Материалы портала «Научная Россия»

Бертран ПИКАР: «Идея не новая, но люди боятся ее воплощать»

Представитель знаменитой династий изобретателей и путешественников обещает облететь Землю на самолете на солнечных батареях, без капли топлива.

Бертран Пикар – представитель знаменитой династий изобретателей и путешественников. Он внук физика и покорителя стратосферы Огюста Пикара и сын океанолога Жака Пикара. Как и его предки, представитель третьего поколения династии посвятил большую часть жизни изучению пределов возможного и организации сложных проектов на стыке передовой науки и путешествий.  Последние десять лет все его время посвящено совершенствованию конструкции экологически чистого и энергоэффективного самолета Solar Impulse на солнечных батареях. Через год господин Бертран Пикар обещает облететь на нем вокруг земли без капли топлива.
Именно этому красивому проекту и красивому человеку был посвящен первый в этом году выпуск программы «Идеи, меняющие мир», совместного проекта телекомпании «Очевидное-невероятное» и телеканала «Россия 24».


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Бертран Пикар живет и работает в одном из самых живописных и спокойных мест мира. Это Лозанна, берег Женевского озера в обрамлении Швейцарских Альп. Принимая нашу съемочную группу в офисе свой компании, господин Пикар – как все люди его профессии – излучал благополучие и внутреннее спокойствие. Он профессиональный психотерапевт и психиатр, практикующий врач,  владеет гипнозом и, конечно, умеет управлять собственными эмоциями. Однако его внешняя жизнь всегда была далека от обывательского спокойствия. Именно экипажу Бертрана Пикара в 1999 г. удалось впервые облететь на специально созданном для экстремальных нагрузок воздушном шаре вокруг Земли, проведя почти три недели в герметичной капсуле. За 40 лет в воздухе он установил десятки рекордов, рисковал жизнью, терпел громкие неудачи и испытывал триумфы. Он не аэродинамик и не инженер, но умеет вдохновлять ученых и конструкторов на новые изобретения. Легендарное имя, заразительная вера в инновации и сила харизмы Пикара вселяют оптимизм в  спонсоров, позволяя ему собирать под свое легендарное имя десятки миллионов долларов.

 Солнце – двигатель прогресса

«О нашей миссии в Америке вышло множество сюжетов в прессе по всему миру. Мы посчитали – это 9 миллиардов потенциальных контактов с аудиторией. 9 миллиардов всего за 3 месяца!». Бертран Пикар с увлечением рассказывает автору и ведущей «Идей» Эвелине Закамской о главном событии минувшего года и огромных возможностях, которые открывает его проект для компаний-партнеров. В мае-июне 2013 года созданный его командой самолет на солнечных батареях Solar Impulse впервые совершил трансконтинентальный перелет через Северную Америку, используя только энергию солнца. Путь с промежуточными остановками занял несколько недель и кроме внимания прессы спровоцировал шквал звонков в службу 911. Многие обыватели в глубинке приняли детище Пикара за НЛО – настолько необычной показалась многим его наружность и поведение в небе.

 Это не единственный в истории «солнечный» самолет, да и сейчас есть энтузиасты, которые параллельно занимаются похожими проектами (например, Solar Flight в Германии). Но Бертран Пикар и возглавляемая им команда впервые замахнулись решить главную проблему всех подобных летательных аппаратов – необходимость садиться с наступлением темноты. Впервые анонсируя свой проект широкой общественности в 2003 году, он поставил целью сделать «Солнечный импульс» независимым от смены дня и ночи. Реакцию скептиков Пикар хорошо помнит: «Любая новая затея натыкается на утверждения о её невозможности. Потом её начинают воплощать, и вас считают сумасшедшим. А как только вы добились успеха, все говорят, что это было легко и очевидно».  

Поставленная задача предполагала совершенно особые требования к конструкции самолета. Чтобы продолжать полет после заката солнца, требовались аккумуляторы (а это лишний вес) и огромная площадь солнечных батарей для создания достаточного запаса электричества в течение дня. Около 12 тыс. солнечных элементов и приходится располагать большей частью на крыльях. А если говорить точнее, то батареи, фактически, и являются «телом» крыла, так как уменьшая вес конструкции, приходится выгадывать каждый лишний грамм. В случае с самолетом Пикара их площадь достигла около 200 кв.м, а размах оказался  сопоставим с параметрами пассажирских лайнеров (60 м)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Платой за автономность летательного аппарата стала необходимость использовать сверхлегкие углеводородные материалы для рамы и сопутствующая хрупкость всей конструкции. Построенная командой Пикара огромная стрекоза габаритами с Airbus весит всего 1600 кг и имеет четыре электродвигателя мощностью всего в 10 лошадиных сил каждый. Это значит, что она очень медленно летает (70 км/ч), уязвима для стихии и турбулентности. Снижение массы в уже представленном публике самолете HB-SIA достигается, в том числе, за счет крошечной и даже не обогреваемой кабины пилота, где можно только сидеть в термокостюме из сверхтонких материалов и дышать через кислородную маску. Но зато у самолета есть и свои и плюсы: набрав высоту до 12.000 метров днем, в темное время суток легкий Solar Impulse способен долго планировать до отметки в 3.000-4.500 м, сбросив обороты пропеллеров до минимума и растягивая запас батарей на многие часы до рассвета.

 «Мы имеем дело с листами углерода, которые в 3 раза тоньше и легче листа бумаги в вашем принтере», – объясняет господин Пикар суть инноваций российским зрителям. Когда его проект только-только стартовал, многих использованных в Solar Impulse технологий и материалов еще не существовало. «Я встречался с крупными специалистами в области авиации, и все говорили одно и то же: “Солнечный импульс” невозможен, вы никогда не построите самолёт таких размеров, с размахом крыла 64 метра и весом с небольшой автомобиль. Но люди, которые нам помогли, были далеки от авиации и не знали, что это невозможно». Действительно, после отказа ряда лидеров отрасли, Бертран Пикар и его партнер по проекту Андре Боршберг обратились с проектом будущего летательного аппарата в том числе весьма неожиданное место – к производителям гоночных яхт, на Швейцарскую судоверфь Décision. И там это восприняли просто как интересную задачу. Сверхлегкие углеводородные материалы – это именно их разработка. «Важно понимать, что инновации обычно не возникают внутри системы, они приходят извне», – поясняет Пикар.

 Через шесть лет после презентации идеи самолет был сконструирован и построен. «Дурацкая затея, надеюсь, пилот выживет», – так комментировали амбициозный план круглосуточного полета в интернете некоторые скептики. Но в 2010 году бывший военный пилот, второй руководитель и главный инженер проекта Андре Боршберг – как и было обещано – благополучно переночевал в кресле самолета, непрерывно проведя в небе над Швейцарией более 26 часов. Потом были полеты в европейские столицы, посещение авиасалона в Ле Бурже, перелет из Европы в Африку, наконец, упомянутое путешествие из Сан-Франциско в Нью-Йорк. Но главной целью программы остается  воспетая еще Жюлем Верном и пока еще не достигнутая планка – кругосветный перелет. Хрупкость конструкции самолета уже несколько раз вносила коррективы в сроки реализации программы. В ходе американского вояжа из-за проблемы с крылом пришлось отказаться от триумфального облета статуи Свободы на финише в Нью-Йорке. Да и сам визит в США состоялся в качестве компромисса из-за необходимости переноса кругосветки на 2015 год в связи с критической поломкой лонжерона крыла на строительстве второго, основного самолета.

 Стоимость прототипа HB-SIA, на котором международная команда сейчас обкатывает идею, презентует проект общественности, выявляет риски и уязвимости, перевалила за $72 млн. Однако через год в кругосветный полет отправится не этот летательный аппарат, а его более совершенная версия с регистрационным кодом HB-SIB, которую начали строить в 2011 году. Дело в том, что создав полностью автономный самолет, авторы идеи не способны сделать того же с человеческим организмом. При столь малой скорости о беспосадочном кругосветном полете речь вообще не идет. Это уже не сутки, которые еще как-то можно провести в сидячей позе, а 1-2 месяца в пути. При многодневном перелете человеку надо не только удовлетворять физиологические потребности, но и минимально двигаться.

 Поэтому кабину версии HB-SIB сделают более комфортабельной, там можно будет передвигаться и лежать, управление предусматривает функцию автопилота. Естественно, это влечет за собой и усложнение систем и увеличение габаритов (размах крыльев 80 м). Стоимость второго самолета HB-SIB оценивается уже в $100 млн. долларов. Но даже при более щадящих для пилота условиях непрерывный перелет через Тихий океан может занять у солнечного «тихохода» до 6 дней. А это, по мнению опытного Пикара,  физиологический предел для летчика-одиночки. «Если иметь на борту лишь одного пилота, то более пяти дней за штурвалом при недостатке сна скажется на его концентрации и может стать опасным», – пояснил он нам. Поэтому там, где это возможно, будут предусмотрены более частые посадки для смены летчика, раз в 3-5 дней.  «Но из этого можно извлечь пользу: проводить мероприятия и презентации в школах, университетах, для прессы и правительств, – рассуждает на камеру «Идей» наш герой. – Половину перелётов совершит Андре Боршберг, половину я».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 Полет Пикара

Еще в 16-летнем возрасте Бертран Пикар увидел окружающие родную Лозанну красоты с трапеции дельтаплана и полюбил летать. Его страстью надолго стала сверхлегкая авиация. В 1980-х он завоевал титул чемпиона Европы в воздушной акробатике на дельтапланах, в течение жизни получил лицензии на пилотирование планеров, самолетов и воздушных шаров. То, что по роду своих основных занятий в жизни он был психотерапевтом, сыграло судьбоносную роль в его будущем воздухоплавателя. Однажды Пикара пригласили для участия в его первой трансатлантической гонке на воздушных шарах именно в качестве психотерапевта. Пилоту нужен был напарник, который помогал бы регулировать потребность в сне и бороться со стрессом. В итоге, в 1992 году их экипаж победил. В своих выступлениях наш герой неоднократно подчеркивал, что увлечение полетами никогда не было для него источником адреналина и у обоих его занятий общий корень. «Исследовать можно не только внешний мир, но и внутренний». Вспоминая первые полеты, он как-то сказал: «Я почувствовал, что в большей степени имею дело с философией, чем со спортом».

 С тех пор полеты на воздушных шарах надолго стали еще одним главным делом жизни Пикара и к концу 1990-х он инициировал свой первый персональный амбициозный проект – беспосадочный кругосветный полет на воздушном шаре Breitling Orbiter. Это тоже была битва высоких технологий. Множество команд с внушительной спонсорской поддержкой пытались обогнуть земной шар итерпели фиаско одна за другой. Завершились неудачей попытки миллионеров Ричарда Бренсона, Джеймса Стива Фоссетта и многих других амбициозных путешественников. Да самому Пикару дистанция покорилась лишь с третьей попытки.

 Момент, когда его первый аэростат вместо расчетных 15 дней полета упал в воды Средиземного моря спустя всего 6 часов после старта, он и сейчас называет одним из самых тяжелых уроков в своей жизни. Проект Breitling Orbiter 2 застпорился из-за отзыва разрешения на использование воздушного пространства Китая. И только Breitling Orbiter 3, стартовав в Швейцарских Альпах в день рождения Пикара – 1 марта 1999 года – благополучно облетел Землю и приземлился в Египте. По итогам полета команда установила семь рекордов в области воздухоплавания, а сам Бертран Пикар стал медиазвездой. Высокотехнологичная капсула из кевлара и углеродного волокна, в которой он и его напарник Брайан Джонс провели почти через 20 дней пути над океанами и континентами, сейчас хранится в Национальном Музее авиации и космонавтики Смитсоновского института в  Вашингтоне. Кстати в Breitling Orbiter 3 солнечные панели тоже использовались – для питания оборудования на борту и обеспечения бытовых нужд аэронавтов.

 Пикар утверждает, что именно это экстремальное путешествие заставило его задуматься об идее полного перехода на альтернативные источники энергии для осуществления следующего кругосветного полета. Как известно, воздухоплавание – это движение в естественных воздушных потоках. Но для поиска нужной высоты на воздушных шарах используется подъемная сила теплого воздуха или легкого газа. Отправляясь в полет, Breitling Orbiter 3 нес на борту 3800 кг сжиженного пропана, а приземляясь, имел в запасе лишь 40 кг. Дело даже не в том, что в поисках благоприятных климатических условий аэронавтам пришлось преодолеть лишних 4000 км и они рисковали сойти с дистанции из-за недостатка углеводородного топлива. Для Пикара это стало поводом поразмышлять о пагубе зависимости человека от невозобновляемых источников энергии в целом.

 В результате, следующий проект Solar Impulse стал экологически чистым. При этом Пикар не устает подчеркивать, что его идея не столько «зеленая», сколько гуманистически-ориентированная. Беседуя со съемочной группой «Идей, меняющих мир», он расставил акценты так: «Мы всё время говорим о защите окружающей среды и забываем о том, что настоящая проблема заключается в защите человека. Природа всегда выживет, что бы мы ни делали, а человек будет страдать. Поэтому надо прекращать говорить “защитим природу”, нужно говорить “защитим человека”». Пикар мечтает, чтобы в ближайшие 15 лет человечество снизило потребление традиционных видов топлива вдвое. Но от него не услышишь речей про исчезновение лесов или истончение озонового слоя. Его кредо: надо улучшать качество жизни. «Всегда найдутся те, кто предпочтёт пользоваться свечами и карабкаться в горы, вместо того чтобы провести электричество и построить тоннели и мосты. Всегда есть люди, выступающие против развития, потому, что они боятся потерять преимущества, которые имеют. Надо дать людям почувствовать вкус перемен, показать, что перемены ради будущего – это и есть эволюция».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 За десять лет работы над проектом Solar Impulse Бертрану Пикару удалось собрать 80 компаний-партеров из разных стран, каждая из которых выразила готовность разделить его ценности и приняла вызов в своей технологической сфере. «У нас есть партнёры из области химии, специалисты по страхованию, по часам, по лифтам, консультанты, косметологи, «интернетчики». В то же время у нас много открытых позиций для компаний из энергетического сектора, из компьютерных технологий, из фармацевтики, телекоммуникаций, телефонии». Имея огромный опыт фандрайзинга при реализации подобных проектов, Пикар прекрасно осознает, чем мотивировать потенциальных партнеров. «Принимая участие в подобном проекте, компании могут продемонстрировать всем, насколько они инновационны. Они вселяют уверенность в будущем своим акционерам, показывают, что они думают на ход вперёд», - раскрыл он Эвелине Закамской секрет взаимодействия с бизнесом. Пролетая над территорией США, лидеры проекта нашли применение даже для Google Glass. На последнем отрезке пути при помощи этого гаджета Боршберг передавал картинку за бортом на очки Пикара, который ждал его на земле.

 Впрочем, анонимно комментируя для прессы технологические прорывы команды Пикара, многие отраслевые эксперты сомневаются в их практической ценности для авиации. Найденные ноу-хау, безусловно, помогут совершенствовать беспилотники. Современные образцы «дронов» на солнечных батареях давно способны держаться в воздухе по много дней, но военные мечтали бы довести их возможности до многих месяцев и даже лет. Конечно, для БПЛА есть огромная сфера гражданского применения (борьба с последствиями катастроф, мониторинг лесных пожаров и т.д.), но это слабое утешение для пацифистов и романтиков. С другой стороны, доведенная в самолете Пикара до высочайших показателей энергоэффективность все-таки может быть интересна и в коммерческой авиации. Электричество в современных самолетах используется в разы шире, чем в предыдущих поколениях пассажирских лайнеров. Поэтому однажды солнечные батареи вполне могут появиться и на их крыльях – как дополнительный источник питания или резерв на случай непредвиденных ситуаций.

 Пикар часто вынужден повторять: «Наш самолет призван не везти пассажиров, а нести миру послание». То есть не плодить готовые инновации, а мотивировать научное сообщество, корпорации, политиков и потребителей к дальнейшему поиску и принятию верных решений. Он убежден, что за пределами авиационной промышленности простор для инноваций особенно широк. «Многие наши партнёры по проекту Solar Impulse сейчас производят оборудование, которое снижает энергопотребление в автомобилях, в холодильниках, в домах, в системах освещения и т.д. Новые технологии подвластны тем, кто достаточно широко мыслит, чтобы их использовать» - подытожил он этот заочный спор со скептиками, беседуя с нами.

 Чайка по имени …

Конечно, картина человека, сутки напролет парящего над морской гладью наедине со своими мыслями, наводит на параллели с героем культовой повести Ричарда Баха. Сложно сказать, искренен ли Пикар, называя экранизацию этой книги своим любимым фильмом, или это просто красивая PR-заготовка для журналистов. В своих интервью наш герой утверждает, что смотрел «Чайку по имени Джонатан Левингстон» более 10 раз и для гипотетического досуга на необитаемом острове снова предпочел бы его. Эта метафора силы человеческого духа, способного к полету и самосовершенствованию, вполне отвечает мировоззрению нашего героя. В беседе с со съемочной группой «Идей, меняющих мир» он высказался о человечестве как мягкий элитарист: «Эволюция – это процесс индивидуальный, а не коллективный. Я считаю, что есть индивиды, которые обладают духом первооткрывателей и могут создать что-то великое. Но если говорить о людях в целом, то я не уверен, что человечество становится лучше».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 Доктор Пикар – профессиональный знаток человеческих душ. Второй его дед пастором, и при посредничестве матери потребность к исследованию внутреннего мира стала такой же частью его личности, как и тяга к приключениям, доставшаяся от Пикаров. Он закончил медицинский факультет Лозаннского университета со специализацией в психиатрии и психотерапии, в том числе детской. Его докторская диссертация касалась обучающей ценности стрессовых обстоятельств и положительных следствий экстремального опыта для психики. Сразу после окончания университета доктор Пикар открыл собственную терапевтическую практику и посвятил два десятилетия своей  жизни коррекции фобий и других серьезных душевных проблем у детей и взрослых.

 Параллельно активной жизни в небе, он всегда продолжал совершенствовать себя и в основной профессии. Заинтересовавшись техниками эриксоновского гипноза, получил дополнительное образование в США, является признанным специалистом в области гипноза и самогипноза, суперевизором профильного медицинского общества а Швейцарии. Он и сейчас остается практикующим гипнотерапевтом, поэтому журналисты и партнеры нередко подшучивают над ним: не применяет ли он гипноз для склонения к участию в Solar Impulse людей бизнеса? В беседе с Эвелиной Закамской доктор Пикар в ответ на похожий вопрос не отшучивался и не говорил о профессиональной этике, но подчеркнул, что использовать психологическое насилие в созидательных целях не продуктивно. «Из практики гипноза я усвоил одну вещь: убеждать человека совершенно бесполезно. Убеждая, вы боретесь с той его частью, которая говорит “нет”. В крупном проекте важно не убедить, а мотивировать. И когда вы мотивируете людей, вы создаёте связку с той частью человека, которая может сказать “да”, с его инновационной частью».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 В попытке исследовать себя и человека вообще, Бертран Пикар в разное время обращался не только к академической науке, но и нетрадиционным течениям в психотерапии, к восточной философии и даже к современным эзопрактикам. Так, в интервью газете The New York Times минувшим летом он с восторгом отозвался о книге российского автора Вадима Зеланда «Трансерфинг реальности» и признался, что читает уже второй том. Имея редкую возможность оттачивать любые методики в условиях экстремального стресса, Пикар выработал и собственные подходы к искусству управления жизнью, а технология полета на воздушном шаре стала удачной метафорой для иллюстрации этих идей широкой публике.

 В современном мире царит культ контроля и знаний, а с обстоятельствами нас учат обходиться подобно пилотам реактивных самолетов, пишет в одной из своих статей Пикар. Больше мощности, выше скорость, преодолеть, прорваться. «Плыть по ветру» считается не очень продуктивной стратегией. Будучи аэронавтом, он предлагает прекратить борьбу с ветром жизни и начать использовать энергию стихии. У нас есть возможность менять высоту! Если обстоятельства не благоприятствуют полету, иногда требуется сбросить последний балласт, а в реальном воздухоплавании это порой весьма ценные вещи: запасы еды, фото- и навигационное оборудование. (В повседневной жизни аналогом является запрограммированное родителями поведение, шаблонные реакции, догмы, за которые так цепляется человек). В общем, метафора воздушного шара получилась очень красивая и развивать ее можно бесконечно. Что Пикар и делает в многочисленных выступлениях на международных бизнес-конференциях, общественных форумах и семинарах для коллег-психиатров.

 Имея огромный опыт организатора сложных проектов и диплом в науках о сознании, наш герой давно стал признанным экспертом в области психологии коммуникаций, мотивировании, управлении стрессом и работе в команде.  На вопрос Эвелины Закамской, может ли стать партнером его собственной команды Solar Impulse какая-нибудь российская компания, герой январского выпуска «Идей» ответил с искренним энтузиазмом: «Я был бы счастлив партнерству с российской авиационной промышленностью, поскольку на данный момент у нас нет ни одного крупного авиационного партнера из Европы или Америки. Может быть в России найдутся крупные компании, готовые продемонстрировать дух первооткрывателя и принять участие в таком проекте, как наш».

 Поиска самого совершенного способа летать продолжается.

solar impulse бертран пикар идеи меняющие мир очевидное-невероятное россия 24 самолет на солнечных батареях эвелина закамская

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий