В научной литературе можно встретить примерно 20 названий одного и того же расстройства - синдром Мюнхгаузена, Ван Гога, больничного преступника, ложная болезнь, больничное мошенничество и другие. При этом расстройстве пациент симулирует болезнь, специально вызывает у себя симптомы, чтобы привлечь внимание врачей.

В середине XIX века британский врач Х. Гэвин впервые описал эту болезнь и ввел термин "factitious disorder", что означает расстройство с фальшивыми воображениями, фантазиями. В 1951 году Р.Ашер, американский психиатр, детально исследовал расстройство. В изученных им случаях люди жаловались на жизнь, украшали свою биографию ложными и драматичными событиями. Ашер дал этой болезни название «синдром Мюнхгаузена», в честь литературного персонажа – немецкого дворянина Карла Фридриха Иеронима, барона фон Мюнхгаузена, который рассказывал выдумки о своих фантастических подвигах.

Название хроническая фиктивная (искусственно вызванная) болезнь предложил американец Х.Спиро в 1968 году. Он изучил 38 клинических случаев, где наблюдал за агрессивным поведением пациентов, выдумыванием болезней, обманом врачей и самостоятельной постановкой диагноза.

Синдром Мюнхгаузена занимает около 1% от всех психических заболеваний. Американская психиатрическая ассоциация относит его к фиктивным расстройствам. 34 года – средний возраст пациентов, но встречаются случаи и у восьмилетних детей. Чаще болезнью страдают женщины.

Причины синдрома определить трудно. Пациенты не получают никакой социальной или экономической выгоды от этого, но и бредом болезнь тоже нельзя назвать. Основная версия – нехватка внимания, острая необходимость получать поддержку, заботу. Риск развития расстройства увеличивают несколько факторов:

  • детская психическая травма;
  • сексуальное насилие;
  • детский опыт, когда во время болезни уделялось больше внимания;
  • смерть близких;
  • низкая самооценка;
  • истерическое и пограничное расстройство личности.

Чаще всего пациенты жалуются на головную боль, кровотечения и боль в сердце. Среди симптомов могут быть рвота, слабость, диарея, плохое зрение, амнезия, депрессия, боль в суставах, кожные заболевания, проблемы с менструальным циклом. Люди обращаются к врачам, проходят обследования, чтобы подтвердить свою болезнь, но не получают результатов.

В больницу они попадают с высокой температурой, острой болью, обмороками и кровотечением. Эти симптомы обычно симулируются, чтобы получить неотложную помощь. Для этого достаточно принять большую дозу лекарств, съесть испорченные продукты или ввести инсулин. Иногда на теле больных можно увидеть шрамы и порезы. Пациенты могут громко стонать, требовать срочной помощи, операции, несмотря на отсутствие для этого показаний.

Расстройство плохо изучено. Есть предположения, что оно строится на психологических, социальных и биологических факторах. Обычно пациенты хорошо знакомы с медициной, специально изучают литературу, чтобы правдоподобно лгать о своей болезни. Иногда это сопровождается наркотической зависимостью. Пациенты отличаются нестабильной самооценкой, эгоцентризмом, тревожностью, истеричностью, социальной неадаптированностью, артистизмом и яркой фантазией.

Психиатры делят синдром Мюнхгаузена на индивидуальный и делегированный. Индивидуальный включает в себя пять подвидов синдрома:

  • дерматологический связан с кожными повреждениями;
  • абдоминальный сопровождается жалобами на боль в животе и желанием сделать операцию;
  • геморрагический включает имитацию кровотечений за счет крови животных или осуществления порезов своего тела;
  • лёгочный подразумевает болезнь капилляров легких;
  • синдром альбатроса – желание принимать определенные лекарства.

Делегированный синдром Мюнхгаузена появляется под воздействием других людей. Например, когда родители давят на ребенка. Этот вид расстройства еще называют синдромом Полле, в честь дочери барона Мюнхгаузена. Манипулятор может сам иметь расстройство и проецировать его на других. Родитель может имитировать у ребенка сахарный диабет, нарушение сознания и другие болезни, вызывая их специально. В таком случае детей отравляют, заражают инфекцией, вызывают аллергию, рвоту, удушье. В результате детям назначают ненужные препараты, чем ухудшают их здоровье.

Детская смертность при этом синдроме – около 6-10%. Родители используют те методы насилия, что не оставляют следов. Они закрывают рот рукой, кладут на ребенка подушку, полиэтиленовую пленку, дают ненужные лекарства и не кормят. Они же вызывают скорую помощь, чтобы спасти ребенка и рассказать всем о своем геройстве. Но не во всех ситуациях врачи успевают помочь.

Глубокая зависимость от внимания и сострадания приводит к тому, что пациенты рискуют жизнью. Их действия приводят к инвалидности, алкоголизму и наркотикам, серьезным заболеваниям, социальным, финансовым проблемам и смерти.

По данным Американской психиатрической ассоциации существует четыре критерия диагностики заболевания:

  1. симуляция симптомов;
  2. игра в больного;
  3. отсутствие связи между ложью пациента и внешней выгодой;
  4. отсутствие бреда и других психических расстройств.

Таких пациентов госпитализируют от 25 до 200 раз. Но в больнице они находятся от пары часов до нескольких недель. Конкретного лечения не существует. Пациенты хотят быть больными, но отказываются лечиться. В большинстве случаев нужно лечить психологическую травму, которая стала причиной развития синдрома. Лечение медикаментами используется только при наличии других заболеваний, например расстройства личности. Советуют чаще общаться с людьми, придерживаться рекомендаций врача и не подвергать свою жизнь опасности.

Источники фото: нгодб.рфphonoteka.org