Материалы портала «Научная Россия»

Болонскому процессу – российский тюнинг!

Может ли болонский процесс ухудшить уровень образования или увеличить утечку мозгов из России? На эти и другие вопросы отвечает участник п

Что мы знаем о болонском процессе и почему он так негативно воспринимается в России? Может ли он ухудшить уровень образования или увеличить утечку мозгов из нашей страны? На эти и другие вопросы отвечает участник проекта «TEMPUS», доктор биологических наук, заведующий лабораторией Института химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН Дмитрий Жарков.

СПРАВКА

TEMPUS — многомиллардная программа Евросоюза, один из элементов которой – международный проект REHAUT с участием 15 вузов, институтов и компаний России, Белоруссии и Европы, предполагающий создание новой образовательной программы бакалавриата и магистратуры по биотехнологиям. Объем финансирования проекта – 1,2 млн. евро на 3 года. Консорциум возглавил Российский химико-технологический университет им. Д.И.Менделеева, где программы по биотехнологии уже отработаны и внедрены в учебный план. От Европы участвуют университеты и биотехнологические компании из Чехии, Литвы и Германии. Задача проекта «Tempus» – подготовить российский университетский сектор биотехнологий к переходу на болонскую систему без серьезных потерь для образования и тяжелых перемен для преподавателей и студентов.

Зачем он вообще нужен, Болонский процесс? Какая от него польза?

 - Болонская система образования имеет свои несомненные плюсы. Если коротко, она объединяет образовательную деятельность в европейских странах: позволяет организовать сеть партнерских университетов, которые могут направлять друг к другу студентов на избранные курсы или временное обучение, а также делает понятным уровень квалификации и навыков выпускников для работодателей разных государств. Унифицируется и система оценки знаний, что позволяет определить уровень каждого вуза. Раньше в Европе ситуация немногим отличалась от российской, когда выпускник МГУ или НГУ, получивший диплом специалиста, по образованию соответствует солидному уровню магистра, а точно такой же специалист из провинциального российского пединститута вряд ли потянет даже на бакалавра. С принятием болонской системы студент получает и возможность переводиться из одного вуза в другой как внутри страны, так и за ее пределами. Этого позволяет достигнуть четкая классификация по направлениям обучения, областям полученных знаний и достигнутому уровню.

 А в России? Говорят, что введение болонской системы только спровоцирует дальнейшую утечку мозгов…

- Универсальная трехуровневая квалификация «бакалавр–магистр–доктор» дает возможность свободного перемещения для студентов и более ясное понятие, какого уровня специалистов выпускает тот или иной вуз. Сегодня выпускники российских вузов, решившие уехать работать за рубеж, устраиваются там более-менее успешно, в зависимости от полученных знаний и индивидуальных способностей. Отсутствие болонской системы образования в нашей стране никак не мешает им это сделать. Европейское нововведение может упростить только первый этап переговоров, что не повлияет на конечное решение компании о принятии данного сотрудника. Иначе говоря, болонская система способствует эмиграции из России не больше, чем изучение английского языка – навык, который кандидат при желании освоит независимо от того, поможет ли ему в этом его вуз.

 Почему же тогда у многих из нас слова «Болонская система» вызывают негативную реакцию? Что с этим делать?

 - Полезность любых реформ сильно зависит от формы их реализации. При введении реформ на административно-приказном уровне, безотносительно существующего положения дел их выполнение часто не соответствует, а иногда и напрямую противоречит изначально заявленным целям. Когда в Европе декларативно приняли болонскую систему, поначалу все схватились за голову – настолько многое из существующей программы в нее не вписывалось, а сильных изменений никто не хотел. Французов полностью устраивали их полтора десятка уровней квалификации, а в Великобритании разделение на бакалавров и магистров существовало и до этого. Большой интерес к переходу на «английский» тип образования испытывали Италия, Португалия и Испания, где в конце 1990-х годов было изобретено замечательное решение проблемы реформирования и унификации образования – так называемый «тюнинг». Его суть заключается в том, чтобы позволить наиболее щадящим способом, с минимальными необходимыми изменениями вписать уже давно существующую в стране систему в новую общеевропейскую парадигму.

Болонский процесс – это не самоцель образования, а всего лишь один инструмент, с помощью которого образование становится системой, более открытой международному сообществу. Именно поэтому многие европейские государства при переходе на болонскую систему подошли к вопросу без излишнего усердия, изменив ровно то, что требовалось по новым правилам – ни больше, ни меньше. Например, во Франции полностью сохранилась система, в которой с магистрами сосуществуют совершенно отдельные «мэтры» и «мастера», а бакалаврами называют выпускников средней школы. Переход на новую систему состоял лишь в том, что вся эта сложнейшая система была привязана к общеевропейским рамкам – то есть написано, как соответствуют эти степени тем, что есть в болонской системе. Такой осторожный подход к реформированию привычной системы образования стоило бы взять за основу и в России.

 А как сейчас обстоят дела с этим переходом? Делается что-то, кроме введения системы «бакалавр–магистр»?

 - Образовательный стандарт третьего поколения, принятый в России в 2009 году, во многом уже позаимствовал довольно размытые формулировки болонской системы, но при этом еще не выполнял главной функции – унификации системы высшего образования, которую эта система несет в Европе. Новый образовательный стандарт четвертого поколения планируют принять в нашей стране в текущем году. Он будет максимально приближен к европейской системе и установит для вузов некие минимальные требования, но без ограничений в сторону увеличения возможностей. Это существенное для российской образовательной системы изменение, поскольку до этого все, что не было прописано как разрешенное, автоматически считалось запрещенным, кроме немногих вузов, которым разрешалось иметь собственные дополнения к стандартам. Стандарты, которые будут приняты Министерством образования РФ, должны быть прописаны просто, четко и понятно, поэтому лучше всего для сообщества преподавателей вузов – своевременно предложить их министерству «снизу», а не выражать недовольство постфактум, обнаружив неудобные для работы положения или неясные формулировки.

 И какова роль вашего проекта в этом процессе?

 - Проект REHAUT – это и есть та самая инициатива «снизу», которая, как надеются его участники, позволит сохранить и развить биотехнологическое образование в России, максимально безболезненно адаптировав его к болонской системе. Сегодня участники консорциума тщательно изучают опыт европейских стран, составляют учебники для преподавателей вузов и пишут вполне конкретные учебные планы, аккуратно переводя их на специфический язык болонской системы. Собраны и приведены в единую форму биотехнологические программы всех вузов-партнеров. В конце проекта на их основе будут составлены требования вузов к образовательному стандарту. Как надеются участники проекта, они получат понимание и поддержку в Министерстве образования РФ. В случае успеха этот проект может стать идеальным опытом реформирования с тесным взаимодействием законодателей и исполнителей. И, возможно, тогда известное выражение «один переезд равен двум пожарам» потеряет свою актуальность. Ведь на деле все зависит от того, как вы упаковали свои вещи.

tempus болонский процесс дмитрий жарков со ран

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий