Материалы портала «Научная Россия»

«Было дело под Полтавой…»

«Было дело под Полтавой…»
Рассказывают, что в шведском языке до сих пор есть слово «рюсскрёк» или русский ужас. В свое время этот ужас означал вполне определённое событие – Полтавскую битву

Пропал, как швед

В русском языке Полтавское сражение тоже оставило неизгладимый след. О человеке, потерпевшем сокрушительное поражение мы часто говорим: «Пропал, как швед под Полтавой».

Впрочем, у пропавшего вместе с армией шведа есть личное имя. Потомок древнего баварского рода Виттельсбахов из младшей, Пфальц-Цвейбрюккенской ветви звался Карлом по номеру Двенадцатым. Он получил отцовский престол в пятнадцать лет и вел подростково-задиристую политику – восемнадцать лет воевал за пределами страны, стремясь сделать Швецию сверхдержавой.

Попервоначалу ему все удавалось: летом 1700 года Карл II разгромил втрое превосходящие силы русской армии под Нарвой. Карл переиграл русские войска тактически, а командующий де Круа и другие иностранные офицеры сдались шведам в плен. Шведский король праздновал победу, еще не зная, что посеял сокрушительное поражение. А побежденный сделал серьёзные выводы: Пётр I осознал необходимость военных реформ и воспитания национальных военных кадров. Забежим вперед: царю всё удалось.

Мать Полтавской баталии

Воодушевленный Карл повернул в Польшу и Саксонию, тем временем Петр ударил на Севере: взял Нотебург, Ниеншанц и прорубил окно в Европу – поставил в Шведской Ингермандандии Санкт-Петербург. А годом позже и Нарву отвоевал: «Иново не могу писать, только что ее, которая четыре года нарывала, нынче, слава богу, прорвало», – писал царь-реформатор в 1704 году.

Меж тем, Карл разобрался с Польшей и надумал идти на Москву – мстить за утерянную Ингерманландию. Отчего он повернул на Полтаву? Армия нуждалась в провианте и фураже, который Карл рассчитывал добыть на изобильной Украине. К тому же там его поджидал союзник – переметнувшийся гетман Иван Мазепа. И можно было спокойно ждать подхода свежих сил: на подмогу к Карлу шел корпус генерала Левенгаупта. Но не дошел: в битве у деревни Лесной в нынешней Могилёвской области войска Петра нанесли превосходящим силам шведов сокрушительное поражение. Царь Пётр назвал битву у Лесной матерью Полтавской баталии – она состоялась ровно за девять месяцев до Полтавы.

«Швед, русский колет, рубит, режет…»

День 27 июня по старому стилю отмечался в петровскую эпоху как табельный праздник, День Победы. Как «было дело под Полтавой» – это кстати, строка из стихотворения Молчанова, нам известно от куда более крупного поэта – Пушкина: «Горит восток зарею новой…», «Выходит Петр… Он прекрасен, он весь как Божия гроза…», «Швед, русский – колет рубит, режет». Именно так: в полтавском сражении сошлись шведское войско в 37 000 воинов с 41 пушкой и почти 60 000 русских, со 102 орудиями, по оценке историков. «Ура! мы ломим, гнутся шведы», «Еще напор – и враг бежит». Враг убежал далеко, но выводы сделал: по мнению шведского историка Питера Энглунда, один из путей к современному благополучию Швеции начинался под Полтавой.

Другим наукой шведский пример не оказался. «Каков самый подходящий путь на Москву?» – спросил, по легенде, Наполеон русского генерала Александра Дмитриевича Балашова. «На Москву есть много дорог, одна из них ведет через Полтаву», – с намёком ответил Балашов.

полтавская битва

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий