье – это сама жизнь, даже в самых трудных её проявлениях.

- А как же любовь? Вера? Разве без них возможно счастье?

- Любовь – понятие не абсолютное. Она может уйти, и не обязательно потому, что тебя разлюбили. Можно не иметь семьи, здоровья, понимания со стороны окружающих, веры в Бога, но при этом быть нравственным, мыслящим, ищущим существом. Универсальных рецептов счастья не существует, но для себя я вывела его тождество с самой жизнью. Как только это осознаешь, становится легче и радостнее. Ни в коем случае никому это не навязываю. Я вообще не люблю учить людей, поэтому никогда не занималась преподавательской деятельностью. Зато я постоянно учусь сама. Всё, что прописано в жизни, - для меня постоянный источник познания. Это один из моих смыслов. Самое же страшное в жизни – потеря смыслов. Это приводит к саморазрушению и печальному итогу, когда приходит осознание, что сделать уже ничего нельзя. Я полагаю, человек бессмертен не только потому, что не знает точной даты своего ухода, но и потому, что способен овладеть теми смыслами, которые будут существовать после него. Иного смысла жизни, кроме обретения смыслов, я не вижу. Ни для отдельного человека, ни для человечества в целом.        

александра очирова смыслы

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий