Материалы портала «Научная Россия»

Джон Перкинс

Джон Перкинс

Джон Перкинс – экономист, автор нашумевшей книги «История экономического убийцы». Цель работы – убедить страны третьего мира брать огромные кредиты для развития инфраструктуры – значительно более крупные, чем это было необходимо, и обеспечить выдачу контрактов на строительные работы таким американским корпорациям, как «Халлибертон» и «Бектел». Как только эти страны обременялись огромными долгами, правительство США и связанные с ним международные агентства по оказанию помощи получали контроль над экономикой этих стран и соответственно могли использовать нефтяные и другие ресурсы этих стран для строительства глобальной империи.

ГЛАВНАЯ ТЕМА ПЕРЕДАЧИ – «Исповедь экономического убийцы»

Мы расскажем о жизни, подготовке и методах деятельности особой сверхзасекреченной группы «экономических убийц» - профессионалов высочайшего уровня, призванных работать с высшими политическими и экономическими лидерами интересующих США стран мира. Дж. Перкинс раскроет тайные пружины мировой экономической политики, объяснит странные совпадения и случайности недавнего времени, круто изменившие нашу жизнь. 

Назад

Экономист, киллер, шаман 

Джона Перкинса нельзя назвать ученым, да и вообще, автором какой-бы то ни было оригинальной теории. Но разоблачение идей порой не менее действенно, чем их производство. Воспоминания Перкинса о практике «экономических убийств» развивающихся стран в 1970-е годы заставили очень многих пересмотреть свой взгляд на современную историю, экономику и геополитический расклад. 

Критикуя политику глобальных корпораций, Перкинс претендует, ни много ни мало, изменить будущее человечества. А потому в качестве героя очередного выпуска нашей программы «Идеи, меняющие мир» (совместный проект ТК «Очевидное-Невероятное» и телеканала «Россия24») бывший экономист, а ныне пропагандист «зеленых» идей оказался вполне органичен.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Цифры как оружие

Предметы быта жителей Анд, глиняные изделия индейцев-кечуа из лесов Амазонии, колокольчики, ожерелья, копья, духовые трубки… Всей этой экзотикой переполнен интерьер дома Джона Перкинса на небольшом острове близ Сиэтла. На этот раз беседа героя программы с автором и ведущей «Идей» Эвелиной Закамской происходила в самой непринужденной обстановке. Хозяин расположился среди ковров и подушек на полу, и было очевидно, что неформальный контакт для него – привычный способ доносить самые серьезные идеи до собеседника. 

«Моей задачей было его коррумпировать», – откровенно признался на камеру «Идей» Джон Перкинс, вспоминая свое дружеское общение на яхте с президентом одной из стран третьего мира. Таких сюжетов, связанных с командировками в страны Латинской Америки, Персидского залива, Тихоокеанского региона, в книгах господина Перкинса десятки. Формально он работал главным экономистом консалтинговой фирмы и занимался обоснованием прогнозов экономического роста для стран-заемщиков США и Международного валютного фонда («будущее нужно рисовать самыми радужными красками, любым способом поддерживать спокойствие обывателей»). А по факту, как он утверждает, выполнял функции «экономического киллера» под покровительством Агентства национальной безопасности США (NSA). То есть был частью хорошо отлаженного механизма по отъему сырьевых ресурсов у развивающихся стран в пользу глобальных корпораций и их подчинения политическим интересам Белого дома. 

В 2004 году Джон Перкинс опубликовал «Исповедь экономического убийцы», свою первую книгу, посвященную этой скользкой теме. В ней он на основе личного опыта и с массой красочных подробностей рассказал о том, как подобные ему формально независимые западные консультанты разными способами убеждают элиту развивающихся стран брать огромные – и заведомо невозвратные – кредиты на строительство инфраструктуры (электростанций, шоссе, аэропортов и технопарков). Непременным условием кредитования является допуск к проектам исключительно американских подрядчиков. Таким образом, большая часть денег никогда не покидает США, а просто перемещается из одного кармана в другой. Местная элита эксплуатируемых стран получает свой кусок за сговорчивость, а местное население, по большому счету, только финансовую кабалу на поколения вперед и испорченную экологию. «Богатые становятся еще богаче, бедные – еще беднее. Однако со статистической точки зрения, это считается экономическим прогрессом». 

Книга имела грандиозный успех и 70 недель держалась в списке бестселлеров New York Times. Впоследствии она была переведена на четыре десятка языков, в том числе, в 2006 году вышла в свет на русском. За первым удачным опытом последовали еще две книги и один коллективный сборник. Во всех главным объектом критики Перкинса является экономический рост. Сам профессиональный экономист, лично работавший с главой МВФ Робертом Макнамара и имевший в подчинении штат из полусотни докторов наук и мастеров делового администрирования, Джон Перкинс называет идею экономического роста ничем не подкрепленной современной религией. «Основной принцип такой формы капитализма – непоколебимая вера в приватизацию природных ресурсов, наделение управляющих компаний неограниченными полномочиями и пропаганда жизни в кредит, которая приводит и отдельных людей, и целые страны к рабству в его современном обличии». 

Перкинс констатирует, что в отличие от войн прошлого, сегодня страны противостоят не друг другу, а глобальным корпорациям. Да и американскую элиту нельзя в полной мере назвать национальной. В нашей программе он озвучивает достаточно смелое обвинение: «Все американские посольства по всему миру обслуживают интересы больших корпораций. Они не для американцев работают». То же касается и ЦРУ. «Руководители современных корпораций превратились в элиту, которая, в отличие от простых смертных, не подотчетна никаким правилам. Исходя из этого сформировалась принципиально новая геополитика» 

Себя же он считает истинным американцем. В числе его предков были индейцы абнаки, а также известный герой-борец за независимость США Итан Аллен и один из «отцов-основателей» современной демократии Том Пэйн. «Я очень лояльно отношусь к американцам,» - признался он ведущей «Идей» Эвелине Закамской. «Я верю в американские идеи, но, боюсь, что мы их погубили. Во время Второй мировой войны мы для всего мира были героями, а потом вступили в процесс корпоратократизации». Корпоратократия – это уже более персонифицированное зло. К этой группе он относит людей, «свободно курсирующих между глобальными корпорациями и правительством». Таких, как упомянутый Роберт Макнамара или Ричард  Чейни, бывший вице-президент США и руководитель нефтесервисной компании Halliburton. 

Разоблачая деятельность влиятельных структур, Джон Перкинс при этом аккуратно избегает скатывания в конспирологию. Он категорически отрицает существование сознательного заговора, и утверждает, что цементируют корпоратократию только общие цели и ценности. «Система подпитывается чем-то намного более опасным, чем заговор. Она приводится в действие не узкой группой людей, но концепцией, принятой как Евангелие... Люди, превосходящие других в разведении пожара экономического роста, должны быть возвеличены и вознаграждены». Эта награда: особняки, яхты и личные реактивные самолеты – представляются всем остальным как образец для подражания, чтобы вдохновить на безудержное потребление и убедить, что разграбление планеты есть благо для экономики. 

Сам посыл, конечно, не оригинален. Но ценность публичного выступления Перкинса была в том, что один из немногих, кто объявил себя перебежчиком и имел право авторитетно критиковать негласно сложившуюся систему с позиции «изнутри». Тысячи противников современной экономической модели получили возможность ссылаться на существование Перкинса, как на объективный факт, и цитировать его свидетельства как первоисточник. Это крайний пример, но в одном из своих аудиообращений Осама Бен Ладен назвал «Исповедь» Джона Перкинса в числе трех книг, необходимых к прочтению для понимания текущих мировых событий.  

  Человек меняет кожу

В отличие от многих профессиональных критиков западного гедонизма, с психологической точки зрения Джон Перкинс более убедителен, поскольку никак не похож на лису под недосягаемой виноградной гроздью. В процессе работы высокооплачиваемым «экономическим киллером»  он сам в полной мере причастился красивой жизни: «Те годы были восхитительны. Я путешествовал по всему миру, побывал на всех континентах, зарабатывал много денег... Красивые женщины, шикарные машины, хорошее вино – все это у меня было». Он преподавал в Бостоне и стал самым молодым партнером за всю историю существования фирмы. В Бостонской гавани у него была пришвартонава роскошная личная яхта. Перкинс уверяет,  что отказался от всех этих современных атрибутов успеха вполне сознательно, после многолетних депрессий, чувства вины, подавления внутреннего гнева и… общения с духами-наставниками. Спорный вопрос – верить или нет его публично озвученным (и надо сказать, очень идеалистическим) мотивам. Члены съемочной группы «Идей» лишь констатировали, что доверять его искренности и обаянию очень хочется. 

«Я решил жить так, как живут шуары. Я ел их еду и пил их чичу – бражку, которую женщины готовили, пережевывая корни маниоки и выплевывая их в посуду, где и происходил процесс брожения. Обувь и одежда не просыхали целыми днями, пока я бродил по тропическим лесам. Я получал удовольствие от всего этого, ощущая себя бунтарем». Так Джон Перкинс описывает свои первые ощущения от жизни в Эквадоре, когда в 1968 году он оказался в тропических лесах в составе американской правительственной организации «Корпус мира». Это было еще до того, как он – по его собственному выражению – продал свою душу корпорациям. На момент знакомства с аборигенами 23-летний выходец из небогатой консервативной республиканской семьи уже получил степень бакалавра делового администрирования в Бостонском университете, а также успел пройти изощренные тесты на профпригодность в Агентстве национальной безопасности США (напомним, что сотрудником именно этого ведомства является Эдвард Сноуден). По словам Перкинса, первоначальным мотивом к сотрудничеству с АНБ было желание избежать призыва в армию и отправки во Вьетнам. Но неожиданно появилась альтернативная возможность уехать добровольцем в Эквадор в составе Peace Corps. Работающий в АНБ покровитель из числа родственников жены дал добро на такую замену: погружение в кульутру перспективного региона повышало ценность Джона как потенциального сотрудника. 

Так Перкинс на три года оказался погружен в местную индейскую культуру, к которой постепенно начал питать совсем не поверхностный интерес. Как он писал позднее, шаманы научили его техникам работы с сознаниям (дословно, «превращениям», «психонавигации» и «путешествиям во времени»). Так что в 1970 году, когда по протекции АНБ ему предложили работу в бостонской фирме стратегического консалтинга Chas T.Main, языческие верования индейцев уже были частью его мировоззрения. По крайне мере, так утверждает Перкинс в автобиографической книге «Шаманские техники личностных изменений» (1997). «В синем деловом костюме в тонкую полоску я садился за стол в окружении дюжины адвокатов и инвесторов и… отправлялся в шаманское путешествие». Все десять лет работы, связанной с подкупом чиновников, выполнения интимных поручений арабских шейхов, манипуляцией статистикой МВФ Перкинс разрывался между этими двумя ипостасями. «Иногда я размышлял, не зашел ли слишком далеко. Много раз боялся, что начинаю терять рассудок и способность различать различные уровни реальности… Временами меня посещали сомнения – когда я вспоминал, что я выпускник школы менеджмента и верх брала рациональная сторона моей личности». Как бы то ни было, автор этих сток проработал в Chas T.Main до 1980 года, а процесс раскаяния и искупления растянулся у него на следующие три десятилетия. 

Сразу после увольнения Перкинс открыл частный бизнес, связанный с производством энергии из альтернативных источников. Несмотря на то, что его фирме удалось в короткий срок занять одно из лидирующих мест в своем сегменте, он этот перспективный бизнес продал. Позднее он откровенно называл успех своей компании на фоне банкротства конкурентов одним из тех чудесных совпадений, которые были платой заинтересованных структур за его молчание о прошлом. Тогда  же, в 1982 году он предпринял первую попытку написать «Исповедь» и впоследствии брался за работу еще четырежды. «Но угрозы и взятки останавливали меня,» - напишет он позднее. «Взяткой» Перкинс называет законно оформленные гонорары за якобы консультационные услуги. И надо отдать нашему герою должное за то, что он называет вещи своими именами. Сумма, выплаченная за несколько лет, составила около полумиллиона долларов, и в 1990 г. Перкинс полностью вложил эти деньги в новое дело своей жизни – некоммерческую организацию Dream Change. Ею заявленной целью является «построение более безопасного мира для будущих поколений». 

Далеко не всем его альтруистические мотивации кажутся убедительными, что впрочем бывает со всеми раскаявшимися агентами – отношение к людям подобных профессий обычно предвзято. Объяснению своего извилистого жизненного пути с психологической точки зрения Перкинс уделяет немало внимания во всех своих книгах. Собственно момент прозрения автор всегда описывает по-разному: это и влюбленность в латиноамериканскую женщину, и инсайт в Тибете, и размышления о веках рабства на плантации сахарного тростника. В нашей программе упоминается еще один подбный случай из его жизни: встреча с афганским беженцем на Уолл-стрит через два месяца после терактов 9/11. Это было не потрясение, но необходимый финальный толчок к написанию «Исповеди». Именно тогда Джон Перкинс осознал, что «Все эти люди – миллионы в Эквадоре, миллиарды на планете – потенциальные террористы. Не потому, что они верят в коммунизм или анархизм или изначально злы, но просто оттого, что они пребывают в отчаянии». 

Два года спустя рукопись была готова и по достоинству оценена крупными издательствами. Но печатать ее никто не решился: в лучшем случае, Перкинсу предлагали ее беллетрезировать в духе романов Грэма Грина. Отметим, что «Исповедь» никак не относится к жанру расследований и, возможно, ей бы даже не потребовалась серьезная редактура. Текст не содержит ссылок на документы, зато изобилует диалогами и описаниями переживаний героя, что автору впоследствии часто ставили в упрек газетные критики. В конце концов, книга была издана небольшим издательством и стала мировым бестселлером. А одна из голливудских компаний даже выкупила права на экранизацию: газеты писали что «экономисекого киллера» сыграет Харрисон Форда. Но пока, как говорится, не сложилось. 

Вперед, к природе

В момент, когда выходит этот номер «В мире науки» Джонс Перкинс снова будет находится в любимых им амазонских джунглях. Накануне своего 69-летния ерой «Идей, меняющих мир» везет в Эквадор очередную группу соотечественников на семинар по духовному росту и шаманскими ритуалам изменения сознания. Самореализацией в сфере Нью Эйдж (общее название для всех современных мистических течений) Перкинс начал заниматься задолго до того, как была опубликована его «Исповедь». Многие годы он читает лекции, лично обучает желающих практикам шаманизма, написал несколько книг, в которых этнографические наблюдения тесно переплетены с его личным мистическим опытом. Он также продолжает руководить работой некоммерческих фондов, ставящих своей целью изменение фундаментальных ценностей людей Запада и инициирование в обществе соответствующих перемен. Как-то, внедрение пермакультуры, «зеленых» технологий, защиту прав коренных народов и сохранение их традиционных религий. 

Принимая в гостях съемочную группу «Идей», Перкинс продемонстрировал свое знакомство и с российскими традициями: «Пойдемте есть борщ,» – предложил он в шутку Эвелине. На сайте его некоммерческой организации Dream Change Россия несколько раз упоминается в контексте проектов, связанных с возрождения малых народностей и шаманских культур Алтая, Тувы, Горной Шории. Правда, иногда с достаточно провокацонными формулировками вроде упоминания об их «советской оккупации». 

Хотя его часто называют экспертом по аборигенным культурам, изданные труды Перкинса на эту тему никак нельзя назвать научными. Это скорее заметки путешественника, личный дневник. Примечательно, что о прогрессивной роли науки в целом Перкинс (или его лирический герой) часто отзывается с большим сомнением: «Научная система создала непреодолимую пропасть между биологическими видами». По его мнению, идея эволюционной иерархии разрушила естественную связь современного человека с Панчамамой («матерью-землей» в представлении индейцев кечуа). Бросая обвинения в лицо западному миру, герои его книг часто говорят, что хотят жить в джунглях или в пустыне в привычной им гармонии природой, соглашаясь даже на сопутствующую высокую детскую смертность. Описывая процесс «экономического убийства» Ирана в начале 1970, Перкинс ссылается на то, что шах Мохаммед Реза Пехлеви делал ставку на именно на внедрение современных научных достижений. «Представители разных наук, самые блестящие умы современности хлынули в Тегеран со всего света… Люди жили, как средневековые невольники, однако в воздухе витало предчувствие скорых перемен к лучшему. Жители Тегерана были полны надежд». Для читателя логично сделать вывод, что западный научный мир тоже был невольным выгодоприобретателем в процессе борьбы за иранскую нефть.  

       

 

 

Анализируя кризисные явления в своей последней работе «Экономический убийца объясняет. Почему рухнули финансовые рынки» (2009), Джон Перкинс утверждает, что «дело не в самом капитализме, а в его мутированной форме, которая подобно вирусу, заразила слишком многих». То есть происходящие на наших глазах кризисные явления – это ошибка идеологического порядка, а не системный сбой (Николай Кондратьева он в своей книге называет «каким-то русским математиком»). Поэтому важно работать над изменением массового сознания, становиться более естественными, беречь природу, учиться сотрудничеству у тех, кто с природой свою связь еще не разорвал. Для российских зрителей «Идей» он озвучил предлагаемую стратегию так: «Давайте соревноваться с Россией, с Индией, с Китаем и посмотрим, кто из нас станет самым «зеленым», самым экологически ответственным. Давайте конкурировать на этом уровне!». Правильные слова, с которыми не поспоришь. 

Интересно, что хорошо образованный и эрудированный Перкинс с его предложением создавать новую мифологию на основе ценностей отдаленных аборигенных народов невольно сам является иллюстрацией к еще более экстремальным конспирологическим теориям. Согласно некоторым существующим предположениям о сути пост-капитализма, архаизация массового сознания, призыв вернуться к «истокам» и демонизирование прежних ценностей (индивидуализма, конкуренции и потребления сверх базовых потребностей) как раз и являются столпами грядущего – пока малопонятного всем – мироустройства. Причем для представителей нынешнего среднего класса мир этот будет отнюдь не прекрасен. 

Впрочем, пока что это дело будущего. Нынешняя ситуация , по наблюдениям Джона Перкинса, еще оставляет пространство для деятельности его бывших коллег и, соотвественно, искусственного экономического роста. На вопрос Эвелины Закамской, какие страны сейчас находятся под прицелом, Перкинс упомянул Ливию и Египет (хотя собственно, об «арабской весне» он отзывается положительно). При этом интересно, что на глобальную арену вышел новый активный игрок. «Страны Латинской Америки наводнены экономическими убийцами в том числе, представьте себе, из Китая. Мой друг-латиноамериканец говорит, что они бы предпочли  брать займы у Китая, чем у США или Всемирного банка. Одна из главных причин - Китай не распространяет свое военное влияние далеко за пределы своего региона, поэтому их не воспринимают в качестве плохого парня, который выкручивает, руки. Интересно, будет ли Китай продолжать такую политику, или они отойдут от этой стратегии?» Возможно, Джон Перкинс когда-нибудь расскажет нам об этом в своей новой книге. 

Подготовила Ольга Платицина 

Назад

Социальные сети